Наверх
— 73,0397 ₽
— 86,6178 ₽

Александр Забегалов: Мы не обижаемся на конструктивную критику

04.10.2012
Александр Юрьевич, прокомментируйте слухи о вашем возможном переводе на работу в другой регион.
Ротация среди высшего и среднего командного состава полиции официально закреплена в законе «О полиции» и другом федеральном нормативном правовом акте – «Положении о прохождении службы». Все офицеры названного уровня, находящиеся в резерве на дальнейшее выдвижение, дают согласие на прохождение службы в той должности, и в том регионе, где требуется их служебный опыт, знания, силы.
Это далеко не новация: при помощи ротации еще Петр I пытался бороться с коррупцией. С тех пор ротация руководящих кадров в высших эшелонах власти – обычная практика. Характерна она и для федерального правительства, и для областной власти, и для силовых структур. Самый свежий пример - недавняя смена руководства в прокуратуре Ивановской области.
Вот уже практически десять лет я работаю в Ивановской области, что выходит за рамки всех установленных законодательством сроков (6 лет), поэтому решение о моем переводе, что называется, назрело. Куда и когда меня переведут, никакой конкретики, несмотря на различные слухи в СМИ, на этот счет пока нет. Когда министр примет решение о моем переводе, я буду обязан его выполнить, выбора у меня нет, разве что - выйти в отставку.

По вашим ощущениям, в результате реформы изменилось что-то, кроме смены названия «милиция» на «полиция»?
Реформа была продолжительной и весьма непростой для органов внутренних дел. Позитивных моментов несколько. Во-первых, началась разработка нового порядка учета заявлений и сообщений о преступлении, то есть искореняется та пресловутая «палочная» система, о которой так много говорили на различных уровнях и которая являлась основой коррупции и злоупотреблений в органах внутренних дел. Во-вторых, появилось больше возможностей для внедрения инновационных форм и методов работы. В-третьих, был взят курс на взаимодействие с гражданским обществом в вопросах своевременного предупреждения преступных проявлений, в первую очередь в семьях, общественных местах, на улицах. И, наконец, началась последовательная, поэтапная работа по кардинальному изменению качественного состава кадров органов внутренних дел. После внеочередной аттестации в составе органов внутренних дел остались преимущественно профессионально грамотные, добросовестные сотрудники, преданные делу и нетерпимые к любому нарушению закона.
Из негативных последствий отмечу, конечно, сокращение личного состава более чем на 20%, что не могло не сказаться на организации работы. Уменьшилась плотность нарядов патрульно-постовой службы и дорожно-патрульной службы, увеличилась нагрузка на каждого сотрудника. В результате, несмотря на значительное денежное увеличение, работать стало сложнее. Наверное, поэтому количество принятых на работу в полицию и количество уволенных осталось практически на том же уровне. Сотрудники, выработав определенный стаж работы, предпочитают уходить, хотя сейчас срок службы увеличен (к примеру, полковник может служить до 55 лет, плюс можно продлить ему службу еще на 5 лет).
Кроме того, возник барьер при принятии на работу в виде обязательного требования о наличии высшего образования, на некоторые должности - строго юридического. В связи с этим у нас возникли серьезные проблемы с комплектованием службы ГИБДД и участковых уполномоченных. Общий некомплект личного состава составляет примерно 4-5% (в абсолютном исчислении это около 260 единиц), в то время как «рабочий» недокомплект не должен превышать 1,5-2%.

Значит, как раньше — отслужил в армии и пошел работать в милицию - уже не прокатывает?
В зависимости от того, на каких должностях. Где-то достаточно и среднего специального образования. Но если человек хочет работать в службах, связанных с принятием процессуальных решений (это следствие, уголовный розыск), в должности участкового уполномоченного полиции, предпочтение отдается высшему образованию, причем юридическому. Если он не хочет довольствоваться рядовыми должностями и мечтает о карьерном росте, то высшее образование - условие обязательное. В связи с чем, по моему мнению, непростая кадровая ситуация будет сохраняться еще несколько лет (хотя федеральное руководство уже предпринимает некоторые шаги в этом направлении).

Несмотря на то, что сотрудникам УМВД серьезно подняли зарплату?
Да. Поэтому, пользуясь, случаем, я хотел бы обратиться к молодым людям, прошедшим армию, имеющим высшее образование, активную жизненную позицию и желающим принести реальную пользу нашему обществу, - и пригласить их на работу в органы внутренних дел.
Можно возмущаться деяниями банды Цапков, сидя на диване перед телевизором, а можно вносить свой реальный вклад в создание правового государства и очищать нашу землю от подобных нелюдей. В общем, заниматься настоящим мужским делом – защищать людей.
К тому же, работа полицейского наконец-то стала достойно оплачиваться. Зарплата от 30 до 50 тысяч — для нашего региона очень достойная.
Кроме того, я всегда говорю, что служба в полиции — работа творческая, особенно в оперативных и следственных подразделениях. Каждое уголовное дело — это совершенно индивидуальный спектр проблем, решение которых требует и юридических, и психологических познаний, и жизненного опыта, поэтому нам нужны не просто образованные, а умные и неравнодушные люди.
Тем более что контекст работы органов полиции существенно изменился. Сегодня речь идет о том, что сотрудник полиции занимается обслуживанием населения, а население должно доверять ему. Такие критерии, как, к примеру, раскрываемость, который раньше был базовым, сейчас уходят на второй план. Главное — чтобы люди чувствовали себя защищенными, а преступники не сомневались в неотвратимости наказания.

В этом году как-то часто и метко стреляли. Как продвигается расследование этих дел?
Да, за последние годы нам удалось в разы снизить число убийств в регионе, поэтому такая вспышка криминальной активности, конечно, вызывает у нас определенное беспокойство.
Информацию о покушении на руководителя регионального управления ФАС Александра Боровкова мы сознательно не озвучивали СМИ, чтобы не мешать расследованию. Могу сказать, что проработано множество версий, обозначен круг подозреваемых в организации покушения и полагаю, что виновным будут предъявлены обвинения.
Еженедельно я лично заслушиваю отчеты руководителей оперативных служб Управления и территориальных органов по всем резонансным делам.
У нас имеются определенные наработки в расследовании всех «огнестрельных» дел, однако нужно понимать, что подобная работа чаще всего требует длительного времени и кропотливого труда. Раскрыть преступление — это не яму выкопать...
Если же говорить об оперативной обстановке в регионе в целом, я считаю, что она стабильная. На протяжении всего последнего десятилетия мы наблюдаем довольно существенное (по сравнению с 2003 годом - на 40%) снижение преступности, и это притом, что существует жесткая установка на фиксацию всех происшествий, вне зависимости от стоимости похищенного.
Своим руководителям и сотрудникам я не устаю повторять, что размер ущерба – это понятие относительное. Для большинства населения нашей области белье, похищенное с балкона, украденная курица или корзина грибов – это трагедия. А раз так, мы должны раскрыть преступление, несмотря на то, что ущерб вроде не так уж и велик...
Поэтому наша позиция — повышать учетно-регистрационную дисциплину, регистрировать все заявления, рассматривать их, принимать законные решения.

А есть проблемы с принятием законных решений?
А вы думаете, зачем ввели норму об обязательном юридическом образовании? Бывают случаи, когда юридически неграмотные сотрудники принимают некомпетентные решения, например, об отказе в возбуждении уголовного дела. Конечно, здесь нас жестко контролирует прокуратура и ситуация у нас неплохая, стабильная. Люди в основном работают на совесть.

Кроме всего прочего в результате реформирования изменилась структура полиции. Новая структура вас устраивает больше старой?
Структурные изменения не создали для меня проблем как для руководителя. Раньше мой заместитель по оперативной работе, которому подчинялся весь оперативный блок, по статусу был первым заместителем. Сегодня эта должность называется «начальник полиции», и у него в подчинении более 78% личного состава и три зама. Все отделы остались, произошло лишь некоторое переподчинение. Другое дело, что с целью сокращения управленческого аппарата, вместо 27 отделов в районах Ивановской области создано 11 межмуниципальных отделов, и часть районных отделений потеряли самостоятельность в принятии процессуальных решений, которые были делегированы вышестоящим органам. Новая структура имеет свои положительные и отрицательные стороны. С ней можно соглашаться или не соглашаться, но в любом случае, приказ надо выполнять.
На сегодняшний день при министре внутренних дел создана специальная расширенная комиссия по дальнейшему реформированию Министерства внутренних дел, которая внимательно изучает все проблемы, с которыми столкнулись региональные управления в ходе реализации реформы. Это делается для дальнейшего совершенствования форм и методов реформирования. Так что процесс не закончен. Мы только в начале пути.

При назначении начальника полиции вы не поддерживали кандидатуру Александра Римского, тем не менее, он занял эту должность. Как вам работается?
Я начальник областного управления, но одновременно и обыкновенный человек, имеющий свое мнение. Однако, как руководитель регионального уровня, я не могу идти вразрез с интересами области.
Сейчас в обществе возникли новые институты, которые осуществляют контроль за деятельностью правоохранительных структур. При УМВД Ивановской области работает Общественный совет, в который входят люди, известные в регионе, имеющие авторитет. Они могут высказывать свое мнение по тем или иным вопросам. Председателя совета Владимира Кашаева мы всегда приглашаем на коллегии и оперативные совещания. Кстати, Владимир Евгеньевич — человек неравнодушный, с активной гражданской позицией, начинал с комсомольских оперативных отрядов и о многих проблемах знает не понаслышке. Так же работает координационное совещание при губернаторе, которому даны определенные полномочия в плане назначения руководящего состава УМВД. И я уже не могу одним росчерком пера решить, кого назначить начальником полиции. Наверное, это правильно.

Вы испытываете от этого дискомфорт?
Ни в малейшей степени. Живя в обществе, невозможно быть абсолютно свободным от определенных обязательств перед ним. Я прекрасно понимаю, что должны быть ограничители.
Ну, не согласилось Координационное совещание с моей кандидатурой, и что? Я отношусь к этому нормально и не собираюсь обижаться (на обиженных, как известно, воду возят), затаивать злобу и т.п. Моя задача как руководителя — в любом коллективе создать атмосферу доброжелательности и профессионализма.

Римский уезжает в командировку на полгода, работа полиции от этого не пострадает?
Отсутствие любого руководителя рано или поздно все равно сказывается, хотя бы потому, что тот, кто исполняет его обязанности, должен выполнять и свою работу. К тому же у нас более 130 человек постоянно находится в Северо-Кавказском регионе.
Римский уезжает в ответственнейшую командировку, которая потребует немало морально-психологических сил. Но подобные командировки для руководителей такого уровня – не редкость. В свое время мой первый заместитель Виталий Мотков выезжал в подобную командировку. Для дальнейшей карьеры Александра Леонидовича приобретение боевого опыта будет хорошим подспорьем.

Недавно ушел на пенсию прокурор Шуйского района и ходили слухи, что причиной стало использование служебного положения.
Принимать подобные кадровые решения - прерогатива прокурора области. Да, у нас единая команда правоохранителей, но давать оценку деятельности руководителей других ведомств, на мой взгляд, просто непорядочно. Оценка должна быть профессиональной.

Если говорить о команде ивановских правоохранителей, вы дольше всех работаете в регионе. Как вам работается с новыми начальниками прокуратуры, ФСБ, МЧС, налоговой?
Все они - компетентные руководители, энергичные и инициативные. Со всеми у меня сложились нормальные рабочие взаимоотношения. Я считаю, в любом регионе команда правоохранительных органов должна выступать единым фронтом, чтобы обеспечить спокойствие и порядок на его территории.

За взаимодействие с представителями правоохранительных органов в правительстве Ивановской области отвечал Игорь Гладков, который ушел с должности заместителя губернатора. Как вы думаете, почему?
То, что у губернатора есть заместитель, отвечающий за взаимодействие с правоохранительными органами – несомненно, правильно: это позволяет в рабочем режиме обсуждать и решать злободневные вопросы. Решать же кадровые вопросы в правительстве – это прерогатива губернатора.

Просто ходят слухи, что Гладкова уволили, в том числе потому, что он не смог добиться отставки начальника ГИБДД Брусочкина и допустил затягивание назначения на должность Римского...
Все это домыслы. Что значит «не смог добиться»? Если в моей структуре будут «добиваться» уволить кого-то, зачем тогда я нужен?
Оценку деятельности своего заместителя дает губернатор. Со своей стороны могу заверить, что с правительством области у нас налажено взаимодействие по всем вопросам, касающимся совершенствования и развития правоохранительной системы.

Кстати, Брусочкина в чем, только, не обвиняют и «снимают» с должности начальника ГИБДД чуть ли не раз в полгода. Как вы это прокомментируете?
Любое должностное лицо, которое имеет распределительные функции, всегда будет в поле критики. К сожалению, такова человеческая природа. Всегда будут недовольные.

Кому-то что-то сделал...
Или не сделал… И так далее. Конечно, кому-то, может быть, хочется иметь «ручного» начальника ГИБДД, но должен разочаровать этих людей: начальник ГИБДД, равно как и другие руководители управления, выполняют указания только начальника УМВД.
С профессиональной точки зрения Александр Брусочкин один из самых опытных руководителей в регионе. Если посмотреть статистику ГИБДД за последние 10 лет, количество ДТП со смертельным исходом неуклонно снижается, несмотря на то, что автомобилей становится все больше (в 2002-м погиб 261 человек, в 2011-м — 175). Борьбу с коррупцией мы начали именно с ГИБДД и имеем позитивную динамику.
Думаю, что взаимоотношение с населением, с общественными институтами у нас значительно улучшится, когда будет налажен диалог. Именно для этого нужны новые форматы взаимодействия общества и полиции. Мы должны иметь обратную связь, общаться с населением, дискутировать. Вопреки расхожему мнению, мы не обижаемся на конструктивную критику, более того, она помогает нам увидеть и исправить наши ошибки. Уверяю вас, что по каждой публикации в прессе мы досконально разбираемся.

Если вернуться к Брусочкину, наш коллега Михаил Мокрецов пишет, что ненависть к полковнику достигла апогея в прошлом году, когда «гаишники» довели до суда дело против руководителя исполкома, регионального отделения партии «Единая Россия» Виталия Илюшкина и лишили его прав.
Прав господина Илюшкина действительно лишили. А почему мы должны были сделать для него исключение? ПДД существуют для всех, а представители власти в первую очередь должны быть примером законопослушного поведения для граждан. Иначе, что же это будет за власть?
А делать врага из того, кто добросовестно исполняет свои служебные обязанности и стоит на страже закона, — это несерьезно. Если я буду принимать решения, исходя не из требований закона, а конъюнктурно, я стану не руководителем, а флюгером (куда подуло — туда и повернулся)...

В прошлом номере была описана ситуация, когда человека, купившего фальшивую бутылку водки и написавшего жалобу, обвинили в ее краже и отпустили только после того, как его друг-адвокат позвонил в службу собственной безопасности. Что вы можете сказать по этому поводу?
Изложенные вами факты подтвердились, проводится служебная проверка. Чем больше подобных фактов вы будете озвучивать, тем лучше: служба собственной безопасности в системе органов внутренних дел на то и существует, чтобы их проверять. Кстати, это единственная служба, которую в период реформирования вообще не сократили.
Не буду лукавить, сегодня в полицию приходят люди с несколько иными установками и мотивацией, чем это было, когда я пришел служить в милицию. Я вообще не собирался работать в органах внутренних дел: с отличием окончил техникум, меня брали в энергетический институт. Но когда буквально на моих глазах убили друга, я принял решение защищать людей от бандитов. Видите, до чего дозащищался — дослужился до начальника областного управления...

Многие боятся жаловаться на людей в форме: как бы хуже не вышло...
Молчать – значит, способствовать беззаконию.
Должен сказать, что существует множество способов донести информацию. Я и мои заместители ведут личный прием. Можно также обратиться со своей проблемой к членам Общественного совета при УМВД, они люди неравнодушные и достаточно профессиональные, чтобы довести ее до заинтересованных руководителей. Уверяю вас, что ни один сигнал не остается без внимания и тщательной проверки.

Вернуться к списку новостей