Наверх

Владимир Карпов: С чем пойдем на «медведя»?

09.12.2011
Чем ближе 10 декабря, тем больше требований выдвигается. А общего лозунга так и нет

Еще накануне выборов беседовал со знакомым политтехнологом. Разговаривали о кампании, нарушениях, административном ресурсе... Гул недовольства был ощутим еще до 4 декабря. Он не понимал, что происходит, поскольку ничего нового для него во время этой кампании не было. «Слушай, ну те же инструменты, те же избитые приемы! Чего шумят-то? — говорил он. — Пятнадцать лет работаю, и ничего не меняется, а сейчас все в ужасе! Что раньше молчали?» Так вот, мне кажется, что если для политтехнологов в 2011 году ничего не изменилось, это может свидетельствовать только об одном: изменились мы. И это те изменения, с которыми не считаться больше для власти не представляется возможным.
На днях пришел домой после работы и обнаружил свою жену у монитора компьютера. Она смотрела эфир телеканала «Дождь» про митинг на Чистых прудах и чуть не плакала. «Так же нельзя! Почему все молчат? Что происходит?» — эмоционально вопрошала она и рвалась в бой. Собиралась то ли «глотки рвать», то ли грудью защищать тех, кто пошел «глотки рвать». Бездна протеста! Рвалась в бой, но был один вопрос, на который ей было непросто ответить сразу: зачем?


Не буду вдаваться в подробности, но отмечу, что вечер у меня был непростой. После двух часов работы в прямом эфире на радио я получил еще часа два политических дебатов дома. Накал страстей достиг такого градуса, что в пылу идейной борьбы прозвучало классическое: «Все! Я буду спать на диване!» Только когда страсти поутихли, мы смогли трезво рассуждать и рассуждаем до сих пор. Ключевой вопрос: чего же мы все добиваемся?
Сейчас только ленивый не выдвинул власти свой набор требований. У Лимонова, например, их три, у Немцова шесть, у Кургиняна два... Но дело не в числе, а в смыслах.
Есть общий фон — недовольство тем, как были проведены выборы в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации, а есть еще выводы, которые были после этого сделаны, и, соответственно, предложены различные рецепты преодоления кризиса недоверия. И если недовольство объединяет представителей оппозиции, то выдвигаемые требования свидетельствуют, скорее, о расколе.
Так с какими лозунгами и плакатами люди соберутся 10 декабря на митинг и чего будут добиваться?

Эдуард Лимонов требует:
1. Аннулировать результаты грязных выборов 4 декабря;
2. Немедленно, еще до 4 марта, провести свободные выборы в Государственную думу;
3. Не допустить В.Путина в число кандидатов в президенты, он не должен стать президентом.

Борис Немцов выступает за:
1. Немедленное освобождение политзаключенных;
2. Отмену итогов фальсифицированных выборов;
3. Отставку Чурова и расследование его деятельности;
4. Расследование всех фактов фальсификаций на избирательных участках;
5. Регистрацию оппозиционных партий;
6. Проведение открытых и честных выборов.

Сергей Кургинян призывает:
1. Вернуться в рамки национального консенсуса — то есть вести разборки без посторонних;
2. Добиваться правды на глазах народа, а не окунать проблему в мятежную двусмысленную суету. Тотальная проверка результатов выборов под прямым контролем народа, а не уличная сутолока — вот что нам нужно. И если для этого надо выходить на улицу — ради бога! Но для этого, а не для чего-то другого.

Сразу подчеркну, что эти требования не представляют полного спектра ожиданий. Здесь тоже есть свои крайности — от призывов «повесить на ближайшем суку» до «заткнуться и не мешать власти», но общая картина примерно ясна. Запрос на справедливость мгновенно дробится на частности, с которыми согласятся далеко не все. Откровенно говоря, я с трудом представляю в одном строю «немцовцев» и «кургинянцев», но они вместе могут оказаться на митинге 10 декабря.
Для тех, кто собирается отстаивать свои права, принципиально важно понять, за что именно они борются. К примеру, насколько прав Лимонов, когда третьим пунктом требует не допустить до выборов в президенты Путина? Не противоречит ли это демократическим принципам? В том смысле, что это борьба за равные права для всех — или за построение такой же системы, только наоборот?
Чего именно добивается Немцов, когда в первом же пункте настаивает на освобождении всех политзаключенных? Простите, но под политзаключенными разные группы населения могут подразумевать абсолютно разных людей. Ходорковский, Квачков, Марцинкевич «Тесак» — корректно ли их фамилии ставить через запятую?
Заведомо невыполнимые требования сразу обращают любой протест в фарс. Более того, они дают повод вообще не замечать этих протестов. Какой смысл разговаривать с людьми, которые сами не знают, чего хотят? Митинг «За честные выборы» из-за этого легко может стать не более чем пугалом для детей и их мамочек.
Эти противоречия уже сегодня становятся поводом для публичного выяснения отношений среди представителей несистемной оппозиции. Так, Владимир Милов открыто назвал организаторов митинга 10 декабря «провокаторами». «...Мы полностью не доверяем организаторам митинга 10 декабря на площади Революции — Удальцову, «Солидарности», — написал он в своем блоге. — В понедельник, 5 декабря, эти люди показали себя во всей красе: призвав людей на согласованный «общегражданский» митинг, они полностью присвоили себе его политические итоги и спровоцировали людей участвовать в незапланированном несогласованном шествии до Лубянки и дальше, подставив под дубинки ОМОНа не готовых к этому граждан».
«Хотя митинг 10 декабря на площади Революции согласован, у нас есть полная уверенность, что его организаторы под конец мероприятия подтолкнут разгоряченных людей на несанкционированное шествие, против ОМОНа, против дубинок», — подытожил политик.
Не берусь судить, что двигало Миловым, когда он делился своими опасениями с общественностью, — здесь варианты могут быть абсолютно разные. Но по факту мы уже сейчас имеем целый набор стратегий, противоречащих друг другу и поддержанных разными политическими группами. А общее абстрактное требование было всего одно — справедливость...
Психологи говорят, что если уж очень хочется что-то сказать, то сказать нужно обязательно. Вредно для здоровья держать в себе. Поорать можно в подъезде, на улице, в душе, в подушку можно орать потише (если дети рядом спят)... Мне кажется, что нам всем сейчас очень нужно проораться, выдохнуть, подумать и решить: за что именно мы боремся? С кем сражаемся и чего хотим в итоге?
Не нужно много пунктов. Возможно, достаточно будет лишь одного, но четко сформулированного.

Вернуться к списку новостей