Наверх

Григорий Газарян. Я живой и здоровый, а им хрен

Ивановская область. Почему так получилось

08.01.2020
В середине января выйдет из печати книга главного редактора «Слухов и фактов» Алексея Машкевича «Ивановская область. Почему так получилось». В книге собраны 30 интервью, в которых журналисты беседуют с людьми, оказавшими влияние на региональную историю в период от перестроечных лет до дня приезда в область губернатора Станислава Воскресенского. Чтобы не разделять героев на какие-то искусственные группы (политики, предприниматели, чиновники и т.д.), автор книги расположил интервью в алфавитном порядке – по фамилиям респондентов.

Строитель Григорий Газарян – классический пример, как человека более чем лояльного власти и готового на любой идеологический компромисс можно превратить в борца с режимом. Надо просто попробовать отнять то, что принадлежит ему по праву. В случае с Григорием Евгеньевичем это земельный участок на улице Жарова областного центра, где он провёл расселение и который ему «порекомендовали» отдать загадочному «инвестору». Кто бы ни порекомендовал, Газарян во всём винит губернатора Михаила Меня. И небезосновательно, наверное: губернатор в области отвечает за всё, да и городской землёй тогда распоряжалось областное правительство.

Обо всём этом в интервью Алексея Машкевича со строителем и бывшим политиком.


- С появлением фракций и строгой партийной дисциплины наступил конец местного самоуправления?
- Наверное, это и подразумевалось, когда вводили новую систему. Если «Единая Россия» имеет под 95% мандатов, какие тут дискуссии?

- Но вы тоже были членом «Единой России».
- Был, но вышел на самом пике – посчитал ниже своего достоинства состоять в одной партии с людьми, в том числе из руководства области, которые говорили одно, а делали другое.

- Депутатство помогало решать личные вопросы?
- Иметь мандат не значило иметь преференции для бизнеса. Все мои земельные участки получены в результате расселения. Я не страдал гигантоманией – соизмерял свои возможности с реальностью, но всегда строил знаковые объекты. И никогда не прислонялся к бюджету, мне землю не выделяли и не дарили, я ни с кем не договаривался.
Плюс депутатства в том, что я имел возможность решать вопросы, связанные со строительством: генплан, проекты, застройка. Присутствие в думе профессиональных строителей помогало администрации работать в этих направлениях. Мне депутатство было полезно тем, что обладал информацией, стал публичным человеком.

- Была ли хоть одна администрация в Иванове, где не было коррупции?
- Нельзя сказать, что в какой-то администрации, при каком-то мэре её не было. Коррупция не изживается, она существует во всём мире. Вопрос – как с ней борются. Могу сказать, когда у нас коррупция была запредельной и когда я сам с ней столкнулся: при губернаторе Мене. Я субъективен, говорю только за себя, но по той переписке, что была у меня с федеральными органами власти и с правоохранителями (целые тома в архиве хранятся), вывод напрашивается один: если скажу об отсутствии коррупции в тот период, солгу. Сегодня с ней не сталкиваюсь. Всегда был настроен всё делать в рамках закона, пусть в трёх сантиметрах от границы допустимого, но не переступая черты. Коррупция возникает, когда хочешь сделать по закону, а с тебя за это что-то вымогают. Чтобы спокойно работать, надо иметь запас времени, быть уверенным в своей правоте, уважать себя.

- У губернатора Меня с мэром Фоминым из-за городской земли случился публичный конфликт – Фомина обвинили в торговле участками. В чём была суть их разногласий?
- Не знаю, что и как делал в тот момент Александр Германович. Я был в думе председателем комитета городского хозяйства, потом председателем бюджетного комитета, и мы плодотворно и слаженно работали, постоянно встречались. Где-то спорили, в чём-то поддерживали друг друга.

Книга выйдет из печати в середине января и будет продаваться в торговой сети РИАТ в магазинах «Первый», «Заря» и «Горка».
Следите за рекламой.  


Вернуться к списку новостей