Последние
новости

Иван Давыдов: Casus Belyh и единственный оппозиционер

9 мин
15 января, 2012
Владимир Путин в ходе селекторного совещания побранил в очередной раз очередного губернатора (подробнее пересказывать историю с Никитой Белых, наверное, бессмысленно – все, кто интересуется политикой или хотя бы смотрит новости по телевизору, так или иначе в курсе). В принципе, в этом нет, вроде бы, новости – Путин время от времени подвергает губернаторов публичным поркам.
Но в этот раз событие вышло из ряда вон: губернатор внезапно и дерзко ответил всесильному премьеру. Даже, можно сказать, используя дворовую лексику, дерзко и четко. Такого на Руси, действительно, еще не случалось.
Путин сказанного не забыл, и в четверг пообещал, не называя, впрочем, фамилий, после победы на президентских выборах нерадивых губернаторов поразогнать. С болью в сердце, конечно, он ведь так трепетно относится к кадрам…
Главная наша задача – кадры, ты понял, Лаврентий? – кажется, так заканчивался один мрачный советский анекдот.
А политологи заспорили – знал Белых или нет заранее о спектакле, в котором ему отведена незавидная роль малокомпетентного негодяя (я вот думаю, что знал, оттого и дерзил, но для дальнейших рассуждений это значения не имеет)? Является ли грубость постановки – извлеченные невесть откуда платежки за горячую воду, нарочитая осведомленность премьера о том, о чем замещавший начальника вице-губернатор ни сном, ни духом – фирменным знаком нового хозяина российской внутренней политики, В.В.Володина (будто бы при Суркове В.Ю. сценки такого рода отличались особой изысканностью)? Уволят ли теперь Белых или нет? Немедленно или все-таки после президентских выборов?
Так вот, это все любопытно, конечно, но не очень значимо.
С учетом того, что произошло после выборов думских, что еще произойдет до, после и во время выборов президентских, значим не подковерный контекст. Значимы позиции, или даже позы действующих лиц. Не то, что мы подозреваем о замыслах драматургов, чья одаренность, к тому же, не вызывает особой зависти, а то, что творят действующие лица непосредственно на сцене.
Начнем со злодея. В данном, то есть, случае, с кировского губернатора.
Кировский губернатор, повторюсь, совершил нечто невообразимое. Во-первых, зная заранее о вызове на совещание, позволил себе на это совещание не явиться. И, во-вторых, ответил на заочную критику не парой ритуальных фраз в армейском стиле – «Виноват, исправлюсь», а так, как будто он в конфликте прав. Как будто кто-то, кроме всесильного премьера может быть в таком конфликте прав. Как будто премьер уже не всесильный.
И, что самое поразительное, должно быть, для прочих наделенных чинами наблюдателей скандала, - земля под вольнодумцем не разверзлась немедленно. В ад среди языков пламени Никита Юрьевич не погрузился. В худшем случае – теперь уже и сам Путин это пообещал – отставлен будет не раньше, чем закончится предвыборная гонка.
А ведь надо иметь в виду, что за Белых имеются грехи посерьезней, чем рост каких-то там несчастных тарифов. Результат ЕР в Кировской области – хуже среднего по стране, меньше 35 процентов. В то время как на предыдущих, региональных выборах злопыхатели ждали провала партии власти, а вместе с ней – и Белых. И сразу после выборов по экзит-поллам выходило, что провал неизбежен. Один массивный политолог из партийных, человек не особенно умный, зато честный, прямым текстом в своем блоге писал: «Никита, одумайся!» Никита за ночь одумался, и показала тогда «Единая Россия» в области вполне приличный результат. Машинка, то есть, работает. Может, то есть, когда хочет. А в этот раз, получается, не захотел. Да еще и совещания прогуливает. И самому – самому! – здесь придыхание почтительное, - дерзит. И на митинг оппозиции ходил. И Навального в свое время пригрел. И оппозиционную партию не просто возглавлял не так давно, но еще и содержал на собственные деньги. А в правильную партию так и не вступил. Пробы, короче, ставить негде.
И ничего, жив, здоров, даже пока не под следствием.
Это, безусловно, прецедент.
Но оставим теперь злодея, и глянем на героя. Путин В.В., как было сказано выше, вроде бы и не делает ничего особенно нового. Но, во-первых, не за горами выборы Путина В.В. А во-вторых, время несколько изменилось. Протесты эти странные. Свист. Происки Госдепа и его коварных наймитов. Даже приятное слово «стабильность» если и мелькнет, то не радует: «Обстановка с преступностью в армии остается стабильной», что-то такое все больше.
Путин – это очевидно, новую ситуацию замечать не хочет. Оттого и воспроизводит старые, отработанные ритуалы. Но читаются они уже как ответ на новую ситуацию.
Провал партии власти – которая совсем недавно еще была партией Путина, а теперь упоминания о ней на свежеоткрытом сайте кандидата в президенты Путина надо специально выискивать, и это тоже признак новой ситуации – кое о чем говорит. Дело ведь не в выборах подтасованных – чай, оно не в первый раз, - дело в том, что преодолен предел терпения. Новый российский феодализм с узаконенным почти казнокрадством, с чиновным беспределом, с возрожденной системой кормлений, от которой пахнет совсем уж средневековьем, с восстановлением де факто сословной структуры, в которой государевы люди разве только убить не могут смерда безнаказанно, да и то не без оговорок, - съел себя. Оказался неприемлемым для граждан, переставших верить в то, что они здесь смерды.
И тут Путин, привычно натянув костюм супергероя-спасителя, заявляет: Люди! Между вами и государством – только я. Только я могу спасти вас от их бесчинств. Приду, и пусть не молча, но поправлю все. И тарифы снизятся, по трубам побежит горячая вода, а виновные претерпят заслуженную кару.
Собственно, это и есть предвыборная программа кандидата Путина. Больше ему предъявить народу нечего. Пустозвонство про модернизацию и суверенитет – простая формальность. Надо ведь что-то написать на официальном сайте.
Путин объявляет себя единственным настоящим оппозиционером, у которого есть ресурс для защиты граждан от ненавистного государства.
Как ни странно, эта старая схема в рамках взаимоотношений самого популярного – все еще – политика в стране и граждан, страну населяющих, может сработать.

Граждане, похоже (сейчас не об интернет-бунтарях речь, и не о митингующих на стогнах столицы), готовы по привычке в это верить. Готовы забыть, что государство, от которого Путин берется их защитить, Путин же и построил. Что государство – и есть такой раздутый Путин.
И тут мы приближаемся к развязке драмы. Кроме граждан, возможность договориться с которыми все еще существует, есть также собственно государство. Многомиллионная армия чиновников, привыкших к исключительно хорошей жизни. Твердо уяснивших, что они и есть хозяева страны. И что пока они соблюдают неписаные правила игры, которые с писаными законами РФ отнюдь не совпадают, - им здесь можно все.
Правда, иногда приходится кем-то жертвовать ритуала ради. Бывает, даже всерьез, в исключительных случаях и до тюрьмы доходит дело. Жертвам это вряд ли по нраву, но прочих участников игры до поры устраивало.
И тут вдруг появляется негодяй Белых, осмелившийся лидеру нации дерзить. Он не только не кается, он даже не оправдывается. Больше того – он прямым текстом заявляет, что премьер недостаточно осведомлен.
Владимир, ты не прав, пока еще мягкая версия.
В рамках предвыборной кампании схема «добрый царь карает плохих бояр» воспринимается многими, и, в первую очередь, видимо, добрым царем, как сугубо технологическая. Но дальше – дальше выборы кончаются, остается новая политическая ситуация, рост протестных настроений, неизбежные, судя по всему, проблемы в экономике, которые едва ли заставят народ сильнее полюбить государство.
И в этот момент единственному настоящему оппозиционеру, единственному человеку, способному россиянина от государства российского защитить, придется отвечать за слова. Бороться, то есть, с произволом чиновников по-настоящему, опираясь при этом на чиновников, творящих произвол. Просто потому, что никакой другой опоры нет – в конце концов, не сам ли Путин строил год за годом систему, в которой ничего само собою вырасти не могло, а только сверху назначалось?
И тут даже не в том беда, что в затее этой скрыто явное противоречие, что это будет борьба с собственным детищем, или даже с самим собой. Главное – что конкретные представители государства с такой борьбой мириться больше не готовы. Слишком в свою здесь неизбежность, что ли, уверовали. Так же, как и граждане, перешагнули некоторый предел терпения. Они, эти хозяева, и могут стать настоящей оппозицией единственному оппозиционеру. А им есть, что потерять, и за что побороться.
Огрызнувшийся на Путина Белых – такой же, несмотря на оппозиционное прошлое и бизнесовый бэкграунд чиновник, как и все прочие, такой же государственный назначенец, - всем показал, что ничего здесь невозможного нет.
Небеса на землю не падают.
01 декабря 2020
Все новости