Последние
новости
Интервью

Руслан Махмутов: «Возник запрос на специалиста – я и появился»

Интервью обо всём и ни о чём
19 мин
08 апреля, 2016
Я сделал много интервью с чиновниками, и мне казалось, что я привык к тому, что они, отвечая на твои вопросы, преследуют одну цель: не сказать ничего лишнего. Но новый заместитель главы областного центра Руслан Махмутов превзошёл всех… И во время самого интервью, и во время работы над его текстом меня преследовала мысль о том, что он просто не хотел ничего мне говорить. Странно, ведь встретились мы не спонтанно и не случайно, а что называется, «по согласию сторон». Но что получилось, то и получилось.


Фото: Варвара Гертье

Руслан Рашидович, вы сегодня один из самых загадочных персонажей в ивановской власти. Когда произносится фамилия Махмутов, все начинают гадать: кто вы, чей вы, как сюда попали, кто за вами стоит. Как вы сами себя охарактеризуете?
– Загадочность во мне – это минимальная составляющая. Моя исчерпывающая биографическая справка представлена на сайте администрации города Иванова.

Биографическая справка – это меньшее, что интересует тех, кто задаёт подобные вопросы.
– Я думаю, сегодня страна находится в таком положении, когда, если есть возможность у каждого из нас применить свои способности…

…это всё красивые слова. Все понимают, что просто так стать заместителем главы администрации сейчас практически невозможно. Тем более у вас за плечами нет чиновничьего административного опыта, судя по той же справке на сайте горадминистрации, к которой вы меня отсылаете. Поэтому неизбежно возникают вопросы, и первое, что говорят, – что вы человек Олега Пташкина.
– Во-первых, у меня есть опыт государственной и муниципальной службы, я работал в Правительстве Москвы, работал в правоохранительных органах. Если вы почитаете внимательно – в справке всё отражено.

Там написано – «в коммерческих структурах при правительстве Москвы».
– В том числе в коммерческих структурах, в Правительстве Москвы, в подразделениях безопасности банка. Поэтому в части системной административной работы у меня опыт большой. Что касается разговоров о том, что я «человек Пташкина», чьим я только человеком не являюсь, кто только меня себе ни приписывал... Скажу вам одно – я независимая фигура.

Ну, тогда расскажите, как и где вы встретились с Алексеем Хохловым?
– Где встретились?

Да. Он же как-то сделал вам предложение, от которого вы не смогли отказаться.
– Если разговор строить вокруг истории моего возникновения…

Естественно интересно, как вы здесь оказались.
– Давайте начнём с результатов, которые есть, и с задач, которые стоят, а потом придём и к этому, наверное… Я человек, нацеленный на эффективность и на результат, который будет в нашем городе, который все жители увидят и который, я думаю, уже начали замечать. Нормативные пробелы, которые есть, мы совместными усилиями отрегулируем. А вопрос моего появления, наверное, относится к половине кадровых перестановок в нашей стране – где появляются люди, зачем появляются? Они появляются для того, чтобы реализовывать задачи на благо Родины. Такая задача сегодня передо мной стоит. Если у меня есть задача показать эффективность в Иванове, значит, буду показывать в Иванове.

Нуу…
– Если встанет задача завтра показать эффективность во Владивостоке, значит, я откомандируюсь туда, буду показывать там.

То есть, вы такой эффективный менеджер? Сами вы людям в разговорах говорите, что командированы сюда Администрацией Президента…
– Я людям говорю?

Да. Мне, по крайней мере, люди говорят после разговоров с вами, что так вот и есть.
– Вот видите, ещё один миф. На мифах всё и строится.

Ну, вы же вот сами не отвечаете на вопросы.
– Для того чтобы быть командированным администрацией, надо работать в администрации – правильно?

Да.
– У меня в биографической справке этого нет.

Так всё-таки, кто вас представил Алексею Хохлову?
– Почему меня надо кому-то представлять?

Ну, а как здесь можно появиться ещё? Насколько я знаю, ваша кандидатура не согласовывалась с губернатором области.
– Всё согласовывалось.

Всё согласовывалось?
– Конечно.

Вы не скажете, откуда вы.
– Павел Алексеевич в курсе про мою кандидатуру.

Ясно. Просто есть ещё один слух, уже давайте его тоже развеем…
– Давайте.

Говорят, что вы знатный политтехнолог и появились здесь, чтобы продвигать Алексея Алексеевича на выборах в Государственную Думу, с перспективой потом занять его место главы администрации. Ещё один ивановский слух.
– Ну. Если вы считаете, что я появился бы здесь под такую узкую, маленькую задачу…

Но мы ж не знаем, кто вы, понимаете? Очень трудно рассуждать…
– Что значит «Кто вы»? Как вот так можно ставить вопрос, когда о человеке написано всё? У человека активная социальная позиция, человек имеет опыт, человек появился здесь…

Слушайте, у меня куча друзей с активной социальной позицией, но они не становятся к вашим годам замглавы администрации в чужом городе, где у них нет ни корней, ни связей.
– Я вам приведу в пример моего бывшего коллеги, который сейчас является главой город Калуга. Он тоже приехал туда…

Сам по себе?
– Сам по себе. Человек пришёл реализовывать поставленные ему задачи. Город Калуга – это сейчас в России номер один по благоустройству – так, для сведения.

А кто ему поставил задачу?
– Кто поставил? Государство поставило задачу.

Ну, государство не ставит задачи.
– Бывают различные варианты в нашей жизни, когда есть необходимость. Если бы эту нишу можно было заполнить другими, наверное, заполнили бы. Возник запрос на специалиста – я и появился.

Ясно. Судя по биографии, у вас есть некий политтехнологический опыт, вы работали на выборах.
– Да.

Как вы оцениваете шансы Хохлова пройти депутатом в Госдуму?
– Это покажут праймериз.

Это хороший ответ. Но я хотел бы узнать ваше мнение.
– Я не руководитель его штаба и никогда им не буду. Я пришёл не для выполнения задачи проводить Хохлову выборы. Как я понимаю, Алексей Алексеевич решил пойти на выборы, и эта ситуация возникла после моего появления, а не до моего появления, поэтому…

Ну, вот поэтому эту ситуацию с вами и связывают.
– Из-за этого слухи?

Да, сначала вы появились, а потом всё пошло.
– Это стопроцентный миф.

Ну, тогда ещё один миф. Я знаю, что у вас очень сложно складываются отношения с областным департаментом внутренней политики и с его руководством.
– В чём сложность?

Вы не позволяете им руководить подведомственным вам информационным управлением. Вы в наружной рекламе задеваете чьи-то интересы.
– Ничего мы не задеваем. В плане управления подразделениями муниципального образования департаментом внутренней политики – это какое-то новообразование в нашем законодательстве. Как может департамент управлять муниципальным образованием? Как это может быть?

Есть же формальные и есть неформальные отношения.
– Конкретных фактов, я думаю, вы не сможете представить и они тоже. У нас всё в рабочем режиме. Иваново является фундаментальной составляющей региона, в том числе и на выборах. Поэтому здесь не может быть диссонанса в отношениях – они хорошие, рабочие. Про сложности – это очередной миф. Есть моменты наведения порядка взаимодействия – но на это давно был запрос.

Наведение порядка в городе?
– Вообще, в отношениях. Чтобы вопросы решались не по эсэмэскам или по телефону, а в рабочем нормативном порядке, который установлен регламентом.

После недавнего общения с городскими депутатами у меня создалось впечатление, что сейчас комплекс внутренней политики проводит работу по некому расколу фракции «Единой России» в городской думе, пытаясь растащить депутатов, условно говоря, одних в сторону Берёзкина, других в сторону Хохлова. И идёт такая холодная война. Вы как-то участвуете в этом процессе?
– Если вы считаете, что такое происходит, то точно не в нашей администрации. Мы – наше управление внутренней политики (оно у нас называется «управление общественных связей и информации») – занимаемся созданием условий развития гражданского общества и точек активности. Я считаю на сегодня это приоритетным направлением развития общества. Давать возможность социального кадрового лифта для молодёжи, для тех же ТОСов, для той же спортивной общественности – вот это ключевое направление. Основное – чтобы общество было сформировано в своей деятельности в социальных проектах, в общественных организациях, чтобы были площадки их взаимодействия. У нас на сегодня просажен диалог «общество-власть», слабая обратная связь. На сегодня задача – сделать площадки, где будут прорабатываться именно общественные инициативы…
Голос общества важен. Если взять, например, территориальное самоуправление, по нему очень много обращений, но работа с ними слабо систематизирована.

Я почему про депутатов и спросил: ведь именно они должны стать тем мостиком между обществом, между избирателями, жителями (как хотите, назовите) и властью.
– Проводником голоса народа.

По сути, эту функцию депутаты с себя сложили, они делят землю, делят что угодно во фракции «Единая Россия», а теперь оказывается, что ещё и их делят, чтобы власть в городе поделить.
– Если вы считаете, что сегодня есть человек, который прошёл выборы и получил мандат и допускает такой формат использования своих полномочий, то я сомневаюсь в системности такого человека. Мы исполнительная власть, депутаты представительная – существует чёткая грань. Наша с депутатами задача выработать системный механизм работы с общественностью.

Пока его нет?
– Ну, он слаб, вы сами это отмечаете, он слабоэффективен. И недавний конфликт в спортивной общественности – наглядный пример.

А в чём, на ваш взгляд, заключался этот конфликт? Я столько разных версий слышал. Вашу версию по поводу конфликта можно узнать?
– Конфликта нет. Есть, наверное, в первую очередь, эмоциональная составляющая этого конфликта, который имеет свою историю. И она наложила фон на всю ситуацию и её масштабы. На самом деле, отсутствие обратной связи, про которое я говорил, заключается в том, что мы не опирались на тот запрос, который шёл какое-то время до меня, и, не понимая его, предпринимали шаги другого плана.

Кадровые?
– Нет, не кадровые. В части управления в сфере спорта, управления спортивными школами и так далее. На сегодня мы создали общественную организацию – ивановскую спортивную лигу, называется «В спорте». Это не просто площадка, это общественная организация, которая будет оформлена в официальном порядке как раз для систематизации общественных инициатив и коллегиальной проработки решений, чтобы каждая рабочая группа занималась своим сегментом. Кто-то занимается тренерским составом, кто-то занимается подготовкой менеджеров региональных федераций, кто-то синхронизацией календарей. Вопросов в спорте очень много, и решать их должна не администрация с каждым персонально.

Да, но до этого ведь эти вопросы тоже как-то решались.
– «Как-то решались», и получилась девятая школа. Позитивный результат?

Я так понимаю, в девятой школе схлестнулись ещё и коммерческие интересы. Не получится ли так, что на смену одним людям, которые доили городской спорт, придут другие люди, которые тоже будут его поддаивать?
– Давайте так: мы на себе чувствуем ответственность, а это самое важное. Поэтому девятая школа для нас пример. Я не хочу, чтобы была ещё одна «девятая школа». Достаточно одного примера, чтобы сделать выводы, для того, чтобы начать разрабатывать новые подходы взаимодействия и управления.

Какие выводы были сделаны?
– Во-первых, мы сделали площадку, чтобы эти решения принимались не только администрацией, а чтобы общественность давала предложения и администрация вместе с ней обсуждала проблему. И подход должен быть разный, но надо максимально сделать этот процесс открытым.

То есть, до этого он был всё-таки подковёрный?
– Это оценка, наверное, больше литературного жанра – «подковёрный». Что значит «подковёрный»?

Не открытый.
– Слабо открытый, вот так вот. Я вообще хочу сделать, чтобы все кружки в городе были до того открыты, чтобы вы в своём смартфоне видели, сколько в такой-то школе в кружке по танцам сейчас находится детей и т.п. Максимальная открытость этого формата, безусловно, снимет напряжение в обществе.
Второе – это нормативное регулирование. Зачем выходить и кому-то доказывать, что кто-то не прав? Есть закон, он предоставляет законное право некоммерческим организациям – спортивным клубам вести свою уставную деятельность и использовать на безвозмездной основе муниципальные площади. Это закон федеральный. Вопрос в другом: существует подмена понятий «коммерческий» на «некоммерческий». Есть устав, там написано, какая деятельность ведётся. А теперь вопрос соразмерности: если по муниципальному заданию занимается 50 детей, а платных услуг оказывается 500-м – это проблема, которую нормативно вместе с депутатами будем регулировать.

Всё, понял. А за что конкретно был уволен Олег Дашин?
– Конкретно? В правовой плоскости он написал заявление.

Ему сделали предложение, от которого нельзя отказаться?
– Я человек ответственный, я юрист, я не могу так бросаться словами, в каждом из них есть свой смысл.

А Николай Финогенов почему уволился? Тоже сам?
– Он самостоятельно принял это решение.

За ним маячит фигура экс-сенатора Юрия Смирнова…
– …

Основная претензия бомонда к нынешней команде, в которой вы трудитесь, – это непредсказуемость. Непредсказуемость принятия решений, в том числе кадровых…
– Бомонд это что?

Политически озабоченная…
– Ивановская элита?

Политически озабоченная общественность, да. Вас самого всё устраивает в работе команды Алексея Хохлова?
– Я работаю в коллективе администрации города Иваново, если буквально говорить, и оценку эффективности деятельности городской администрации должен давать губернатор, либо другие организации, на которые ссылались ваши знакомые – те, откуда якобы я появился. Высказаться по поводу эффективности деятельности моих подразделений? У меня есть какое-то виденье, потому что это мои подразделения. Предложить какие-то рекомендации по улучшению деятельности администрации? Они у меня есть. Поэтому здесь вопрос, наверное, компетенции.

Вы курируете в том числе информационную политику. Вы смогли бы сформулировать миссию нынешней администрации? Ради чего-то же вы работаете, не просто же ради зарплаты?
– Миссия администрации, в первую очередь, – это, наверное, сформулировать в своей идентичности понимание того, что она является частью общества. Частью одной системы, а не разными. Это самое важное, что надо перезапустить.

Понял. Последняя тема, которую я хотел бы затронуть – это тема наружной рекламы. Эта сфера в Иванове традиционно обрастала кучей скандалов (хотя и не таких ярких, как в спорте – люди не выходили на митинги, но тем не менее). Вы явно уже столкнулись с основными игроками на этом рынке: с Романом Ефремовым и с Виталием Илюшкиным. И скорее всего не просто столкнулись, сейчас вы сносите незаконные конструкции, которые много лет стояли и с которыми никто ничего не мог сделать. И возникает вопрос: вы такой бесстрашный и делаете то, что боялись сделать до вас, или вы просто расчищаете площадку какому-то новому федеральному игроку, который должен прийти на освободившиеся плоскости? Такая практика в некоторых регионах уже была.
– Я сформулирую свою позицию не только в отношении спорта, но и в отношении рекламы. Мы сделаем рекламный рынок максимально открытым, максимально.

Ну, это укладывается в озвученную схему: придите крупные игроки с крупными деньгами и сожрите тут всех.
– Нет. Вопрос не в этом. Слухов можно пускать много, можете даже что-то додумывать. Но, я думаю, результат, который будет, вы увидите.

Тогда расскажите, что должно быть? Что тогда нас ждёт в наружке?
– Наружка… Начнём с рекламных конструкций. Наш формат деятельности ограничен законодательством, правовым полем. Неурегулированность этих отношений и создаёт затруднения по реализации полномочий по приведению в порядок города нашей администрацией. В первую очередь мы сейчас с общественностью, которая вышла на нас, прорабатываем варианты внесения поправок в нормативно-правовые акты.

А не получится так, что под маркой общественности скроются просто конкуренты? Раньше доминировал Ефремов, а сейчас будет Шлыков доминировать?
– Доминировать? Речь идёт об упрощении процедуры сноса!

За это давно все выступали.
– Если кто-то будет стоять за этой ситуацией, за общественностью, мне кажется, наоборот, он приобретёт дополнительную поддержку со стороны общества.

Итак, я вас перебил. Что же нас ждёт на этом рынке в ближайшее время?
– Урегулирование, в первую очередь, появление в городе каких-то новых поверхностей нецелесообразно, потому что надо раскрыть исторический облик города, то, что сейчас спрятано.

То есть наружной рекламы станет меньше?
– Фасадной однозначно станет меньше. Там проблема в самой процедуре демонтажа, очень усложненном. С этой проблемой сталкивались во многих городах, хотя федеральное законодательство позволяет штрафовать на миллион рублей. Есть вопрос – как это всё реализовать? То есть в местном законодательстве надо отрегулировать именно регламентацию этого направления. А санкционный порядок определён законодателем: от 500 тысяч до миллиона рублей.

И вы пойдёте на эти меры?
– Я не могу не исполнить закон, в этом заключается моя работа.

Вам легче: вы не местный, вы ни с кем не связаны…
– Дело не в том. Если бы я был местным, мне было бы легче. Я бы за этот город, как за свою деревню переживал бы, наверное, не так, как сейчас, – сильно, а очень сильно. Потому что одно дело фасады – лицо твоей деятельности, другое дело – фасады как лицо уже не только деятельности, но и тебя как ивановца.

Сейчас есть мода: запрещена реклама на остановочных павильонах. Рядом ставят киоски «Пресса» в двух шагах от павильона, они увешаны рекламой и якобы у всех руки чисты. Вы с этим будете что-то делать?
– Ну, знаете, это самая малая проблема, которая есть. Я одно скажу: в общем контексте мы эту проблему урегулируем. Есть запрос от общества, есть вопрос, наверное, не только объективный, но и, наверное, внутренний. Потому что та территориальная идентичность ивановца, которая есть, должна наполняться позитивом, когда он соприкасается с городской инфрастуктурой. Она должна наполняться тем позитивным ассоциативным рядом, посредством которого мы соотносим себя с этим городом.

То есть, чем меньше фасадной рекламы, тем больше позитива?
– Чем больше исторической красоты в фасадах я увижу, тем больше я буду…

Так на исторических фасадах рекламы нет...
– Как нет? Как нет?

Единицы.
– Масса.

Масса?
– Масса. Я сам удивился, как это могло так получиться?

И всё-таки, что нас ждёт в наружке?
– Улучшения. Будут внесены изменения в законодательные акты. Сейчас мы с общественностью и депутатами разрабатываем новый законопроект, который урегулирует пробелы в отношениях в области.

Но вот смотрите, была большая борьба за комитет по наружной рекламе, за руководителя. Его возглавлял человек Ефремова, которого долго снимали, потом зачистили. Сейчас сидит человек Ильюшкина, но, говорят, вы озабочены тем, чтобы зачистить и его и поставить кого-то другого. Или нет?
– Знаете, я такую на зачистку задачу не ставлю. Зачистки остались в далёком прошлом.

В недалёком ещё…
– Сейчас задача в другом – у меня прицел на эффективность. Если специалист эффективен, если он профессионал в своём направлении, даёт результаты, какая разница, кто он и чей? Есть результат – он работает, нет результата – человек не будет работать.

Всё понял. Последний вопрос. Спорт, наружка – что будет следующей вашей целью?
– У меня есть полномочия, которыми заполнено мое рабочее и личное время до 11 вечера. Поэтому мне больше ничего не надо.

То есть пока цель не выбрана?
– Что значит цель? Цель – показать результат. У меня спорт, молодёжная политика, реклама, информационная политика, внутренняя политика, соцзащита – все стратегические направления. По молодёжной политике мы запланировали много мероприятий и будем направлять активную молодежь на различные международные и российские мероприятия.



Вопросы задавал Алексей Машкевич
23 июня 2024
Все новости