Последние
новости

Иерей Александр Шумский ответил игумену Виталию (Уткину) на обвинения в антипрезидентском выпаде

5 мин
02 октября, 2010
Давно вошло в моду пресекать неудобный разговор такой репликой: «Это все политика, не наше это дело». Особенно принято произносить подобные сентенции в православной среде, прежде всего, в среде духовенства. И когда спрашиваешь такого аполитичного оппонента: «А что такое политика», он только удивленно пожимает плечами, не находя, что ответить. И уж совсем в затруднительное положение попадает он, когда ему задают вопрос: «А чем политика отличается от жизни?». А действительно, чем? Кто мне объяснит, где проходит демаркационная линия, отделяющая политику от жизни? И вообще, возможно ли такую линию провести? Думаю, что нет.
Откроем энциклопедический словарь, в котором написано, что политика - это греческое слово, означающее государственные или общественные дела. Уже только из этого понятно, что политика напрямую вторгается в жизнь, сливаясь с ней, когда речь идет об общественных делах, от которых зависит зачастую жизнь и смерть в буквальном смысле этих слов. Видите, добавляется еще слово «смерть» к слову «жизнь». Значит, от политики может напрямую зависеть, умрет ли мой народ, моя семья, я сам, или нет. И я не должен в это вмешиваться?!
Кроме того, мы знаем, что бывают разные политики: внешняя, внутренняя, экономическая, культурная, церковная и т.д. и т.п. Так о какой политике можно говорить православному человеку, а о какой нет?
Все чаще наши либеральные церковные оппоненты грозят нам пальчиком: «Не смейте лезть в политику», когда речь заходит о неудобных для них темах, например, о советской эпохе, Сталине, Власове, Великой Отечественной войне, либерализме, модернизации и т.д. То есть они уже все определили: советская эпоха – «черная дыра», Сталин - злодей, либерализм - высшее благо. И они не допускают никаких возражений. А если вдруг кто-то осмеливается им возразить, тут же раздается окрик: «Вы не имеете права лезть в политику, это запрещено священноначалием, мы найдем на вас управу!»
Вообще давно замечено, что наши либеральные оппоненты очень любят апеллировать к высшей власти, не брезгуют политическим запугиванием и доносительством, когда не могут аргументированно отстоять свою позицию или не могут поколебать аргументы противника. И что получается? Они ненавидят советскую эпоху, и вместе с тем пользуются самым худшим ее опытом. Впрочем, в романе Ф.М.Достоевского «Бесы» гениально показан и угадан на все времена облик либерального русского интеллигента.
И главное, наши либеральные оппоненты пытаются использовать священноначалие в своих целях. Пора, наконец, четко определиться в этом вопросе.
Священноначалие запрещает нам, священникам, состоять в политических партиях, вести агитацию за ту или иную политическую силу или программу, баллотироваться в те или иные властные структуры, оспаривать высшие нормативные решения государственной власти, если они не направлены против Церкви. Но высказывать свое отношение к политике как к существенной части жизни, нам никто не может запретить, хотя бы как гражданам России. Так что, господа либеральные оппоненты, как говорят в Одессе, «не путайте Гоголя с Гегелем».
Сегодня политика носит тотальный характер. Она проникает на клеточный уровень жизни отдельного человека, семьи и народа, становясь неотъемлемой частью жизни. Это раньше, в далеком средневековье, человек жил-поживал и мог годами ничего не знать о решениях Царя или парламента.
Досточтимый игумен Виталий (Уткин) обрушился на наш недавний круглый стол «Выбор пути: альтернатива современному либерализму». В частности, он обвинил меня в антипрезидентском выпаде, процитировав мои слова из доклада на круглом столе: «Под прикрытием слова "модернизация"запущен механизм самоликвидации всех систем жизнеобеспечения». Я что-то не заметил в этой цитате имени уважаемого Президента России Дмитрия Анатольевича Медведева. Кстати, слово «модернизация», дорогой отец игумен, неоднократно произносилось еще Владимиром Путиным в его бытность Президентом и еще очень многими властными людьми, в том числе и Ельциным. Так что не надо бы Вам, дорогой отец игумен, ломиться в открытые двери. У меня и в мыслях не было связывать то, как у нас на деле осуществляется модернизация с Дмитрием Анатольевичем Медведевым. Его искреннее желание модернизировать страну не подлежит сомнению. Я говорил и говорю лишь о негодных исполнителях, доводящих идею до абсурда. А вот Вы, дорогой отец игумен, как раз и связали Гоголя с Гегелем. Себя и обвиняйте!
Что касается Ваших угроз в мой адрес в связи со статьей о протоиерее Александре Мене «Невменяемые», так это вообще несерьезно. В своей статье я дал оценку его взглядам, с которой согласны 99% православных людей. Я ничем не задел честь и достоинство зверски убитого отца Александра. Так что, батюшка, будьте поаккуратнее с использованием слов, это очень опасно, ибо, как говорил Николай Васильевич Гоголь, «обращаться со словом нужно честно. Оно есть высший подарок Бога человеку».
Чтобы увеличить, нажмите на фотографию
25 ноября 2020
Все новости