Наверх

Дмитрий Шелякин: «В политике без конструктива никуда, а понимания нет»

О шансах оппозиции

10.02.2020
Алексей Машкевич
Фото: Варвра Гертье

После выборов в областную думу о главном законодательном органе ни слуху, ни духу – как будто и нет. Почему? Что происходит в областной внутренней политике? В Ивановской области начался год больших муниципальных выборов – с чем подошла к избирательной кампании местная ячейка партии Жириновского? Проглотят ли местные элдэпээровцы шуйский скандал, устроенный градоначальницей Натальей Корягиной?

На все эти темы говорим с лидером фракции ЛДПР в областной думе Дмитрием Шелякиным.


- Дмитрий, почему создаётся впечатление, что депутаты областной думы или на вечных каникулах, а её самой или больше нет или она никому не нужна – полная тишина, не слышно ни о председателе, ни о заместителях, ни об инициативах местных законодателей? Ничего, кроме постоянного единороссовского «одобрямса» любых инициатив с Пушкина, 9.
- На самом деле какая-то работа в думе идёт, но сравнивать с предыдущими созывами активность, конечно...

- Понимаю, вопрос обидный.
- Нет, не обидный, но буду говорить о себе и о фракции ЛДПР – мы весь год активно работаем, пытаемся оставить после себя что-то полезное и нужное, хотя и ограничены в ресурсах. Мы в этом созыве внесли несколько резонансных законодательных инициатив, продиктованных обращениями избирателей, но до сих пор принят только один наш закон — о регулировании установок антенно-мачтовых сооружений, которые раньше устанавливались хаотично, в уведомительном порядке. Ещё несколько наших проектов лежат на полке уже почти год. Почему так происходит: внутридумские интриги ли здесь задействованы, или кто-то извне не даёт думе звучать – мне тяжело судить.

- Уверен, что внутри думы у вас идут разные увлекательные процессы, но законотворчество это не любовь – важен результат, а не процесс.
- Рейтинг партии власти сильно упал и единороссы пытаются удержать какие-то позиции хотя бы за счёт того, чтобы другие политические силы не поднимали головы. Они и сами не генерят инициатив, и других бьют – и по рукам, и по голове.

- Пытаются сохранить статус-кво?
- Думаю, их стратегия проста: они без остановки вручают какие-то грамоты, награды, благодарственные письма и активно работают со своим главным избирателем – местным чиновничеством. Но мы же законодательный орган и от депутатов должны исходить инициативы, улучшающие жизнь населения и стимулирующие правительство.

- Нынешнее областное правительство как-то можно стимулировать? У вас же идёт игра в одни ворота: губернатор вносит что угодно, а дума, практически без обсуждения, всё принимает.
- Это так, но я говорю о том, какой должна быть дума, а не о том, что в итоге получается. В думе должна присутствовать конкурентная борьба фракций, работающих на избирателя, конкуренция законодательных инициатив. Сейчас на полке в областной думе лежит наш очень важный законопроект по никтотиносодержащим смесям – так назваемым «снюсам». Такие законы уже приняты в ряде регионов, во Владимирской области дума перед Новым годом собиралась специально для принятия подобного закона. Фракция ЛДПР в Ивоблдуме внесла проект, «Единая Россия» опоздала с внесением и теперь делает всё, чтобы закон в редакции либерал-демократов принят не был. Во главу угла ставятся не жизнь и здоровье граждан, наших детей в том числе, а политические игры и обиды. Невозможно представить, чтобы мы так вели себя по отношению к действительно полезным инициативам других партий. Мы ощущаем массированный пресс – закон не выносится на обсуждение второй месяц, минюст в качестве отзыва раз за разом направляет в наш адрес какой-то бессвязный и нелогичный набор слов. При этом, на мой взгляд, проект идеально соответствует законодательным нормам. Но в угоду чьим-то странным, не смысловым претензиям, мы рассылаем на отзыв уже третью редакцию проекта.


- Минюст подыгрывает партии власти?
- Думаю, там подыгрывают не «Единой России», а департаменту внутренней политики, и это, как я понимаю, идёт от новой участницы политического процесса.

- Областная дума в новом созыве поменялась мало – только новый председатель, а заместители почти все те же самые. Получается, тухлая думская жизнь – заслуга нового руководителя, не способного организовать работу законодательного органа? При всём уважении к Марине Авенировне, она, похоже, не справилась с думским старожилами, и сделала думу невидимой и неслышимой.
- Думаю, всё не так. Кто бы как к кому ни относился, люди в думе работают более чем опытные, и задвинуть их невозможно. Скорее, общий вектор такой: все областные институты играют на одну фигуру, на губернатора, который и задаёт темп.

- Новая начальница департамента внутренней политики, по вашей версии, призвана дуть в дуду губернатора, не замечая никого вокруг?
- Наверное, не совсем так, хотя вся работа правительства строится вокруг него: только от губернатора должно исходить всё полезное и нужное. Я не против, но должны присутствовать и элементы политической конкуренции, которую сегодня выжигают на корню. Не скажу про другие фракции, буду говорить, о чём знаю изнутри: все предлагаемые нами мало-мальски полезные инициативы гасятся в зародыше. СМИ часто игнорируют наши инициативы, хотя поводов была масса.

- Как редактор и совладелец СМИ могу сказать, что все партийные новости идут по прайсу на основании оплаченных счетов – исключение только такие вот интервью с лидерами, да та информация, которую мы черпаем не из пресс-релизов и которая самим партийцам не всегда нравится. Это давно общая практика, ДВП тут не виноват – хотите эфиров, платите.
- Но если мы возьмём местный филиал ВГТРК, то увидим, что «Единая Россия» не платит за тот объём новостей, что идёт в эфире. Представители этой партии появляются на экранах по поводу и без, и даже рядовому зрителю очевиден перекос. Так же мы не имеем никакого доступа к районным газетам, которые находятся в ведении департамента внутренней политики и печатаются за счёт областного бюджета. Я не первый раз говорю: времена, когда департамент внутренней политики действительно работал – при Илье Березкине, Игоре Школьникове – давно канули в лету. Сейчас департамента именно внутренней политики нет, есть люди, которые в чьих-то интересах разыгрывают простейшие политические комбинации.

- Приход новой начальницы внутриполитического ведомства усилил или ослабил Евгения Нестерова?
- Про Евгения Леонидовича не могу ничего сказать, внутренние взаимоотношения в правительстве понять трудно, да и неинтересно. Если мы им не нужны и не интересны, почему я должен ими интересоваться? Приход новой начальницы ДВП конструктива во взаимоотношения пока не принёс.

- Почему вы так думаете? О ней никто ничего не знает: серая лошадка из Рязани без публичной биографии, но все говорят, что она приехала душить свободу в Ивановской области.
- Я скажу своё мнение. Когда человек сделал карьеру внутри какой-то политической партии – а мы знаем, что она работала на «Единую Россию» в Рязанской области – понятно, куда пойдёт перекос. Не знаю, справляется ли Евгений Леонидович со своими обязанностями, и какие у него вообще обязанности, но то, что блок внутренней политики усилили ещё одним человеком, явно не просто так. Пришёл новый участник процесса, но по-прежнему нет никакого диалога ни с нашей фракцией, ни с партией. Мы находимся на пороге больших выборов и понимаем, что в политике без конструктива никуда, а понимания нет. Смотрите, что в субботу в Шуе произошло…

- Как раз хотел попросить рассказать вашу версию скандала Дмитрия Мастракова с Натальей Корягиной.
- Я не был участником тех событий. Со слов коллег-партийцев получается, что в Шуе был совершенно обычный праздник «Шуйский студенец». Дмитрий Мастраков не раз писал в шуйскую городскую администрацию заявки на участие ЛДПР в городских мероприятиях, что абсолютно законно. Никаких надлежащих в таких случаях ответов он не получал. По закону, если ответа нет в течение трёх дней, мероприятие считается согласованным. Но даже в этом случае проводился не митинг и не пикет, а банальная раздача подарков жителям города. И это точно законом не запрещено. Если открыть любую ленту новостей, видно, что как только где-то проводится детский праздник, так сразу набегают единороссы с голубыми медведями…

- …или Мурванидзе с двуглавыми орлами.
- И все это абсолютно нормально воспринимают. А в Шуе наши ребята вышли на раздачу подарков, не получив благословения Корягиной. Видимо, это как-то возбудило градоначальницу, она подбежала, стала кричать, вырывать пакеты у немолодой женщины, хватать её за руки. Наша активистка получила моральный стресс, у неё проблемы с рукой, что зафиксировала приехавшая скорая. Женщина написала заявление в полицию.

- Путин недавно снял губернатора, который заставлял эмчээсника подпрыгивать за ключами от машины. Вы ждёте какой-то реакции Станислава Воскресенского? Ситуация-то похожая.
- Да, похожая. Со стороны областной власти удивительная тишина. Местная «Единая Россия» тоже внешне никак не отреагировала, хотя уровень скандала предполагает какую-то реакцию, тем более, в свете позиции президента, озвученной на съезде «ЕР».

- Там, видимо, педофилами заняты.
- Может быть – это явно важнее. Руководство «Единой России» сейчас, видимо, не успевает оперативно реагировать на ситуации и сюрпризы, которые им подбрасывают однопартийцы буквально через день.

- Вы, оппозиция, не можете не ощущать слабины «Единой России». На что ваша партия претендует на выборах в сентябре?
- Я с вами люблю откровенно разговаривать (смеётся), скажу честно и в этот раз: всё упирается не только в админресурс и «Единую Россию», да и вообще не в партийную принадлежность, а в наличие самих кандидатов. Все партии сталкиваются с тем, что нет достаточного количества кандидатов для выдвижения. Есть сейчас позитивная тенденция: к нам приходят новые люди. Не все хотят вступать в партию, но готовы идти от ЛДПР на выборы. Может, потому что видят нашу работу. И хотя раньше в партии не приветствовали беспартийных кандидатов, возможно, в свете последних тенденций положение может измениться. На базе партии возник какой-то клуб по интересам, объединение близких по духу людей. В ЛДПР, как и в любой партии, хватает и самых прекрасных людей, и не очень, но именно у нас, как мне кажется, формируется некий прогрессивный пул интересных кандидатов. К сожалению, я пока не могу их назвать – не хочу, чтобы с ними как-то «поработали» раньше времени.

- Не получится так, что вы соберёте интересный пул, а этого никто не заметит и люди по привычке сольют протест в пользу коммунистов?
- Почему КПРФ нас порой опережает? Их электорат воспитан в дисциплине советских времён, поэтому на выборы они ходят, считая это своим долгом. Нас так же поддерживают массово, но до избирательных участков часто не доходят. Часто слышим от людей, что мы классные ребята, но «классным ребятам» нужны реальные голоса избирателей, админресурса для манипуляций на выборах у нас нет, поэтому проходим только честно. Полторы тысячи мандатов в масштабах области ЛДПР трудно занять – это объективно – поэтому буду говорить об областном центре. Надеюсь, что именно ивановский избиратель более искушён, разбирается и понимает современную жизнь и процессы в ней. И именно тут мы предложим кандидатов, которых ждут люди. Даже с учётом того, что опять изменили систему и порезали округа, у партии есть серьёзные шансы.

- И вы сможете противостоять строю директоров школ и больниц, которых мобилизует «Единая Россия»?
- Дело в том, что даже их подчинённые уже не хотят за них голосовать. У людей начинает складываться причинно-следственная связь, между выдвижением руководителей бюджетных учреждений во власть, и последующим ухудшением положения работников этих сфер. Так что, если наша партия сможет выставить достойных кандидатов и обеспечить грамотное наблюдение – победим.

Вернуться к списку новостей