Наверх
— 76,4667 ₽
— 90,4142 ₽

Анна Семенова: Частно-государственный тупик

13.08.2014
Модный уже несколько лет термин «частно-государственное партнерство» все чаще применяется в разговорах об объектах культурного наследия. То заезжий руководитель из Министерства культуры РФ призывает активнее использовать эту форму, особенно в случае безнадежно руинированных объектов, то местные предприниматели вспоминают об этом словосочетании, говоря о том, что государство, объявляя здание «объектом», могло бы хоть в чем-нибудь помочь собственнику. Печально, но один из первых опытов частно-государственного партнерства в Иванове, похоже, с треском провалился, хотя пока непонятно, что все-таки будет в сухом остатке. Но история о том, что происходит с флигелем (хозяйственной постройкой) усадьбы сына Д.Г. Бурылина на ул. Батурина, 13 (в главном доме усадьбы находится загс), довольно показательна: одни не могут, другие не хотят, а здание меж тем постепенно разрушается…

Итак, в ноябре 2012 года ГБУ Ивановской области «Ивановский государственный историко-краеведческий музей им. Д.Г. Бурылина» передал в безвозмездное пользование Ивановскому региональному отделению Союза архитекторов России одно из строений на территории усадьбы сына Бурылина – бывший гараж, одно- этажное здание с мансардой. Здание как здание, не шедевр архитектуры, но с 1974 года имеет статус выявленного объекта культурного наследия, да к тому же расположенное в охранной зоне памятника архитектуры регионального значения – главного дома усадьбы. Договор с Союзом архитекторов, согласованный и департаментом по управлению имуществом, и департаментом культуры подписывал Алексей Зобнин, который в то время был директором музея. В этом договоре был пункт, в котором описывался предмет охраны и обязательства пользователя по сохранению объекта культурного наследия.
Архитекторы задумали устроить в бывшем гараже свой клуб – с кафе, выставочным залом и т.п. Естественно, для этого нужно было провести реконструкцию, причем такую, которая бы существенно изменила облик здания: чердак с мансардой предполагалось превратить в полноценный второй этаж. Работы начались летом 2013 года и велись на деньги спонсоров, причем к ряду работ привлекались студенты кафедры архитектуры политехнического института. Однако, как выяснилось позже, они не согласовывали проект реконструкции ни с арендодателем, ни с управлением по охране объектов культурного наследия департамента культуры и культурного наследия. По мнению председателя Ивановского регионального отделения Союза архитекторов Владислава Постнова, ничего и не нужно было согласовывать, поскольку, по действующему законодательству, объект может иметь статус выявленного памятника лишь в течение года. За это время должен быть составлен акт экспертизы, определяющий, действительно ли это объект культурного наследия, или же нет, и оформлен пакет документов для внесения здания в федеральный реестр. Этого сделано не было – значит, это не объект культурного наследия. И можно проводить его реконструкцию без каких-либо согласований с департаментом культуры.
Правда, в самом департаменте культуры с этой точкой зрения категорически не согласны (забегая вперед, отмечу: Арбитражный суд Ивановской области признал, что здание на ул. Батурина, 13, литер Б1, 61, все-таки подлежит государственной охране как выявленный объект культурного наследия. К тому же в июле 2013 года был составлен соответствующий акт историко-культурной экспертизы).
В августе прошлого года управление по охране объектов культурного наследия провело проверку, и выяснилось, что на здании были проведены работы по демонтажу кровельного покрытия и устройству новой стропильной системы без требуемых согласований и научно-проектной документации. На региональное отделение Союза архитекторов был наложен штраф, а департамент культуры подал иск в Арбитражный суд Ивановской области с требованием понудить пользователя оформить охранные обязательства, провести работы по консервации и последующей реставрации здания. Однако в ходе рассмотрения требования были уменьшены и ограничивались лишь восстановлением кровли и оконных рам мансардного этажа (что вполне объяснимо, поскольку зима была в разгаре, а здание стояло без кровли). Затем обнаружились любопытные нюансы: сначала выяснилось, что здание хозяйственной постройки, входящее в ансамбль усадьбы сына Д.Г. Бурылина, распоряжением департамента культуры было передано на баланс (в оперативное управление) историко-краеведческого музея, но право оперативного управления музей не зарегистрировал. По этому основанию Арбитражный суд Ивановской области отказал департаменту культуры в удовлетворении исковых требований, указав в решении, что заключение договора безвозмездного пользования является ничтожной сделкой.
Потом оказалось, что из-за различных накладок и противоречий в нормативных актах документы о праве собственности Ивановской области на это здание (ранее оно находилось в собственности г. Иваново) не были до конца оформлены. Хотя и в 2003 году, и в 2007 году подразделениями администрации, а затем правительства Ивановской области принимались различные распоряжения, касающиеся судьбы этого объекта. Сейчас, по информации, предоставленной департаментом по управлению имуществом Ивановской области, процесс надлежащей регистрации права оперативного управления завершается. И именно музей им. Д.Г. Бурылина совместно с департаментом культуры будет решать дальнейшую судьбу хозяйственной постройки начала ХХ века, расположенной во дворе загса.
Решение арбитражного суда было вынесено 7 марта 2014 года. То есть всю прошлую зиму здание простояло без кровли и находится в таком виде до сих пор. Стены еще не рухнули, но некоторые специалисты говорят, что до этого недалеко. В региональном отделении Союза архитекторов уверены, что договор безвозмездного пользования продолжает действовать, поскольку его никто не расторгал и решения суда именно по этому вопросу тоже не было, поэтому намерены продолжать работы по реконструкции здания по своему проекту, предусматривающему фактически строительство вместо мансардного чердака полноценного второго этажа со стеклянными стенами. Нынешний директор историко-краеведческого музея им. Д.Г. Бурылина Сергей Конорев отмечает, что на сегодняшний день, пожалуй, самым актуальным вопросом является недопущение разрушения здания. И это правильно. Это действительно важно: сам факт того, что в центре города, в окружении музеев и других бывших особняков тихо догнивал флигель постройки начала ХХ века, пугая молодоженов своими бренными останками, – это уже перебор.
Впрочем, перебором можно назвать и причины происходящего: не «битвы» за землю или объект недвижимости (то, что здание принадлежит Ивановской области, никто не оспаривает), а вполне себе нормативно-правовые коллизии. И, наверное, отсутствие какой-то четкой позиции относительно того, что можно и нужно считать объектами культурного наследия. Вряд ли сейчас стоит обсуждать и осуждать раздолбайство 1990-х – начала 2000-х годов и искать стрелочников, которые почему-то не включили хозяйственную постройку в ансамбль усадьбы. Говорят, что подобные заморочки с документами в последнее время скорее исключение, чем правило – по крайней мере, если речь идет не о руинированных объектах. Можно оставить за кадром и тот факт, что, не имея всех необходимых документов на флигель, бывший директор музея Алексей Зобнин вообще не имел права заключать договор с Союзом архитекторов, а Союз архитекторов, соответственно, не имел права проводить какие-либо работы. Главное теперь – всем как-то с честью выйти из сложившейся ситуации и не довести несчастное здание до полного разрушения, когда и сохранять, и реконструировать уже будет нечего. И, конечно, сделать выводы из этого не слишком удачного опыта частно-государственного партнерства.

Вернуться к списку новостей