Наверх
— 79,3323 ₽
— 92,6284 ₽

Николай Злобин: У каждого свой Путин

14.02.2012
Во-первых , все кандидаты в президенты, за исключением, наверное, Михаила Прохорова, участвуют в подобных выборах в последний раз. Когда бы ни проводились следующие президентские выборы, на них будут уже другие кандидаты, другие партии, другой расклад политических сил. Любому победителю нынешней президентской гонки придется решать совершенно одни и те же практические задачи, которые стоят перед страной. Социально-политическая и экономическая реальность, в которой находится нынешняя Россия, почти полностью нивелирует разницу в программах кандидатов и в их идеологических преференциях. Следующее президентство неизбежно будет носить сложный переходный характер и может оказаться короче, чем предусмотрено Конституцией страны.

Во-вторых , призыв голосовать за кого угодно, лишь бы не за Путина, представляется не просто бессодержательным, но и оскорбительным. Как по отношению к другим кандидатам в президенты, которые теряют в глазах избирателей остатки собственной политической индивидуальности, так и по отношению к избирателю, которому — теперь уже и со стороны оппозиции — предлагается максимально сузить политический выбор. Хотя этот призыв является во многом вынужденным и по-своему объективно отражает ситуацию в стране, он больше демонстрирует неуверенность антипутинской оппозиции, чем уязвимость российского премьера на выборах.

В-третьих , естественно, против Путина будут голосовать те, для кого он неприемлем и кому он не нравится. Но, очевидно, за Путина будут голосовать не только его прямые сторонники, но и те, кому другие кандидаты в президенты нравятся еще меньше. За Путина проголосуют, в частности, те, для кого на посту президента неприемлем коммунист, либеральный демократ, молодой олигарх или бывший глава невнятного Совета Федерации. Для части избирателей именно Путин, как ни парадоксально это может показаться, представляет сегодня наименьшее зло.

В-четвертых , сегодня у каждого есть «свой Путин». У тех, кто будет голосовать за Путина, есть для этого собственные, личные причины и аргументы. В отличие от электората других, электорат Путина является наиболее эклектичным и разноплановым. Он рекрутируется практически из всех социальных групп и слоев. В отличие от остальных кандидатов премьер не опирается на определенную социальную группу или политическое мировоззрение. В этом, с одной стороны, его слабость и аморфность, но с другой — основа массовой устойчивости. Но у каждого избирателя Путина есть в голове свой Путин, за которого он собирается голосовать. Конечно, у его противников тоже в головах есть собственный Путин, неприемлемый на посту президента.

В-пятых , Путин не в полной мере осознает, что для значительной части своих избирателей он сегодня предстает в новой роли. Если в предыдущих избирательных циклах, он олицетворял идею стабилизации, восстановления эффективного государства, строительства вертикальной конфигурации власти и т. д., то теперь он вольно или невольно выступает в качестве гаранта политических и экономических реформ и, если хотите, либерализации. У части путинского электората есть острый запрос на нового Путина, у другой его части — запрос на сохранение традиционного Путина. На все вопросы, какого именно Путина мы увидим после выборов, он отвечает, что считает себя личностью целостной, никакого Путина 2.0 нет. В ходе избирательной кампании Путин неоднократно давал понять, что именно от него следует ожидать реформаторского прорыва. Ему удается сохранять и даже увеличивать свой высокий электоральный потенциал за счет посылки крайне противоречивых сигналов. Сказанная им на встрече с политологами фраза, что если вам нужны гарантии, то я — ваши гарантии, я — ваш гарант, воспринимается разными группами как обещание именно им. Путин сегодня оказался символом надежд и ожиданий разных социальных и политических групп, видящих в нем гаранта реализации этих надежд после выборов. Иллюзорность или реалистичность ожиданий не играет решающей роли накануне выборов.

В-шестых , победив на выборах, Путин получает скорый раскол своего электората, часть из которого неизбежно будет разочарована его действиями. Через 18-24 месяца Путин столкнется с тем, что существенная часть его сторонников начнет все больше и больше солидаризироваться с его нынешними оппонентами. Одновременно начнется процесс превращения части его нынешних противников в сторонников. Интрига в том, какая именно часть сегодняшнего путинского электората — условные «консерваторы» или не менее условные «реформаторы» — будет переходить в оппозицию ему, а какая часть оппозиции — коммунисты, демократы, либералы, националисты и т. д. — начнет пополнять его электорат. Это зависит от конкретных действий Путина в первые два года. Но как он будет действовать, Путин пока не знает сам. Поэтому слова «я — ваш гарант» сегодня могут с равной степенью искренности говориться им совершенно разным политическим и социальным кругам.

В-седьмых , политическим драйвом Путина является не стремление к самой власти, как он сам вполне честно, на мой взгляд, уверяет всех. Его политическим и человеческим драйвом является глубокая личная убежденность, даже вера в то, что он президентской властью сможет распорядиться во благо страны гораздо лучше, чем другие кандидаты в президенты и уж тем более чем его политические противники. Путину чужды политтехнологии, политическая борьба, и конкуренция, выборы, дебаты и т. д. Он не считает их причиной своего нахождения в Кремле. Судьба, а не успешная и умелая политическая карьера привела его на вершины российской власти. Путин видит свою главную задачу в том, чтобы не дать народу совершить роковую, по его мнению, ошибку и помешать судьбе сохранить его на этой вершине. Путин феноменально самодостаточный человек, глубоко убежденный в абсолютной верности своего чувства страны и понимании того, что хорошо и что плохо для нее. Его политическая воля базируется на этой убежденности. Свои ошибки и просчеты он легко объясняет себе отсутствием необходимых условий и ресурсов. Путин не демократ или диктатор, не либерал или консерватор. Он даже не государственник в политическом смысле слова. Он действует вне идеологических схем и политической логики, но руководствуясь внутренним чутьем и предпочитая не замечать логику, если она входит в противоречие с внутренним убеждением. Именно в этом его сила, и именно в этом Путин наиболее уязвим. Сегодня как никогда ранее.

Вернуться к списку новостей