Последние
новости

Гендиректор «Нордтекса» Юрий Яблоков: Экономика вопреки

7 мин
07 мая, 2012
Сегодня в России более двух десятков индустриальных парков, которые являют собой форму аутсорсинга, где синергия позволяет получить выгоду в конкурентной борьбе. Насколько эти промышленные площадки соответствуют требованиям идеального индустриального общества? Bigness спросил об этом президента Ассоциации индустриальных парков Юрия Яблокова.

— Как вы представляете идеальное индустриальное общество России? Какова цель вашей деятельности в ассоциации?
— Именно общество?

— Индустриальное общество. Индустриальные парки будут во всех субъектах Российской Федерации или в определенных регионах, когда один более плотно занимается машиностроением, и все индустриальные парки будут задействованы в этой сфере? Либо в каждом регионе будет определенное количество индустриальных парков, направленных на развитие разных сфер экономики?
— Мы говорим о неком хаотичном распределении резидента или мы говорим о кластерном подходе? Мировой опыт показывает, что кластерный подход очень полезен просто потому, что возникает некая внутренняя конкуренция и внутренний обмен информацией между компаниями, которые производят примерно аналогичную продукцию, поэтому если государство способно создать кластерное распределение новых производств на своей территории, это чрезвычайно полезно для страны. Но это работа не ассоциации, потому что здесь речь идет о регламентации. То есть ассоциация может сказать: "Мы считаем, что, например, автомобильная промышленность должна концентрироваться в Калуге, а текстильная промышленность — в Иваново". Но это всего-навсего рекомендации, и будет ли слушать эти рекомендации инвестор?

— И кто тогда должен заниматься регламентацией, а также распределением резидентов и отраслей?
— Министерство экономического разви
тия. В конце концов, у нас есть регионы с советских времен, которые специализировались на каких-то направлениях — на химии, на нефти. Что касается индустриального общества, я очень хотел бы, чтобы у нас было так же, как в Китае — идешь по стране и практически не видишь продукции, произведенной за ее пределами. Если вы там были, машины китайские, самолеты китайские, вертолеты китайские. Вертолеты — одна из самых сложных техник, которая делается, и они их начали производить.

— Хотя всегда авиационной державой была Россия, у нее Китай копирует модели.
— Я не говорю о том, что страна должна производить все. Я веду речь о том, что она должна специализироваться на целых отраслях. У нас в течение всех этих лет шел обратный процесс — тотальной деградации производства. Индустриальное общество — это когда люди имеют возможность зарабатывать деньги не на торговых операциях, не на финансовых операциях, а, произведя какой-то новый продукт, и зарабатывать достойно. Идея создания большого количества рабочих мест, которую сейчас как флаг поднимает новый президент и правительство, чрезвычайно правильная.
Я не знаю, не превратится ли это в фикцию или не выльется ли в пустую болтовню. Но то, что об этом сейчас начали говорить, и даже президент заявляет о том, что мы будем оценивать глав регионов по этому показателю как ключевому, вселяет большую надежду. А раньше на это было просто всем наплевать.

— Наступил ли уже момент перелома, когда мы сможем, наконец, прийти к пусть пока и не идеальному, но индустриальному обществу?
— Теперь осталось, как говорится, от слов к делу переходить. На самом деле, создание сети индустриальных парков — это первый шаг в этом направлении.

— У России есть плюсы в плане развития индустриальных парков: мы наблюдаем опыт других стран, согласно которому можем развивать собственный. Существует ли некая модель развития другой страны, которую мы можем взять как определяющую для развития индустриальных парков России? Китай, который вы уже упоминали, США, страны Евросоюза?
— Если мы говорим о том, каким должен быть индустриальный парк, то, на самом деле, модель индустриального парка сейчас достаточно понятна. В Китае, например, создано достаточно много государственных индустриальных парков, но подход государства к расходованию денег в Китае принципиально другой. Если вы помните кризис, который был в 2008 году, действия китайского правительства в корне отличались от наших. Китай, как только у них началось падение производств, фактически стал бесплатно раздавать деньги. То есть они залили своими юанями пожар проблемы. И вся промышленность превосходно существовала и продолжала дальше развиваться. У нас же правительство спасало только банки, а кредитование промышленности практически прекратилось. И промышленность встала.
Уходят высокопрофессиональные специалисты, которым три месяца не платят зарплату, производство начинает разваливаться. Чем сложнее производственный процесс, тем он более чувствителен к сбоям, тем легче его полностью развалить. Когда в 2008–2009 годы промышленность наполовину стояла, то процесс деградации шел чрезвычайно быстро. Я считаю, что за этот период мы отстали на несколько лет от многих стран. А в Китае промышленность продолжала развиваться, и они там троекратно все вложенные деньги окупили за счет налогов. Я считаю, что российская промышленность пока существует вопреки, а не благодаря действиям государства.

— То есть опыт других стран у нас попросту не пройдет?
— Да, мы будем исходить из тех возможностей, которые дает нам государство. Мы с Министерством экономического развития активно обсуждаем вопрос поддержки развития частных индустриальных парков. Разговор на эту тему в принципе — это рывок вперед колоссальный. Если бы два года назад мы бы заявили об этом, на нас бы смотрели как на идиотов, сказали бы, что мы коммерсантам государственные деньги хотим отдать. Но это же действительно выгодно.
Если государство тратит 100 процентов, а обычно 150 процентов стоимости инфраструктуры в государственном парке, то здесь оно затратит, предположим, 30 процентов после того, как парк уже полностью будет построен и заполнен резидентами. Это большой стимул развития, бонус успешного индустриального парка. Если у нас будет политическая воля, наверное, будем это делать.

— Когда говорят о плюсах расширения президентского срока, говорят о преимуществах именно для сферы индустриальных парков, развития инноваций в экономике. В чем эти плюсы?
— Вы знаете, есть такое мнение, что идеальным строем для стремительного развития является монархия, но при условии, что монарх является высокоэффективным менеджером. То есть проблема не в том, что царь наверху, а в том, что сама система смены царей приводит к тому, что через некоторое время там оказываются непонятные люди и начинается деградация. Демократия, как Черчилль говорил, самый плохой из государственных строев при том, что все остальные еще хуже. Просто демократия лучше тем, что теоретически создает возможности появления в руководстве страны высокоэффективных менеджеров, стратегов. Люди, которые говорят о том, что больший срок президентского правления — это лучше, наверное, исходят из того, что для них априори существующий президент является высокоэффективным менеджером.
30 ноября 2020
Все новости