Наверх
— 76,3545 ₽
— 89,2508 ₽

«Больше не наряжаемся» - Василий Гущин и Юрий Яблоков о российском рынке одежды и текстильных изделий

29.09.2011
Лилия Москаленко

В России сокращается спрос на одежду. По словам фэшн-ритейлеров, он составляет всего 70-90 процентов от показателей прошлого года.

«Люди предпочитают прогуливаться в торговых центрах, но не делать покупки», – отмечает Александр Фридман, заместитель генерального директора одежной сети Savage. До кризиса рынок одежды был наиболее быстрорастущим: ежегодная динамика составляла 15-20 процентов в год, его объем в 2008 году составлял около 20 млрд долларов.
После кризиса одежный рынок просел одним из первых. Россияне начали экономить на гардеробе, предпочитая делать крупные функциональные покупки, вроде мебели или автомобилей. Игроки одежного рынка ожидают роста спроса, в лучшем случае к концу 2011 года. «Есть версия, что увеличенные перед выборами социальные расходы могут устремиться на рынок одежды», - считает Василий Гущин, владелец текстильного холдинга «Мега».
А пока компании пытаются стимулировать спрос распродажами со скидками в 70 процентов и более. Летние сейлы в этом году начались на месяц раньше положенного срока, и на месяц позже закончились. К распродажам сегодня обращаются даже компании более высокого сегмента, которые проводили их крайне редко. Например, Vassa & Co, что несколько лет назад заявила об амбициях стать отечественным аналогом Max Mara, сегодня сбрасывает две трети цены, наравне с демократичными марками, вроде Incity.
Правда, компаниям все труднее проводить сейлы. Их издержки за прошлый год выросли на треть – прежде всего, из-за рывка цен на базовое сырье, на хлопок. Сказались и растущие цены на пошив одежды в Китае, где производится почти 90 процентов продаваемой в России одежды. «На китайских одежных фабриках сегодня не хватает рабочих, – рассказывает о ситуации г-н Фридман, – в стране прошла масштабная индустриализация, и у китайцев уже нет нужды стремиться в легпром, переезжая в другую область: они предпочитают найти более комфортные условия рядом с домом».
Выросшие издержки заставляют одежные и текстильные компании повышать цены. «Масс-маркет дорожает – граница между ним и нижне-средним сегментом практически исчезла», – говорит г-н Гущин.
Однако повышение цен в условиях низкого спроса чревато банкротством, и потому некоторые игроки принимают решение использовать более дешевое сырье, например, синтетические ткани.
Дешевым маркам непросто и из-за того, что за последний год в России резко выросли объемы нелегально произведенной продукции. «Полиэстеровые комплекты постельного белья продаются под этикеткой «стопроцентный хлопок. Такого не было с 90-х годов», – возмущается Юрий Яблоков, основатель корпорации «Нордтекс», – поэтому мы в 2011 году прекратили выпуск дешевой марки постельного белья «Самойловский текстиль», - не видим возможности развиваться в дешевом сегменте».
Чуть лучше ситуация у брендов среднего и дорогого уровня – их потребитель привык к качеству, и не отказывается совсем от покупок, хотя и делает их гораздо реже. Да и спрос на функциональность продуктов вырос после кризиса. Помня об этом, средние и дорогие компании не стремятся к удешевлению любой ценой. «Мы по-прежнему работаем только на натуральных тканях, – говорит г-н Фридман, – и повышаем цены на одежду гораздо медленнее, чем дорожает сырье, жертвуя маржей».
Но и такие игроки отмечают, что спрос держится только на самую дешевую часть ассортимента. «В продажах доминируют стоки, – говорит г-н Фридман, – что же касается актуальных коллекций – сегодня люди не покупают ничего оригинального. Лучше всего продаются модели «на все случаи жизни».

Вернуться к списку новостей