Наверх
— 77,1780 ₽
— 89,9818 ₽

Политтехнолог Евгений Сучков – о предопределенности выборов

24.01.2012
Дмитрий Волчек

Директор Института избирательных технологий Евгений Сучков – один из опытнейших политтехнологов в России. Два десятилетия он работает на выборах в органы власти разного уровня. По его мнению, сценарий выборов, которые пройдут 4 марта, прописан, отступлений от него не будет, как не будет и второго тура.

– 14 января Виктор Черепков, тогда еще кандидат в президенты России, доказывал в нашем эфире, что кандидат-самовыдвиженец честно собрать два миллиона подписей за короткий срок, включая 10 дней новогодних праздников, не может. Вы тоже говорили в интервью "Коммерсанту", что это невозможно.

– Действительно за короткое время собрать два миллиона живых (подчеркну – живых) подписей невозможно. Это огромная организационная работа, огромный механизм. Допустим, за Зюганова можно было бы собрать подписи, потому что у него есть и структура, и сторонники. А как собрать два миллиона подписей Григорию Алексеевичу Явлинскому – это мне совсем непонятно. Прохоров может сказать: я много истратил денег, и мне удалось собрать. Хотя тоже вопрос – ведь деньги должны идти из избирательного фонда.

– Прохоров был у нас на днях в студии и рассказывал, как волонтеры и сотрудники его компаний (на добровольной основе, как он подчеркнул), собирали эти подписи. Вы верите ему?

– Не верю. У меня очень много знакомых и коллег в разных регионах России, и я их просил отслеживать процесс сбора подписей и за Явлинского, и за Прохорова, и смею вас заверить, что в большинстве регионах активного сбора подписей ни за Явлинского, ни за Прохорова не наблюдалось. У нас в России 110 миллионов избирателей. И Прохоров, и Явлинский сказали, что они собрали больше двух миллионов. Разделите 110 миллионов на два миллиона двести тысяч. Получается, что каждый пятидесятый россиянин должен был подписаться за Явлинского, каждый 50-й должен был подписаться за Прохорова, а еще и за Черепкова, а еще и за Мезенцева. Было это? Близко этого не было.

– А как же тогда появились все эти коробки?

– Вот это уже вопрос к Явлинскому и к Прохорову. И вопрос к нашей Центральной избирательной комиссии, как они будут проверять качество этих подписей.

– А как вы объясняете роль Прохорова? Большинство экспертов уверено, что его выдвижение срежиссировано в Кремле, он сам это яростно и довольно убедительно отрицает.

– Среди тех, кто собрал два миллиона подписей, ни одного выдвижения против Кремля не было. Прохоров слишком умный человек для того, чтобы идти на импульсивные ходы. И в этой кампании он ведет себя отнюдь не как ярый оппонент Владимира Путина, а как человек, который развивает некое пространство идей, которые в дальнейшем могут быть востребованы Путиным, но которые в силу тех или иных причин Путин сейчас озвучить не в состоянии.

– Интересна и роль кандидата Мезенцева. Принято считать, что иркутский губернатор выдвигается на тот случай, если все прочие кандидаты вдруг откажутся от участия в выборах, чтобы у Путина остался декоративный соперник. Но ведь сценарий этот невероятен, Жириновский или Зюганов от выборов не намерены отказываться ни в коем случае. Зачем нужен Мезенцев?

– Это элементарная перестраховка. В этой кампании она изначально была лишней, вы правы. Та некрасивая история, в которую попал Мезенцев с якобы сбором подписей, говорит о многом. Это очень неприятный подарок для власти.

– А почему именно Мезенцева выбрали на такую роль?

– Могли выбрать кого угодно. Совершенно случайным образом, я думаю.

– Может случиться так, что кого-то из кандидатов-самовыдвиженцев ЦИК не допустит к выборам?

– Думаю, что сценарий разработан, ломать его вряд ли захотят, лишние скандалы власти сейчас не нужны. Проще закрыть глаза на качество собранных подписей и реализовать тот сценарий избирательной кампании, который сейчас начал реализовываться.

– Что, на ваш взгляд, самое существенное в этой кампании?

– Существенное в любых выборах – это легитимность власти. Выборы и дают ответ, насколько власть легитимна и насколько население страны и мировое сообщество может доверять руководству государства. Именно этот процесс сегодня и происходит в России. Сам Владимир Путин сказал, что победа любой ценой ему не нужна, ему нужна победа легитимная. И очень хорошо, что российская власть наконец стала это понимать. Я прогнозирую достаточно уверенную победу Путина в первом туре. Реальных конкурентов у него нет. Возможно, небольшую конкуренцию может составить Зюганов. В этом смысле легитимность Путина как будущего президента, на мой взгляд, особых сомнений вызывать не должна. Нравится это кому-то или не нравится – это другой разговор.

– То есть второго тура не будет?

– Как любой человек, я могу ошибаться, но на сегодняшний день я таких возможностей не вижу.

– Примечательно, что Путину пришлось пересмотреть сценарий, разработанный осенью, фактически отказаться от упоминаний "Единой России", дистанцироваться от партии, которая его выдвинула. Насколько со стратегической точки зрения это верное решение?

– Я бы не сказал, что Владимир Владимирович очень сильно дистанцируется от партии "Единая Россия". Другое дело, что тему "Единой России"в этой кампании он не педалирует. Но такого, чтобы сказать, что "Единая Россия"мне больше не нужна – такого не было, и поверьте мне, не будет. Исполнительной власти в России и в других странах с авторитарной системой правления всегда нужна партия для реализации своих интересов методами публичной политики. И в этом смысле "Единая Россия"все равно будет востребована сразу же после выборов.

– Мы видим, как в последнее время пробуксовывают политтехнологи в предвыборных кампаниях. Кремль поставил на одного кандидата в Южной Осетии, а побеждает другой. То же самое в Приднестровье. Если в таких скромных масштабах кремлевские политтехнологии не работают, так, может быть, они просчитаются по-крупному и в России в такой зыбкой ситуации, когда недовольство в обществе растет?

– Нет отдельно кремлевских политтехнологий и некремлевских, есть политические технологии, которые известны профессионалам, и они их используют. Другое дело, что одни из моих коллег сидят в Кремле или рядом, а другие на противоположных трибунах. Говорить о том, что есть необыкновенные кремлевские технологии – это несколько наивно.

– Но можно сказать о том, что информационное пространство меняется, самоорганизация общества меняется, а кремлевские политтехнологи не учитывают этого, работают по старым методикам.

– Дело в другом, что аппарат власти (не только технологи), на мой взгляд, проморгали феномен интернета. Та информационная составляющая, которую интернет привнес в массовое сознание за последние два-три года, дает о себе знать на выборах разного уровня, в том числе и на выборах в Осетии, в Приднестровье. Что касается ставки на фигур, которые недостаточно популярны среди населения, то это, конечно, ошибка людей, которые отвечали за данный вопрос.

– Путин тоже теряет популярность. Более того, сейчас против него выступает средний класс, молодые профессионалы, которые пропаганду по телевизору не смотрят, а пользуются социальными сетями, где совсем другая идет агитация и совсем другие разговоры.

– Вы абсолютно правы. Действительно, появляются люди (я бы не назвал это класс, я бы сказал о классовых прослойках), которые лишены возможности делать политическую карьеру. Не все собираются делать такую карьеру, но сам факт, что у них нет такой возможности, подвигает их к активным действиям, которые мы наблюдали и будем наблюдать в ближайшем будущем.

– Одной из их главных требований – отставка Чурова. Долго ли он будет возглавлять ЦИК?

– Я не согласен с самим фактом демонизации господина Чурова. Не тот масштаб личности, чтобы делать ее инфернальной, совсем не тот. Он выполняет команды, которые к нему приходят из администрации. И в этом смысле Чуров достаточно способный "исполнитель". Но вешать всех собак на одного Чурова – это значит уводить ситуацию со столбовой дороги на проселочную.

– Повторится ли 4 марта ситуация 4 декабря с массовыми нарушениями, которые покрывал Чуров?

– Покрывал не столько Чуров, сколько региональные власти. Давайте называть вещи своими именами. Чуров лишь обобщает те данные, которые к нему поступают из территориальных и региональных избирательных комиссий. И здесь он абсолютно прав, когда призывает всех придти к нему, и он всем будет показывать, что он чист. Он действительно практически чист. То, что он возглавляет структуру, которой все недовольны – это другой вопрос. Были нарушения? Да, были. Будут нарушения? Скорее всего, в какой-то степени да, будут. Но отрицать тот факт, что Владимир Владимирович Путин из всех нынешних кандидатов в президентской кампании пользуется наибольшей поддержкой населения, глупо. Это факт, нравится это кому-то или не нравится.

Вернуться к списку новостей