Последние
новости
Бизнес

П. Кудряшов: «Я не снимаю с себя ответственности за произошедшее»

О банкротстве ОАО «Ивановский Бройлер»
23 мин
16 июля, 2015
О том, почему некогда процветающий «Ивановский бройлер» стал банкротом и о том, какую роль в событиях вокруг птицефабрики играла команда Михаила Меня, Алексей Машкевич говорит с собственником предприятия Павлом Борисовичем Кудряшовым 

- Как Вы оказались на «Ивановском бройлере»? 
- Это был, конец 2010 года, декабрь. Мы с моими близкими товарищами в Москве обсудили тему развития ряда сельхозпредприятий по стране. Род моей тогдашней деятельности – дистрибуция мясопродуктов, и в 10-м году тема импортозамещения была уже актуальна. На тот момент «Ивановским бройлером» владела компания «Продо». И возникла тема, что «Продо» продаёт этот актив. Где-то, наверное, в феврале мы первый раз переговорили с собственниками, с акционерами «Продо» и начали входить в аналитику – это был понятный мне регион, я здесь живу, все моменты знаю, да и предприятие знаю ещё со времён Вяткина. Аналитика велась достаточно долго – «Продо», как и все большие российские холдинги, вертикально выстроена, и из-за этого процесс долго шёл. Где-то в июне месяце картина стала понятна и начались активные действия по созданию компании, которая покупает акции ОАО «Ивановский бройлер, потом создавались смежные компании – торговые дома и прочее. В августе был заключён предварительный договор, а в сентябре 2011 года был заключён договор купли-продажи акций. 

- Кто был автором той схемы, когда деньги на выкуп акций были получены из бюджета РФ через ивановский «Фонд поддержки малого предпринимательства»? 
- Вы знаете, про какую-то схему, это, наверное, череда домыслов и слухов. Все, кто мало-мальски экономически образован и занимался хозяйственной деятельностью, умеют читать бухгалтерский баланс. Предприятие получило кредит в апреле месяце одиннадцатого года. 

- 700 миллионов? 
- 700 миллионов. Компания «Продо» на самом деле случайно оказалась в Иванове, и Александру Павловичу Вяткину очень повезло, что он за столь неплохие деньги продал тогда этот актив. Но в «Продо» тоже поменялись собственники в конце 8-го года – и те акционеры, которые и по сей день управляют компанией, они сразу же оценили, что актив им достался, мягко скажем, не в хорошем состоянии. Поэтому и какие-то меры поддержки, наверное, были слабы на тот момент – у компании были убытки, она пережила кризис 2008-9 года не очень хорошо. Это были отношения с «Альфа-Банком», это были проблемы с «Газпромбанком», серьёзные трения. Убытки накапливались, и предприятие на тот момент нуждалось в финансировании. Говорить о схеме, подразумевая, что деньгами Фонда куплено предприятие – это неправильно. Почему? Потому что предприятие куплено календарно совершенно другими деньгами. Просто, очень рядом всё. Но учёт этого кредита в сделке, естественно, был. Первое, что нам надо было сделать – это повысить эффективность производства, выйти на средние показатели рентабельности. 

- При этом ваше ООО «ИК «Провинция» получило беспроцентный кредит на 20 лет в 283 миллиона рублей у ОАО «Ивановский Бройлер» как раз из денег Фонда. И на эти деньги, я так понимаю, и были выкуплены акции. Это разве не схема? 
 - Я не могу сказать, что это схема. У предприятия на тот момент имелась дебиторская задолженность, которая равна была 283 миллионам. 

- У «Бройлера» перед «Провинцией»? 
- Да. Сама схема возврата данных средств, которые были в дебиторской задолженности, она состоялась, деньги были отданы ОАО «Ивановский бройлер». Но на тот момент деньги, которые пошли на выкуп акций, были у предприятия. 
Для акционерного общества важна целостность уставного капитала, а стопроцентный пакет акций находился на тот момент в собственности компании «Продо», а так как это акционерное общество, то, соответственно, покупка всего бизнеса крутится вокруг покупки пакета акций. Было много разных вариантов. Была схема выкупа активов – но ещё со времён образования «Ивановского бройлера» много активов было не приведено в надлежащее состояние. Только, наверное, до 13-го года мы более-менее привели всё в порядок: земельные участки, кадастровые паспорта и прочее. И этой схемой покупки акций через займ… Но займ-то даётся не просто какой-то пустой компании. Эта компания стала собственником акций раньше, чем осуществился этот займ... 

- Она оплатила акции? 
- Да. Она оплатила. 

- Об этом никто не говорит нигде. 
- Она оплатила акции. Деньги прошли официально. Акции куплены. 

- До кредита? Сначала оплатила акции, потом получила кредит в 283 миллиона? 
- Нет, нет, нет….Понимаете, там всё с ног на голову было поставлено. Компания «Продо» в апреле месяце получила кредит на свои хозяйственные нужды. Соответственно, эти деньги разошлись на поддержание… 

- Не «Продо», «Ивановский бройлер», всё-таки, наверное? 
- Получил «Ивановский бройлер», но акционером в апреле 11-го года была компания «Продо», а значит, одобрение этой сделки давало «Продо». «Провинции» календарно там ещё просто не было физически. И мы об этом кредите узнали только в июне-июле месяце. И суть всего происходящего сводилась к чему? Что в августе «Провинция» стала собственником акций по предварительному договору, заплатила деньги – предварительный договор. Потом основной договор, и вот на основной договор ушёл кредит. Всё, целевым образом на поддержание деятельности ОАО «Ивановский бройлер». Плюс к тому, был загашен кредит «Сбербанка», который…

- Из 700 миллионов? 
- Да, был погашен кредит «Сбербанка» и был восполнен оборотный капитал. 

- И в том числе, выдан кредит «Провинции». 
- ООО «ИК «Провинция» уже тогда по предварительному договору стала собственником акций. «Провинция» приняла решение собственными средствами предприятия купить пакет акций. 

- Господин Рычагов утверждает, что эта сделка оспорена, кредит был выдан незаконно. Ваши комментарии? 
- Ну, господин Рычагов интерпретирует это всё в своей плоскости. Плоскость эта совершенно противоречит экономической деятельности предприятия. На тот момент это было осмысленно и экономически понятно – акции должны принадлежать собственнику. Нет другого варианта в акционерных обществах. 

- Но я так понимаю, он не оспаривает владение акциями, он оспаривает кредит, который наносил ущерб именно ОАО «Бройлер». 
- У меня по этому поводу совершенно обратное мнение…

- Ещё есть некое подконтрольное вам ООО, которое в 11-12-м годах получило продукцию с «Бройлера» на 135 миллионов рублей, не вернуло деньги, и сейчас это ООО переведено в Нижний Новгород, находится в стадии ликвидации. И получить эти деньги обратно нет никакой возможности. 
- В силу того, что господин Рычагов очень активно занялся поиском следов вывода финансовых средств… Я считаю, что в том контексте, в каком он пытается разрешить проблемы, наверное, нам будет сложно договориться. Возможность возврата средств есть. То, что фирма ушла в другой регион – она присоединена к одной из компаний – я просто уже не помню хронологию... 

- Вы подтверждаете, что подконтрольная вам фирма должна«Бройлеру» 135 миллионов? 
- Нет, она мне неподконтрольна, она присоединилась, она уже давно мне неподконтрольна. 

- Но когда брала продукцию, это была ваша фирма? 
- Это был наш партнёр, она была основана мной, а потом я из неё вышел. Но когда наступил кризис, началось какое-то непонимание. 

- А Андрей Степанов, точнее его тёща, сразу стала вашим партнёром в «Провинции»? 
- Михайлова Людмила Георгиевна пришла в ноябре 11-го года, практически сразу. 

- А какая роль в бизнесе была и Андрея, и её? 
- Ну, Андрей, на самом деле, никакого отношения к теме не имеет. Почему? Потому что всё-таки Людмила Георгиевна достаточно самостоятельный человек. И на тот момент, когда мы принимали с ней решение о участии в этом проекте, для меня было понимание, что у человека есть определённый капитал. И это видно по поручительствам, которые Людмила Георгиевна давала по взятым кредитам «Россельхозбанку», по тем обязательствам, которые есть у «Провинции» перед «Ивановским бройлером». 

- Просто есть такое мнение, что она действовала в интересах ушедшей из региона команды Михаила Меня… 
- Абсолютно нет. 

- …И он стоял за всем этим. 
- Абсолютно нет. Михаил Александрович, наш губернатор, узнал о приобретении актива в декабре 11-го, как и все остальные. 

- Но летом 14-го года предприятие начало набирать обороты, а потом снова легло, и это календарно совпало с уходом команды Меня из региона. Ваши комментарии? 
- Потому что кризис образовался… Я сейчас просто объясню основу этого кризисного момента, связанного с предприятием. В 2011 году мы приобрели акции и покрыли убытки, которые были у предприятия. Мы вышли на положительный баланс за 11-й год. 

- Но это же за счёт кредита было сделано. 
- Это за счёт собственных средств было сделано. Ведь кредит уже стал средствами предприятия, которые нужно отдавать. 

- Да. Но он же не отдавался. В любом случае это были деньги, полученные от Фонда? 
- Это деньги, которые были получены от Фонда, но деньги стали уже оборотным капиталом предприятия, это уже всё было в балансе. В 2012 году, на самом деле, очень много было сделано на предприятии. Изменилась система производства, оно стало более эффективно. Мы закончили переход на другой кросс, открылись сетевые контракты, началась модернизация. Мы заработали порядка 92 миллиона грязной прибыли, 40 миллионов EBITDA получилась. Были построены новые корпуса, введено новое клеточное оборудование… 

- Только почему же всё рухнуло? 
- Я объясню. 2012 год прошёл с высокими темпами – предприятие «разогнали» с 17 000 до 23 000 тонн. Вот. Это высокие производственные показатели. Средняя заработная плата составляла порядка 22 000 рублей. Компания абсолютно белая, без каких-либо схем и всего остального. 

- Но при этом у вас говорят огромные долги по налогам, в том числе, по подоходному. 
- Да, есть такой момент …

- Так какой смысл выплачивать белую зарплату, с которой не платятся налоги. 
- Потом страна перешла в 13-й год – это вступление в ВТО. Это стало достаточно очень сложным для птицеводства и свиноводства моментом. Почему? Потому что мы обязаны по соглашению ВТО открыть свои рынки для продукции Евросоюза и участникам всемирной торговой организации. У нас повысился экспорт зерна, его цена на внутреннем рынке начала расти, буквально к февралю оно уже стоило в полтора раза дороже. А мясо птицы начало «падать», потому что появились импортное, замещение. Предприятие «Ивановский бройлер» взяло очень большие темпы роста и, соответственно, собственными средствами мы уже не могли покрыть расходы и нам пришлось обратиться в «Россельхозбанк» за кредитом, чтобы не снижать темпы модернизации, чтобы не упал производственный рост и…

- Это был кредит в 170 миллионов? 
- Да. Да, да, да…. Он пошёл целевым образом на оборудование и на закупку сырья. А где-то в мае 2013 года меняется руководство «Россельхозбанка и приходит Александр Юрьевич Смирнов. 

- Но кредит вы получили до его прихода? 
- Да. 

- Кредит вы обслуживали? 
- Да. 

- Целиком по договору? 
- Да. Мы провели переговоры с «Россельхозом», с прежним руководством – нас попросили помочь им по ситуации с «Зернопродуктом» и мы подключились к этой теме, отработали экономический анализ ситуации. Но предприятие было доведено до банкротства предыдущими собственниками – практически там не было ни оборотных средств, ни…. Там были долги по зарплате, там были долги по налогам. И наша компания «Агрокомбинат «Ивановский» пришла на эту площадку, запустила «Зернопродукт», сохранила интервенционный фонд, который находился на территории «Зернопродукта» – этот объект вовремя был взят под контроль и урон государству не был нанесён. Но так как у нас на «Ивановском бройлере» сложилась кризисная ситуация, мы попросили у банка помощи для поддержания платёжеспособности. 

- Это ещё до Смирнова? 
- Это было до Смирнова. Но так совпало, что конкретные действия по выделению этих средств пришлись на его время. И пока мы искали с ним алгоритм для поддержания «Ивановского бройлера», время катастрофически ушло. Ушло оно по той причине, что главным залоговым кредитором в процедуре до сих пор является «Россельхозбанк». И на тот момент он таковым являлся. Поэтому нужна была перекредитовка – заместить один банк другим. 

- Вы хотели уйти из «Россельхозбанка»? 
- Да, мы хотели, мы думали работать со «Сбербанком», с «Газпромбанком» но… 

- Никто денег не дал? 
- На тот момент, когда уже было понимание того, что трудности неотвратимы, нас другие банки не поддержали. Поэтому процесс дошёл до того, что один из контрагентов подал на банкротство, чтобы, как говорится, выколотить из нас эти деньги. А «Зернопродукт» – он параллельно так и шёл, у него совершенно другая ситуация с банком. 

- И «Бройлер» вошёл во внешнее наблюдение? 
- Мы вошли в процесс по банкротству. Это было 31 августа 2013 года. Мы донесли об этой ситуации Павлу Алексеевичу, который возглавлял в тогда экономический блок правительства. Мы неоднократно встречались с вице-губернатором господином Смирновым. И мы надеялись на то, что мы найдём общий язык, тем более, что наш главный кредитор – это областной «Фонд поддержки малого предпринимательства». Понятно, что с «Россельхозом» мы встали в определённый клинч, но всё-таки в сентябре Александр Юрьевич Смирнов предложил нам краткосрочное кредитование. Нам нужны были средства на поддержание платёжного баланса. Но пока мы тут всё считали, у нас возникло непонимание. Понимаете? Мы сразу не нашли общего языка. Может быть, как два руководителя, или, как две компании…. Но потом всё-таки «Россельхозбанк» понял, что надо как-то помочь. И нам был предложен очень короткий кредит в размере 60 миллионов. Буквально, взял и отдал, и мы приняли решение не брать дополнительное финансирование, выкручиваться своими собственными силами, что-то сокращать, взыскивать дебиторку, работать в этом направлении. Так мы тянули до января месяца 2014 года. Разрыва платёжеспособности стал влиять на выдачу заработной платы, и мной было принято стратегическое решение – сократить объёмы производства, ужаться до рентабельного объёма – что нами и было сделано. А банкротство начало вырисовываться уже очень реалистично. Потому что уже начался другой совершенно процесс параллельный – начался кризис на Украине и все уже понимали, какие отношения у нас будут с Западом. 

- Давайте вернёмся к сегодняшнему дню. Кто вы сегодня для «Ивановского бройлера», и чем вы там занимаетесь? 
- Я являюсь собственником акций«Ивановского бройлера», я директор и учредитель в ИКК «Провинция». «Ивановским бройлером» сегодня управляет Рычагов Алексей Валерьевич, но происходящее на нём не может меня не волновать, потому что я, как никто, заинтересован в выходе предприятия из кризиса. 

- Рычагов сказал мне, что он приказом запретил вам появляться на территории предприятия, потому что вы настраивали коллектив против внешнего управления. В чём была суть конфликта? 
- У меня был с ним разговор после собрания кредиторов – это было 12-го января – где он мне сказал, что «Ваше нахождение на предприятии является противоречивым и наносит урон». Но я не мог находиться на предприятии, я был на больничном, передвигался на костылях и на колясках, поэтому это всё какое-то преувеличение. Он пришёл ко мне, выдал приказ о моём отстранении и увольнении. Я просто ему сказал: «Слушайте, как можно уволить человека, находящегося на больничном?». И уже, конечно, в такой концепции диалог для меня стал неким открытием. Почему? Потому что поведение Рычагова для меня вообще очень странно, ведь банкротство «Ивановского бройлера» не развивается по классической схеме банкротств на предприятиях Ивановской области. У «Ивановского бройлера» на сегодняшний момент права кредиторов соответствуют: 64% голосов – это «Фонд поддержки малого предпринимательства» и 22% – это государственный «Россельхозбанк». И только 18%, даже меньше – это все остальные кредиторы. Я ему неоднократно говорил, что на предприятии после остановок 2013-14 годов восполнен объём производства. На момент прихода Рычагова на предприятии был создан оборотный капитал, запущено стадо, выплачивается зарплата, налоги. Да, есть отставания по налогам, есть неуплата НДФЛ... Но у предприятия деньги на уплату этого НДФЛ есть и на сегодняшний день – они умышленно не перечисляются господином Рычаговым. Но для меня понятно, что интересы главных кредиторов соблюдены, ситуация абсолютно открыта: и с займами, и с поручительствами. Она абсолютно открыта. 

- Вы считаете, что Рычагов действует в чьих-то интересах? 
- Рычагов абсолютно точно действует в чьих-то интересах. 

- Вы можете назвать этих людей? 
- На сегодняшний день у меня на ум приходит несколько фамилий. Это господин Марков, в первую очередь. Это ситуация, возникшая у нас с ним по «Зернопродукту», при покупке акций, где я стал поручителем в приобретении этих акций... 

- Давайте к «Бройлеру». Вы считаете, что Марков хочет захватить предприятие? 
- Он уже туда вошёл, он там присутствует в качестве помощника Рычагова, об этом и губернатор знает, разговор у нас с ним был по поводу господина Маркова. И на самом деле это очень удручающий фактор. И Фонд, и банк абсолютно застрахованы задолженностью и теми залогами, которые у них есть. Вопрос перевёрнут в другую плоскость – есть мнение, что предприятие никогда не выплатит деньги, что они уворованы. Если сейчас пытаются навязать это мнение, объясните мне: зачем мне было создавать на предприятии на момент прихода внешнего управляющего оборотный капитал, восстанавливать объём производства…

- Я слышал обратную версию, что только после вашего отстранения от должности появилось поголовье, которого при вас не было. Мне акт на эту тему Сергей Колесов показывал... 
- Это факты, которые требуют элементарной проверки, там есть статистика, сколько стада появилось на момент прихода Рычагова, а стадо достигло 75%. Значит, чисто календарно по генетике, оно выросло ещё на 15%, потому что так заложен цикл. Эти данные можно взять только от Рычагова? Значит, есть какая-то подмена данных, ими просто жонглируют. Всё, что можно было сделать по запуску предприятия, было сделано без Рычагова. Я его неоднократно приглашал, говорил: «Давайте наметим план работы по понятному входу на предприятие». Потому что я ещё раз повторю, что банкротство «Ивановского бройлера» проходит в интересах главных кредиторов, а не в интересах собственников. Есть производство, есть работающий актив с выплатой во все фонды. Поддерживается ресурс производства – это самое главное. Мы сохранили предприятие. 

- Недавно в СМИ появилась информация об отце и сыне Вагиных, которые называют себя инвесторами «Бройлера». Какое отношение они имеют к «Бройлеру»? 
- Семья Вагиных достаточно известна в Иванове, они сравнительно недавно уехали, 13 лет назад. Это соратники Бориса Иосифовича Минца. В январе 2015 года сын, Константин Александрович Вагин, был на приёме по ситуации с «Ивановским бройлером» у губернатора, где в присутствии вице-губернатора и отраслевых заместителей губернатора было озвучено следующее: есть прямой интерес. 

- А в качестве кого он был? 
- Он был в качестве инвестора. 

- Но, чтобы стать инвестором надо, наверное, какие-то денежные средства внести? 
- На тот момент, буквально через несколько дней – он вошёл в уставной капитал «Провинции». 

- Я был вчера на «Налог.ру», изменений в ЕГРЮЛ нет. Директор поменян, а... 
- Да, да, да, да…. Там ситуация сложилась следующая: клинч опять вбил господин Марков, заблокировав доли к распределению. 

- А какое отношение он имеет к «Провинции»? 
- А есть такая мера взыскания у судебных приставов, когда накладываются аресты на собственность, недвижимость и, в том числе, на уставные капиталы. Господином Марковым это было сделано, так как были поручительства по «Зернопродукту». Соответственно, нотариально договор о покупке доли Вагиным есть, но в налоговой он не зафиксирован. 

- То есть господа Вагины купили долю госпожи Михайловой, и она вышла из капитала «Провинции» и больше не является собственником? 
- Да. 

- Недавно в «Рабочем крае» была опубликована статья и там написано, цитирую: «И все было бы хорошо, но у предприятия возникла сложность с получением помощи Фонда поддержки малого предпринимательства. Видимо, это недоразумение». Какая сложность возникла с получением какой поддержки Фонда? 
- Алексей, на самом деле, моё поведение в этом процессе – многие его не понимают. Почему? Да, потому, что, на тот момент, когда было договорено, что мы не мешаем Рычагову проводить процедуру, мы были чётко уверены в том, что он проводит процедуру в интересах государства и в интересах собственников, что предприятие не остановится. У меня на сегодняшний день абсолютно обратное убеждение. Почему? Потому что в этот процесс уже втянуты инвесторы. И для них на сегодняшний день является просто вопиющим фактом жонглирование данными регистрации …

- В чём сложность с получением помощи «Фонда продержки»? Какую помощь должен был оказать Фонд? 
- Фонд? У нас есть комитет кредиторов, который состоит из трёх участников – это Колесов, Клыгин и представитель «Россельхозбанка». Вот есть у нас протокол № 5, просто почитайте его… 

- Я читал. 
- В нём приведены факты, что… Ну, тут какая-то небылица просто, тут какое-то… 

- Это по поводу предлагаемой аренды? 
- Нет, написано вот: ООО «Ивановский бройлер» находится по тому же адресу, что и ОАО. Но это и неплохо, что он там находится…

- Но там его нет? 
- Но его нет, потому что его туда не пускают. Тут приведены факты, которые реально меняют саму действительность. Здесь написано, что незаконно отчуждён комбикормовый завод. Мы уже предоставили письмо на имя управляющего и готовы его вернуть …

- Значит, он всё-таки был незаконно отчуждён? 
- Он законно отчуждён, просто за него не заплачены деньги и его на вполне законных основаниях возвращают. Но данный актив обременён залогом «Межрегионгаза» – чтобы у предприятия были поставки газа, он был выведен из конкурсной массы. 

- Фонд просто мешает вам совершить сделку по продаже доли в «Провинции»? 
- Я думаю, что он в некоем заблуждении находится. 
ООО «Ивановский бройлер» проработал схему арендных взаимоотношений, которые устраивают банк, и где понятен выход из этой ситуации с выкупом задолженности банка, с уплатой арендных платежей за использование имущества, с сохранением объёма производства, с сохранением рабочих мест и также и с гарантиями Фонда. Это очень прозрачный процесс, на самом деле. 

- У меня всё равно, диссонанс, если говорить о Вагиных. Люди покупают за 50 миллионов долю в предприятии, на котором висит 700 миллионов Фонду, 500 миллионов текущие долги, 170 миллионов долга «Россельхозбанку». Предприятие сейчас работает с нулевой рентабельностью – где перспектива? В чём суть инвестиций? Эти же деньги никогда не будут возвращены? 
- А откуда источники про 50 миллионов? Что что-то приобретено за 50 миллионов? 

- В статье «Рабочего края» было, по-моему, про 50 миллионов, или у Мокрецова, что инвестировано 50 миллионов… Я так понимаю, это покупка доли? 
- Нет, нет, нет, нет, ни в коем случае это не покупка доли. 
 
- Михайлова, так просто отдала долю? 
- Нет, на самом деле, там ситуация очень простая. Понимаете, есть определённый регламент у партнёров, по крайней мере, у здравомыслящих: кто, за что отвечает. И на тот момент говорить о какой-то монетизации ухода из процесса, наверное, было неуместно. Поэтому вопрос по поводу ухода из капитала Михайловой и входа Вагина, он обусловлен тем, что Вагиными сделана покупка актива в Черноземье, в Ростовской области для снабжения «Ивановского бройлера». Вот, наверное, это путают и…

- А Михайлова акции просто отдала? 
- Михайлова вышла из процесса, да, она просто отдала эти акции. 

- В связи с этим не могу не задать последний вопрос. В Иванове несколько человек рассказывали мне, что в процессе падения «Бройлера», в процессе его утухания и вы, и Андрей Степанов в Испании построили по отличному дому. 
- Это уж домыслы какие-то. 

- Нет у вас домов? 
- Нет. Есть ситуация с арендой домов, но это уже…

Интервью взял Алексей Машкевич
19 мая 2022
Все новости