Наверх

Василий Гущин: Одежда и текстиль — первое, на чем экономят потребители

18.01.2012
Спрос на товары легпрома в прошлом году оставался вялым, а по некоторым позициям даже сокращался. «Платежеспособность россиян остается низкой, а одежда и текстиль — первое, на чем экономят потребители», — отмечает Василий Гущин, владелец ивановского текстильного холдинга «Мега». Отечественный рынок товаров легпрома в этом смысле повторяет судьбу рынка глобального, который с началом кризиса сокращается год от года.
Пожалуй, сложнее всего изготовителям одежды. В последние семь лет производство здесь опережало потребление, компании начали испытывать трудности задолго до наступления кризиса. После 2009 года их позиции еще сильнее пошатнулись. Помимо этого эмоциональный фактор покупок — ключевой драйвер рынка одежды — в посткризисное время сошел на нет, уступив место здравому рационализму потребителей. Во всем мире люди не хотят больше платить за «магию бренда». Многие фэшн-марки, прежде всего те, что относятся к категории люкс, сегодня переживают небывалое падение продаж. Специалисты даже поговаривают о том, что изменится само понятие моды. Успешно продавать одежду сегодня можно, только полностью отвечая новым потребительским требованиям, из которых ключевое — стремление получить по-настоящему качественный товар (возможно, с новыми свойствами), соответствующий реальной потребности человека, по небольшой цене. Это демонстрирует, например успех японского одежного холдинга Uniqlo, предлагающего совершенно иную концепцию, чем остальные фэшн-марки. «Мы не хотим, чтобы наши покупатели были ходячей рекламой лейблов, к чему стремятся другие марки, — говорят в компании, — мы просто делаем одежду для всех, которую можно носить в любом уголке планеты». Компания вкладывается в новые разработки текстиля, чтобы улучшить функциональность своей продукции. А за счет вертикальной интеграции и правильного контроля над издержками (например, компания не стремится часто обновлять лекала и не дает рекламы) ей удается поддерживать невысокие цены. Несмотря на падение мирового рынка одежды, продажи Uniqlo растут на 12–15% в год, недавно был открыт самый большой универмаг одежды в Нью-Йорке. Хорошие показатели у Uniqlo и на российском рынке — в отличие от многих иностранных марок, которые не смогли продержаться в кризис и либо ушли с рынка, либо приостановили свое развитие.
У отечественных одежных марок в России ситуация не лучше, чем у иностранцев. Им сложнее соответствовать потребительским требованиям к качеству по доступной цене из-за роста цен на сырье (прежде всего хлопок), которое приходится импортировать. Российские одежные сети оптимизируют ассортимент, оставляя только ходовые модели, но им все равно приходится сокращать маржу.
Не менее трудно живется и отечественным производителям текстиля — постельного белья, спецодежды и тканей для них. Из-за роста издержек и снижения спроса многие текстильщики сворачивают бизнес. Объем текстильного производства в той же Ивановской области в прошлом году сократился на 50%. Ведущие игроки решили уйти от производства стандартного российского продукта — дешевых хлопчатобумажных тканей — и сосредоточились на поиске нового. Например, корпорация «Нордтекс» начала разрабатывать наукоемкий текстиль из полиэфирных волокон на базе собственного производства тканей для спецодежды; собирается вывести новые для отечественного производителя продукты — мебельные ткани, более современный текстиль для дома — и за счет этих продуктов оживить спрос.

Вернуться к списку новостей