Наверх
— 77,5520 ₽
— 91,2632 ₽

Леонид Бершидский: У меня есть мечта. Утопический сценарий развития событий после 4 марта

02.03.2012
Для политически озабоченных жителей России, особенно русского «Фейсбука», жизнь сейчас разделилась на «до» и «после» 4 марта. В «до» остались Чистые пруды, Болотная, проспект Сахарова, Якиманка и прекраснодушное белое кольцо по внутренней окружности Садового. В «после» только одна константа — Путин. Но выберут его в первом туре или все же во втором? Состоится ли вечером 5-го согласованный митинг или придется идти протестовать на Лубянку, возможно, под дубинки ОМОНа? Будет ли протестное движение разгоняться и подавляться? Досидит ли Путин свой новый срок, опрокинет ли его настоящая революция или сам он решит уйти в отставку, как Ельцин, осознав разочарование масс?
Самое время подумать о самом радужном сценарии на «после». О таком, чтобы лучше не бывает.
Даже такой сценарий должен исходить из того, что к Путину не спустится ангел и не заставит его выступить по Первому каналу с речью, аналогичной недавнему покаянию Березовского . Ангел и к Березовскому-то спустился только после рекордно дорогого по британским меркам развода , серьезно подорвавшего его финансовое положение. Путину ничто подобное не грозит.
Значит, «сценарий мечты» придется писать самим.
Один из вариантов этого сценария, по сути, сочинил уже Михаил Ходорковский: его идеальная картина будущего прямо следует из « Семи тезисов для Болотной ». Выглядит она так. Оппозиция избегает любых силовых вариантов, продолжает и наращивает мирные протестные акции, формирует по новому закону всего две-три сильных партии, выдвигает своих «проходных» кандидатов на возвращенных губернаторских выборах, вбирает в себя статусных «дезертиров» из путинской команды. Дальше — досрочные выборы в Думу в 2013 году и Конституционное совещание в 2014-м, чтобы превратить Россию в президентско-парламентскую республику. В 2015 году — настоящие, честные президентские выборы. И конечная цель — европейская демократия — уже в пределах видимости.
Чтобы писать утопии в тюрьме, нужна невероятная сила духа, которую Ходорковский уже не раз демонстрировал. Зато, находясь на воле, труднее чертить такие прямые линии: перед глазами столько всего мельтешит, что нет-нет да и дрогнет рука. Мой «сценарий мечты», пожалуй, более компромиссный, чем у Михаила Борисовича.
1. После выборов, которые Путин, скорее всего, выиграет все же в первом туре, оппозиция — в первую очередь сама «толпа», самоорганизующаяся через соцсети, — коллективным разумом решает избегать столкновений и всяческого насилия. То есть ходить только на согласованные с властями акции и выражать свой протест мирно. Аргумент тут простой: к насилию можно прибегать, только если рассчитываешь прямо сейчас взять власть силой. Принять на себя ответственность за такой расчет сейчас не способен никто, да и насилие само по себе органически противно большей части нашей «толпы».
2. Все, кто претендовал на лидерство в зимних протестах, а заодно и все, кого в лидерах хотела видеть «толпа», собираются в одном зале. Там и Пархоменко, и Удальцов, и Рыжков, и Парфенов, и Акунин, и, прости господи, Тор. По здравом размышлении все они принимают два решения. Во-первых, Путин избран легитимно. Обыграть его 4 марта, положа руку на сердце, не мог никто, и он действительно был самым популярным кандидатом. Выборы в Думу, да, были нечестными и нелегитимными, но их результаты, пока Путин президент, отменить невозможно. Во-вторых, обыграть Путина на следующих выборах — да, через шесть лет — может только человек не менее Владимира Владимировича привлекательный для большинства. А не только для москвичей, которые приходили на митинги зимой.
Каждый из собравшихся внимательно смотрит на себя в зеркало и задается вопросом: «А избираем ли я?» А потом смотрит вокруг, на товарищей по протестам, и задается вопросом: «А избираем ли кто-то из нас? Кто бы это мог быть?» В моей утопии такой подход может привести лишь к одному результату: тотальному обращению взоров на высокого православного блондина с окраины, отца двоих детей и примерного семьянина по фамилии Навальный. В демократической политике свои законы, и интеллектуалы могут какое-то время их игнорировать, но когда-то надо ведь и остановиться.
3. Найдя себе избираемого кандидата, все потенциальные лидеры и организаторы твердо договариваются помогать ему построить к следующим думским выборам мощную политическую машину со штабами во всех регионах, с системой primaries, с выдвижением сильных кандидатов в губернаторы, которым лидер помогает победить. Чтобы создать такую машину с единой предвыборной программой, многим придется пойти на идеологические компромиссы. Националистам — смягчить свои позиции и принять довольно либеральные трактовки Навального, крайне левым — отказаться от намерений все поделить и раздать, либералам — согласиться на слегка раздутую по их стандартам социальную программу. В результате получится могучая центристская сила с реальной поддержкой снизу, способная не позволить «Единой России» ни мухлевать, ни побеждать.
4. Новая партия выигрывает следующие думские выборы. Да, в 2016 году. Это только сейчас кажется, что слишком нескоро: реальную, а не дутую политическую силу быстрее и не построишь, тем более не обкатаешь на губернаторских и местных выборах. Никто же не отменял противодействия со стороны Путина и единороссов. Ангел не спустится.
5. Ну, а дальше можно все по Ходорковскому. Конституционное собрание, президентско-парламентская республика, торжество демократии. Возможно, размежевание былых попутчиков, возникновение двух-трех партий на месте прежнего единого блока. Чудные времена конкурентной политики, коалиционных правительств, сформированных по результатам парламентских выборов, и прочих европейских красивостей. Вступление в ЕС, или что там будет на его месте лет через семь-восемь.
Вот вам, господа, еще одна утопия. Почему она несбыточна, знает каждый из нас. Особенно те, кто хоть чуть-чуть знаком с «организаторами». Эх, господа.
Или все-таки попробуем?

Вернуться к списку новостей