Наверх
— 73,1522 ₽
— 85,9246 ₽

Думская непроходимость. Вадим Беляков

08.10.2013
Прошедшие выборы принесли много разочарований их участникам. В первую очередь, я говорю, конечно, о кандидатах, оказавшихся в округах на втором месте, и о партиях, не преодолевших пятипроцентный барьер. Пока я готовил этот номер, поговорил с теми, чье непрохождение в думу вызывает больше всего споров и вопросов – как минимум у меня. Я благодарен кандидатам-одномандатникам и лидерам непрошедших списков, которые пошли на этот разговор и вместе со мной попытались проанализировать причину своего поражения. Я понимаю тех, кто не захотел разговаривать в формате «для печати» – они сейчас переживают не лучшие дни в своей жизни. Мы не смогли пересечься с Андреем Владимировичем Назаровым, но, я уверен, еще поговорим с ним и о самих выборах, и о его дальнейших планах – если я правильно понял, то уходить из региональной политики он не собирается.
Еще я долго думал – а не поговорить ли с представителями избиркома? И решил, что не буду – как минимум, в этот номер. Слишком все еще «горячо» и эмоционально, а сам избирком, хранивший олимпийское молчание все выборы (не считать же его официальной позицией «Твиттер» Александра Павлова) почему-то избрал оборонительную тактику и постоянно оправдывается.
Читателей прошу не искать какого-то тайного смысла в том, как расположены интервью – чтобы дать экс-кандидатам реальный равный доступ, я расположил их по алфавиту.
Разочарование от результатов возникло, как оказалось чуть позже, не только у кандидатов от оппозиции, не получивших мандата. Журнал уходит в типографию 26 сентября, поэтому вы, читающие этот текст, знаете уже намного больше, чем я, его пишущий. Но уже сейчас можно говорить, что разочарован процессом и экс-спикер думы Сергей Пахомов, неожиданно для всех сложивший с себя полномочия члена Советы Федерации. Почему он это сделал? Слухов много… Сам он сказал, что сделал это «в связи с переходом на работу в государственные органы исполнительной власти». Оппоненты экс-спикера из «Городка К» в своем твиттере написали, что «все последовательно. То аналитика какая-то появилась в интернете про Пахомова, потом Жубаркина взяли, теперь с сенатом не вышло.Не случайно». Я так понимаю, что они неудачу Сергея Александровича себе в заслугу ставят. Жизнь покажет, но почему-то мне кажется, что заседать в областном парламенте рядовым депутатом он точно не захочет.
Так же, как и экс-сенатор Юрий Смирнов, не приехавший в Иваново даже на первое заседание думы – и я его очень понимаю. Я давно знаю Юрия Валентиновича и просто уверен, что он пошел на выборы не для того, чтобы сидеть на улице Батурина и явно под твердые гарантии со стороны местной верхушки. Почему эти гарантии не сработали? Это вопрос не только для меня. Станет ли Юрий Валентинович сенатором снова? Не исключаю, что вы уже знаете точный ответ на этот вопрос – я еще нет.
Не могу не написать еще об одном человеке, для которого результаты выборов тоже стали, как мне кажется, полной неожиданностью – о бывшем вице-губернаторе Викторе Смирнове. Не пройдя на выборах по Кинешемском округу, который показал один из трех самых низких для «Единой России» результатов, он неожиданно для всех получил мандат в подарок от Михаила Меня. А потом, еще более неожиданно стал спикером шестой думы.
Конечно, детальный анализ всех выборных событий впереди. Но уже сейчас могу сказать, что победа – это не всегда достижение цели. А иногда и наоборот: мне кажется, если непрошедшие сделают правильные выводы, то у них будут все шансы в следующий раз.


Алексей Машкевич


Вадим Беляков, кандидат в депутаты Ивановской областной думы по 7 избирательному округу от партии «Гражданская платформа» про выборы в Ивановскую областную думу VI созыва

Для чего вы хотели быть депутатом областной думы?
Односложно ответить вряд ли получится. 7–8 месяцев назад у меня не было ярко выраженного желания стать депутатом, просто в силу каких-то жизненных обстоятельств – с возрастом, наверное, а также в результате общения с разными людьми – ко мне стали обращаться за помощью как обыкновенные граждане, так и предприниматели. Они просили посодействовать решению их проблем и говорили о том, что власть их не слышит. Я как человек, которого можно назвать отзывчивым и любящим помогать людям, помогал им, как мог.

Ну, это такое продолжение красивой агитационной легенды о Робин Гуде...
Нет, нет, нет. Дело в том, что я очень долгое время был абсолютно аполитичен (понимаю, что это кажется ненормальным людям, которые занимаются политикой). В начале года, проанализировав ситуацию, я понял, что институт депутатства не работает в полную силу, а депутаты не являются теми фигурами, которыми должны быть. Все-таки депутат – это человек, который выражает мнение большинства и пытается отстаивать не только свои интересы, но и интересы значительного количества людей.

Вы не были депутатом городской думы, пошли сразу в облдуму. Почему?
Абсолютно нормальный вопрос. Потому что были объявлены выборы именно в областную думу.

Так просто?
Да. Решение было довольно спонтанным, это не какой-то там амбициозный проект.

Тогда почему вы проиграли эти выборы?
Я их не проиграл...

Но вы не победили, значит, вы проиграли…
У каждого свои критерии победы и проигрыша. Если говорить о чисто математической выкладке, то да, безусловно, я проиграл...

Тогда скажем по-другому. Почему вы чисто математически не набрали больше голосов, чем соперники?
Это было невозможно. Я был на участках, и знаю, сколько вбросов было произведено на конец дня выборов.

Принимая решение идти в депутаты, вы предполагали, что все будет так, как получилось, или же вы думали, что все будет лучше и чище?
Нет, я абсолютно был к этому готов. Просто как человек новый и непрофессиональный в этой сфере я прислушивался к мнению других людей и на этом основании прогнозировал, что фальсификации должны быть, ну, в пределах 15 – 20 %. Однако реальность превзошла самые смелые ожидания: фальсификации были такими масштабными, что даже профессионалы, которые имеют двадцатилетний опыт участия в выборах, говорят, что «чего-то подобного мы не видели никогда». Ни о каких прозрачных и честных выборах никто не собирался даже думать. Власть показала, что даже обезьяна становится депутатом, если у власти есть такое желание. Я не про кого-то конкретно - я имею в виду методы...

Вы были кандидатом от «Гражданской платформы». Ощущали поддержку партии?
Поддержка партии, я так понимаю, должна складываться из нескольких составляющих – финансовой, моральной и технологической. И в какой-то степени (не в той, в какой мне бы хотелось) в профессиональном, финансовом и технологическом плане она была. Один я бы ничего не сделал.

А почему именно «Гражданская платформа»? Вы пришли в эту партию сами или вас туда позвали?
И так, и так. Многие партии, которые сейчас существуют или вновь образованы, – уже сложившиеся иерархические сообщества, в которых непросто пробиться наверх и в которых у некоторых товарищей, как любит говорить наш президент, «забронзовелость» присутствует. А «Гражданская платформа» у меня ассоциируется с Прохоровым. Не могу сказать, что для меня он во всем является примером для подражания, но как бизнесмен он, несомненно, достоин уважения, а как политик говорит правильные вещи.

Почему, когда Дмитрия Сиганова посадили под домашний арест, не было ни одного публичного заявления ни от вас, ни от Андрея Назарова? Почему вы его не поддержали?
Вы знаете, если говорить о Назарове, то это абсолютно другая история – он лидер местного регионального отделения и, как он считает, большая политическая фигура, весомая в области. А у меня немножко другой жизненный принцип: вперед батьки в пекло не лезут. Поэтому высказывать свое мнение... Если бы мне кто-то тогда публично задал конкретный вопрос по этому поводу, я бы с удовольствием на него ответил. Не спросили… Не демонстрации же было устраивать, а площадок, где я мог высказаться, у меня не было…

Ну, в газетах «Городок К» и «Иваново Пресс» вы активно выступали, но про арест Дмитрия Львовича тоже не говорили…
Я сейчас говорю о том, что если Назаров осознанно не выразил свою точку зрения публично, то я не сделал этого по каким-то абсолютно мне не понятным сейчас причинам. Скорее всего из-за недостатка опыта (посчитал, что раз «старшие товарищи» молчат, то мне и подавно высказываться не нужно). Это к вопросу о не очень профессиональной помощи со стороны партии. Если б я был политтехнологом или хотя бы публичной фигурой уже в течение двух, трех, пяти лет, то многое сделал бы по-другому. К сожалению, мне никто не предложил выступить, не посоветовал это сделать, а перехватывать инициативу я посчитал нескромным.

Я правильно понимаю, что для вас партия была не командой единомышленников, а просто технологической платформой, которая давала возможность пройти в думу?
Нет, не совсем так. Я бы не стал вести совместную работу на технологической площадке, если бы терпеть не мог всех людей, которые на ней присутствовали - это невозможно. Поэтому я не расцениваю ГП просто как удобную площадку для достижения каких-то личных целей.
Еще раз говорю: я не ориентировался на то, кто является лидером партии в нашем регионе, я воспринимал партию «Гражданская платформа» как партию Прохорова. Именно в этой партии я захотел себя попробовать. Если ее руководство устраивает ивановская команда – что ж, не мне устанавливать критерии, по которым нужно работать...

Хорошо, тогда про другую сторону процесса. Вы ощутили на себе давление того, что называют административным ресурсом?
Вы знаете, это журналистам со стороны казалось, что было давление. Но в то же время, если я скажу, что не ощутил его, то, наверное, совру. Говорить, что я проиграл из-за того, что был административный ресурс – это тоже, наверное, неправильно.
Если говорить об административном ресурсе, то надо понимать, на каком уровне этот административный ресурс действовал и исходя из этого его оценивать. Конечно, какие-то препоны были. Опять же, из аналитики, из публикаций в различных изданиях я знаю, что против меня применялся более серьезный административный ресурс, чем против каких-то других кандидатов.

У вас нет ощущения, что ваши однопартийцы-технологи во время избирательной кампании, как это называется, немножко «развели вас на бабки»?
Абсолютно нет, я могу вам однозначно сказать. Вы хотите услышать от меня прямой и честный ответ, сомневаюсь ли я в профессионализме тех политтехнологов, которые со мной работали? Как человек, который до этого не занимался выборами и который быстро и много учится (за полгода я набрался достаточно знаний и умений в этой сфере), я очень внимательно смотрел на то, что происходит, и на тех, с кем мне приходилось иметь дело. О многих мое мнение в процессе работы изменилось – о ком-то в худшую сторону, о ком-то в лучшую. Но ни о каком разводе на деньги разговора нет. Я сознательно принимал все решения. Уверен, что если я не являюсь специалистом в какой-то сфере, то должен слушать профессионалов, а объективную оценку их действиям можно будет дать только спустя какое-то время.

Какой урок вы извлекли для себя из этого неудачного похода во власть?
Вы знаете, японцы говорят, что каждые 10 лет надо менять профессию. И мне нравится заниматься новыми вещами, новыми проектами, а не бронзоветь в одной сфере. Я человек, который ставит для себя все новые жизненные планки и пытается их достичь. Поэтому я рад тому опыту, который получил. Положительный он или отрицательный? Я считаю, положительный. Победить с первого раза на областных выборах – надеяться на это, как минимум, невежественно. Разочарован ли я отсутствием победы? Ну, надо быть здравомыслящим человеком: для первого раза я считаю, что показал неплохой результат.

Дальше на выборы пойдете?
На какие?

На любые.
Надо обдумать. Я сейчас заказал «Институту стратегических разработок» исследование и всю аналитику по Ивановской области. Люблю комплексно подходить к проблеме.

То есть отторжения, по крайней мере, нет?
Абсолютно никакого. Я даже скажу больше – мне скорее больше понравилось, чем не понравилось…

Вернуться к списку новостей