Наверх
— 77,7780 ₽
— 91,5603 ₽

Экономика России после выборов

15.03.2012
Из блога Андрея Нечаева , экономиста, публициста, бывшего министра экономики РФ
Отсутствие условий для реальной политической конкуренции и масштабные фальсификации в ходе думских и президентских выборов породили у значительной части общества сомнения в безусловной легитимности власти. Это крайне опасное явление, поскольку страна в ближайшее время столкнется с рядом серьезных вызовов, а власти предстоит решить множество сложнейших социально-экономических задач, идя часто на непопулярные меры. И без того непростую ситуацию усложнила активная раздача предвыборных обещаний.

Авансы выдавались как никогда широко. Сам новоизбранный президент В.Путин оценивает только социальные обещания примерно в 1,5% ВВП. Оценки ряда уважаемых экспертных институтов еще выше. Так, Центр макроэкономических исследований Сбербанка насчитал всех предвыборных обещаний на 4-5% ВВП, а агентство Fitch — на 160 млрд. $ или 8% ВВП за 6 лет.Все эти пока потенциальные «раздачи» ложатся на уже ранее взятые на себя властью обязательства, важнейшее из которых — скачкообразный рост расходов на оборону (20-23 трлн. руб. до 2020 г.), а также ранее проведенное повышение зарплат сотрудникам силовых органов и пенсий, снижение которых в будущем власть допустить не может. Добавьте к этому необходимость финансирования мегапроектов типа олимпиады в Сочи, форума АСТЭС, чемпионата мира по футболу и ряда других.

Все это было бы тревожно, но не страшно, если бы экономика находилась в стадии быстрого и устойчивого роста, как это имело место в докризисный период. К сожалению, очевидная угроза углубления рецессии в Европе на фоне ее нерешенных долговых проблем, ожидаемая многими экспертами жесткая «посадка» экономики Китая и неустойчивый экономический рост в США, создают крайне неблагоприятный внешний фон для российской экономики, критически зависящей от экспорта сырья. Даже по априори оптимистичным официальным оценкам рост ВВП России не превысит в ближайшие годы 3-4% годовых и то при условии сохранения высоких цен на нефть на мировом рынке. Неблагоприятная мировая экономическая конъюнктура накладывается на ряд мин замедленного действия, оставшихся от прежней тактики «избегания рискованных и непопулярных решений», которой придерживалось правительство в последние годы.

К числу такого рода отложенных проблем относится перезревшая реформа социальной сферы. В первую очередь, это реформа пенсионной системы. Покрытие постоянно растущего дефицита Пенсионного фонда стало в последние годы крупнейшей статьей расходов федерального бюджета.

Реформирование системы образования и здравоохранения едва ли ограничится решениями организационно-административного характера. Оно с неизбежностью потребует роста бюджетных расходов, по уровню которых в этих сферах мы существенно отстаем от развитых стран. Замечу, что повышение зарплат врачей, учителей, преподавателей ВУЗов до уровня средней заработной платы в регионах, а затем и выше, уже анонсировано. Также обещано довести стипендии до размера прожиточного минимума уже в следующем году. Выданы авансы и по части рост доходов другим категориям бюджетников. Эти сферы, особенно здравоохранение, объективно и должны стать приоритетными, поскольку по продолжительности жизни, уровню заболеваемости населения и по детской смертности Россия имеет показатели, недостойные страны, претендующей на звание великой державы.

Колоссальных вложений требует реконструкция жилищно-коммунального хозяйства. Реформирование этой сферы носило пока косметический характер и так и не сделало ее инвестиционно привлекательным сектором экономики. Здесь требуются воистину «прорывные» решения, поскольку дальнейшее откладывание реконструкции ЖКХ грозит все увеличивающимся потоком мелких техногенных катастроф. К сожалению, перечень сфер, нуждающихся в кардинальном реформировании, время для которого наступило еще позавчера, может быть продолжен. Упомяну лишь, что в решении острых демографических проблем правительство выбрало наиболее примитивный путь финансового стимулирования роста рождаемости.

Проблема в том, при нынешнем состоянии российской экономики вообще и бюджета в частности приоритетов не может быть много. А власть пообещала нам активно поддерживать (читай финансировать) и оборону, и здравоохранение, и образование, и решение демографических проблем, и правоохранительные органы, и олимпиаду и прочее и прочее. Увы, скоро придется определяться с истинными приоритетами. Дай бог, чтобы им оказалось здравоохранение.

К стратегическим проблемам могут добавиться текущие неприятности типа резко сокращающегося положительного сальдо торгового баланса. Россия пока не стала инвестиционно привлекательной страной. Более того, и в ходе кризиса 2008-2009 гг. и в последние месяцы из страны происходил масштабный отток капитала. Высказанные в ходе предвыборных баталий идеи пересмотра итогов приватизации 90-х годов, ряд скандальных уголовных дел против предпринимателей и сохранение ужасающей коррупции едва ли позволяют надеяться на кардинальное изменение этого тренда. В итоге возможный дефицит баланса по текущим операциям не будет компенсирован притоком капитала. Это с неизбежностью приведет к девальвации рубля (с предшествующей растратой валютных резервов или без, что определит скорость и масштаб девальвации) с соответствующими инфляционными последствиями в силу высокой зависимости от импорта потребительского рынка. Одновременно резко ухудшатся условия для модернизации экономики за счет ввоза передовых западных технологий, а также возможности заимствований на зарубежных рынках капитала.

По обязательствам придется платить. Напомню, что еще несколько лет назад российский бюджет балансировался при цене нефти 30 $ за баррель. Сейчас сбалансированность бюджета обеспечивается уже при цене нефти в 115 $ за бочку. Масштабное и долговременное снижение нефтяных цен приведет к бюджетной катастрофе. Пока в условиях напряженности вокруг Ирана цены на энергоносители сохраняются на комфортном для российского бюджета уровне. Однако рассчитывать на их дальнейший заметный рост может только безумец. Более того, новые технологии добычи и транспортировки газа, активное внедрение в развитых странах альтернативных источников энергии и программы энергоэкономии скорее могут уже в среднесрочной перспективе привести к сокращению спроса на российские энергоносители.

Чудес в экономике не бывает. Какое-то время дефицит бюджета можно покрывать заимствованиями, но при нынешних долговых проблемах в мире России едва ли будут давать деньги охотно и дешево. На масштабную приватизацию власть, судя по долгим дискуссиям на эту тему, явно не готова. Мэйнстримом последних лет было наоборот повышение роли государства в экономике, в том числе в качестве хозяйствующего субъекта.

В итоге для решения неизбежных бюджетных проблем необходимо будет либо снижение (как минимум заметное замедление роста) расходов, либо увеличение налоговой нагрузки. Первое содержит политические риски, на которые в условиях отмеченных выше сомнений в обществе относительно легитимности власти и отсутствия консолидации элит власть пойти не может. Остается второй путь. Неслучайно еще в качестве кандидата в президенты В.Путин туманно заговорил о налоговом маневре. Одновременно под лозунгом социальной справедливости в общество стали вбрасываться идеи налога на роскошь, компенсационных сборов за нечестную приватизацию, возврата прогрессивного подоходного налога и т.п.

Путь повышения налогов крайне опасен. Российский бизнес, как известно, помимо официальных налогов платит еще и колоссальную коррупционную мзду. Для ее снижения пока реально ничего не сделано. Более того, жизненно необходимая структурная перестройка российской экономики и рост инноваций требуют налогового стимулирования в виде дифференцированного снижения налогов для высокотехнологичных секторов. Мы уже имеем совсем свежий опыт повышения налогов на заработную плату. Его результатом стало свертывание экономической активности, в первую очередь, малого и среднего бизнеса и уход предпринимательства в тень. Это имеет среди прочего и фискальные последствия. Прирост сбора указанных налогов в прошлом году оказался на 300 млрд. руб. ниже планировавшегося в результате повышения налогового бремени.

Есть глобальное решение проблемы. Это резкая активизация экономического роста. Потенциально ее может дать масштабная либерализация экономической жизни в сочетании с заметным снижением коррупции и административного давления на бизнес. Разумеется, эффект улучшения предпринимательского климата наступит не сразу, но он будет мощным. Увы, власть не демонстрирует действиями своей готовности идти этим путем. Боюсь, жизнь заставит. Не опоздать бы!

Вернуться к списку новостей