Наверх
— 76,4667 ₽
— 90,4142 ₽

Всё может получиться…

14.08.2014
Анна Семенова

Пожалуй, самым болезненным вопросом в сфере охраны памятников истории и культуры на сегодняшний день является противоречие интересов собственника здания и тех, кто борется за максимальную сохранность этих объектов (как государственных органов, так и общественных активистов). Возможно ли в рамках нынешнего законодательства и условиях бюджетного дефицита найти какой-то консенсус? С этим вопросом мы обратились к человеку, который, с одной стороны, не раз выступал заказчиком реставрации того или иного объекта, а с другой – стал инициатором создания общественной организации, которая объединила защитников культурного наследия в Ивановской области. Вот мнение по этому вопросу председателя совета директоров группы компаний «Русские инвестиции» Кирилла Игнатьева.

Кирилл Борисович, на сегодняшний день в сфере охраны объектов культурного наследия обозначился ряд проблем, который беспокоит собственников этих самых объектов. В первую очередь это отсутствие в нашем регионе какой-либо государственной поддержки тех, кто вкладывает средства в реставрацию. Кроме того, много вопросов возникает по поводу стоимости реставрационных работ: по мнению заказчиков, она сильно завышена по сравнению с расценками на обычные ремонтные работы. У вас, с одной стороны, накоплен достаточно большой опыт по реставрации памятников архитектуры, с другой – к вашему мнению прислушиваются и на уровне правительства области, и на уровне федеральной власти. На ваш взгляд, можно ли соблюсти в данной сфере баланс интересов?
Я бы начал с темы стоимости реставрационных работ. Здесь я могу предложить вариант решения, который уже опробован нами на практике, так как в разных городах мы (в данном случае – фонд «Гордость Отечества») выступали заказчиками реставрационных работ по объектам культурного наследия разного уровня, разной степени сложности и стоимости работ. Поэтому для меня это не теоретические категории.
Мы столкнулись с тем, что любая реставрационная компания рассчитывает смету, исходя из расценок, разработанных для работ, которые финансируются из федерального бюджета. И эти расценки сильно завышены, причем это касается не только реставрации. В такой ситуации инвестору, который готов вкладывать свои деньги в объект культурного наследия, но не готов к чрезмерным расходам, нужно пользоваться конкурентными механизмами рынка: искать тех, кто обладает лицензией на реставрационные работы и способен их выполнять по адекватным расценкам. Есть два пути, которые мы опробовали. Один из них – это объявление тендера на проведение реставрационных работ и поиск подрядчика, в том числе в других регионах. Второй путь – это поиск компании, у которой нет лицензии на реставрацию, но которая обладает специалистами нужной квалификации. Мы нашли такую компанию, помогли ей оформить все необходимые документы, получить лицензию, в какой-то мере взяли на себя затраты по проведению организационных процедур и затем плодотворно сотрудничали с ней.
Проблемы таких городов, как города Золотого кольца, связаны с тем, что там, как правило, был один монополист, условно говоря, «Ярославльреставрация», «Владимирреставрация» и т.д. А остальные участники рынка – это компании, которые в свое время откололись от этих монополистов. И здесь ситуация с конкуренцией плохая.
Поэтому мой совет инвесторам Ивановской области: нужно не бояться привлекать исполнителей из других регионов, где этот рынок более развит. Потому что законы конкуренции и в этой сфере железно работают, и если дать понять местным реставраторам, что они не единственные и что частный заказчик не готов работать по государственным расценкам, они явно изменят свою ценовую политику.
Могу сказать, что мы ни разу не остались без подрядчиков. И по нашей практике, такой подход позволяет сэкономить порядка 35-40% от стоимости работ. А так как сейчас экономическая ситуация в стране не лучшая, то исполнители, которые базируются в Санкт-Петербурге или Великом Новгороде, с удовольствием приедут работать в Иваново. То есть проблема высокой стоимости работ – это не проблема рынка, это проблема, скажем так, самих заказчиков.

Есть еще один нюанс, связанный с реставрационными работами. В Иванове объектами культурного наследия являются и многоквартирные дома. Для собственников этих домов, с одной стороны, стоимость реставрационных работ, которую выставляют ивановские компании, явно будет неподъемной, а с другой – кто в таких случаях должен искать исполнителя с адекватными расценками?
Здесь, наверное, надо обратиться к практике других стран, поскольку, действительно, вопросы реставрации многоквартирных домов достаточно сложны. И нужно говорить о такой теме, как эффективное субсидирование со стороны государства, о более серьезном подходе к формированию бюджетов всех уровней. Чем более программным является бюджет, чем больше он ориентирован на конкретные проекты, тем лучше. К сожалению, у нас в стране нет традиции глубокой бюджетной проработки. В бюджетах городов среднего масштаба в большинстве стран Евросоюза именно при обсуждении программы бюджета закладываются конкретные адреса домов, которым выделяются деньги на реставрацию фасадов. И в нашей стране реставрация многоквартирных домов требует целевой бюджетной поддержки. Должна быть программа, расписанная лет на 5 вперед. Откуда на это взять деньги? Это тоже вопрос к бюджетной проработке, к бюджетной дисциплине, потому что нынешняя тяжелая экономическая ситуация в стране так или иначе повлечет пересмотр доходных частей бюджетов на всех уровнях. Будет меняться налоговое законодательство, причем достаточно форсированно. И, на мой взгляд, вопросы налоговой реформы должны быть максимально спущены на уровень субъектов Федерации или даже городских поселений, чтобы при формировании бюджета были выбраны достаточно точные ориентиры. Потому что на самом деле, если откровенно говорить, у наших депутатов всех уровней очень мало работы. По большому счету, они фиксируют проект бюджета, предложенный администрацией региона или поселения. А этот бюджет оставляет возможность достаточно гибко к нему относиться, особенно по статьям сферы культуры, которые и так незначительны.
Те деньги, которые выдаются на культуру по программным проектам, должны идти на конкретные адреса. Именно эту позицию мы пытаемся предложить от общественных организаций, к которым я в том числе имею отношение. Я имею в виду и «АрхДозор», и «Плесское краеведческое общество». Но сразу хочу сказать: то, что мы предлагаем, пока не вошло в практику в России. У нас пока уровень и сложность той работы, которой занимаются наши депутаты, мягко говоря, невысок. Я не хочу сказать ничего плохого ни о ком конкретно из людей, которые представляют законодательную власть. Не дай бог, я совершенно не это имел в виду. Я хочу сказать, что сама бюджетная процедура и налоговая процедура построены так, что законодательная власть не занимается в достаточной степени детализацией. Если говорить о вопросах охраны памятников, то депутатские комиссии должны очень серьезно работать с экспертами из департамента культуры, с представителями общественности, выезжать на место, знакомиться с ситуацией.
Ведь государство должно финансировать то, на что не хватит денег у бизнеса, у простых людей, которые являются собственниками объекта. В этом по большому счету смысл бюджетного финансирования любой сферы.
На мой взгляд, именно депутаты должны устанавливать значимость того или иного объекта культурного наследия – но после серьезного, всестороннего изучения, определения состояния этого памятника, его сохранности. Вот два критерия, по которым нужно определять, требуется ли государственное финансирование: значимость и сохранность.
Ну и, наконец, хочу сказать, что у нас пока не совсем развита система общественных фондов и благотворительных инициатив, в том числе на местном уровне. Мне кажется, это очень важная тема. Мы занимаемся целевыми благотворительными проектами, пытаемся подать какой-то пример, потому что у нас в стране благотворительность часто связана с теми проектами, где можно, условно говоря, красиво засветиться перед государством, перед чиновниками. Мне кажется, что благотворительность должна иметь другой вектор, то есть нужно за счет частных денег делать то, что государство никогда в жизни сделать не сможет, например, из-за особенностей законодательства или ограниченности бюджетов. Именно этот подход стал идеологической основой при инициировании создания в Ивановской области «Архдозора».

На ваш взгляд, предоставление каких-то налоговых льгот собственникам объектов культурного наследия сподвигнет их вкладывать деньги в реставрацию?
Я категорический противник налоговых льгот вообще. Любые налоговые льготы – это колоссальный простор для коррупции. И это абсолютно неэффективная мера. Потому что в сегодняшних условиях налогоплательщики и так максимально оптимизируют налогообложение, насколько позволяет наше законодательство. И новые налоговые льготы могут привести только к падению объемов налоговых поступлений при минимальном достижении результатов.
В том, что касается охраны памятников, мне кажется, нужно переходить к адресно-целевым сделкам между государством и собственниками. Могу привести простые примеры. Один из российской практики, другой – из зарубежной. Итак, существуют памятники истории и культуры. Многие из них находятся в плохом состоянии. То есть великое прошлое и руинированное настоящее. Для того чтобы их возродить, нужно привлекать потенциального инвестора примерно на следующих условиях. Объект предоставляется в пользование по договору аренды на длительный срок за один рубль. И при этом одним из условий конкурса на право аренды является согласие собственника на выполнение работ по утвержденной документации реставрации этого памятника на уровне предпроектного продукта. То есть предпроектную документацию делают за государственный счет – это относительно небольшие деньги. Но эта документация фиксирует вид фасада, планировку здания и другие принципиальные с точки зрения сохранения объекта моменты. Когда арендатор выполнит эти работы, он получает возможность выкупить объект еще за один рубль. При таком подходе абсолютно безнадежный объект без участия серьезных государственных вложений будет восстановлен на частные деньги. Не нужно никаких налоговых льгот, нужно чтобы государство, по сути, подарило здание за реставрацию. Но не жуликам, которые заявят, что они все сделают, а потом будут перепродавать объект в течение 20 лет. Надо ставить разумные сроки для реставрации, выставлять условия по созданию в таких усадьбах, например, гостиниц или других объектов туристической отрасли. Вот такие эффективные сделки с государством на практике привели бы к восстановлению многих объектов. А у нас сейчас, например, усадьбу Борщевка, где по факту есть только руины, государство пытается продать за 12 млн рублей. И никогда не продаст. Потому что это абсолютно не рыночная цена. Но если назначить цену ниже, то придет прокуратура, МВД и скажет чиновникам, что цену занизили, и заведут уголовное дело.

А пример из зарубежной практики?
В странах Евросоюза активно применяется следующий подход: если в течение определенного количества лет частный собственник не ремонтирует свой объект культурного наследия, то включается некий принудительный механизм, прописанный в законодательстве. В одних странах объект выставляется на конкурс и отдается в эксплуатацию тому, кто готов вкладывать деньги в его реставрацию. То есть идет по сути изъятие объекта, при этом бывшему собственнику выплачивается какая-то минимальная компенсация. Происходит это примерно так же, как у нас перед строительством олимпийских объектов в Сочи выкупались земельные участки по минимальным ценам. Естественно, я говорю не про злоупотребления, а про реальную ситуацию.
В странах с более мягким законодательством делается по-другому, там собственник остается собственником. Но государство устанавливает для него минимальную ренту, и он начинает получать за свой объект, скажем, на наши деньги, 10 тысяч рублей в год. А государство имеет право отдать этот объект, допустим, на 49 лет в аренду тому, кто готов выполнить реставрационные работы.
Мы видим одной из своих задач привлечение внимания властей к таким практикам, потому что они более эффективны, чем те, которые применяются сейчас в России.

В Иванове есть примеры, когда предприниматели на свои средства восстанавливали объекты культурного наследия без какой-либо поддержки со стороны государства. Один из последних – это начало реставрации дома Витова на ул. Мархлевского. Этот дом был выкуплен в 1990-х годах у военторга московской фирмой, больше 10 лет стоял заброшенным, превратившись в приют для бомжей. В прошлом году его выкупила ивановская предпринимательница Елена Ильина. Вложила серьезные средства в разработку проекта, в этом году только на вывоз мусора с участка затратила почти миллион рублей. Теперь идут реставрационные работы. Таких людей тоже не надо поддерживать?
Этот случай – натуральная благотворительность. Такие проекты обязательно надо поддерживать. И я считаю, что самая правильная форма поддержки таких усилий – это грантовая система. Есть крупные государственные или общественные институты типа фонда Тимченко, и на такой проект, как у этой предпринимательницы, я считаю, они бы дали грант. Потому что она уже доказала, что это не спекуляция, а реальная работа, она вложила собственные деньги и готова вкладывать дальше. Человек пришел с добрыми намерениями и хочет сделать изумительный объект. Но налоговые льготы, повторю, это неэффективный механизм.

Возможно, тем, кто вкладывает деньги в реставрацию своих объектов, просто не приходило в голову попытаться выиграть грант?
Возможно. Надо не бояться участвовать в таких конкурсах. Есть уже пример в Палехе, когда получили финансирование из федеральной программы на развитие туризма.
И то же самое нужно делать с объектами, находящимися в частной собственности. Люди, с одной стороны, не знают о том, что есть гранты на такие цели. А с другой – думают, что без связей такие конкурсы не выиграешь. На самом деле все может получиться. Поэтому одна из задач «АрхДозора» – размещать на нашем сайте информацию о таких конкурсах, возможностях получения грантов на реставрацию объектов культурного наследия как из федерального бюджета, так и из благотворительных фондов.

Кирилл Борисович, и все-таки, какие шаги можно предпринять в конкретной Ивановской области, в данной ситуации с бюджетом?
Есть несколько вполне реальных позиций. Первое – надо перейти к более детальной проработке бюджета по статье «Культура». Второе – определить приоритеты в области реставрации объектов культурного наследия по тем двум критериям, о которых мы говорили выше, то есть неотложная необходимость реставрации и историческая ценность. Это надо сделать в виде некой программы с конкретными адресами.
Третье – нужно расширить круг экспертов в этой области. Сегодня те несколько человек, которые являются аттестованными экспертами, просто не в состоянии выполнить весь огромный объем работ по экспертизе. А эта работа должна быть проведена как можно быстрее. Я бы предложил увеличить расходы на проведение экспертизы, ведь это не такие уж большие затраты, но они дают огромный эффект в плане сохранения памятников. Четвертое - в рамках того же целевого бюджетного финансирования обратить особое внимание на издательские программы, связанные с культурно-исторической и туристической информацией. Это важно не только для туристов, пребывающих в область, но и для жителей области, чтобы формировать местный патриотизм, знания о том, что объекты, находящиеся рядом с тобой, представляют особую историческую ценность, что ими нужно гордиться.
Пятый момент: мне кажется, очень важно отладить взаимодействие власти и гражданского общества, чтобы представители общественности воспринимались чиновниками как союзники, которые тебе помогают, а не как противники, которые тебя критикуют. Очень важная тема – проведение конференции с бизнес-сообществом области на тему охраны объектов культурного наследия, налаживание взаимодействия с предпринимателями, чтобы они понимали: можно строить новое, не нанося ущерба нашей истории. Ведь взять тот же дом Елина: я публиковал в Интернете фотографии объектов в других городах России, где двухэтажные старинные дома были вписаны в фасады новых объектов. И для строителей это было дешевле, чем сносить старый дом. Но такие примеры нужно показывать в том числе застройщикам, чтобы изменить их отношение к объектам культурного наследия. Бизнесу надо доказать, что сохранять культурное наследие в прямом смысле выгодно.
Шестое – надо изучать существующие, в том числе за рубежом, практики и понять, насколько их можно адаптировать к нашему законодательству. Думаю, что здесь тоже можно обойтись без серьезных затрат. Поручить это, например, университету, привлечь студентов и преподавателей юридического факультета, чтобы они разработали ряд предложений в этой сфере и представили результаты чиновникам, которые сегодня заняты текущей работой и не имеют возможности провести такую работу самостоятельно. Тогда чиновникам останется только дать экспертную оценку этих предложений, «примерить» их к конкретным объектам и уже разработать конкретную областную программу или проект постановления правительства.
Все эти шаги, на мой взгляд, не требуют больших денег. Да, есть и более сложные вопросы, но начинать надо с того, что можно сделать уже сейчас. И продвигаться в этом направлении шаг за шагом.

Вернуться к списку новостей