Наверх

Владимир Карпов - По ту сторону российской политики: как я устраивался на работу в ОНФ и «Правое дело»

10.08.2011
Постоянный автор «Особой буквы» попытался устроиться на работу в «Народный фронт» и партию «Правое дело», назвавшись их идейным сторонником. Но, как выяснилось, ни тем, ни другим «идейные» не нужны.

Я никогда не работал в партиях. Честно говоря, я даже с трудом представляю, каково это — пылать, следовать своему жизненному кредо и получать зарплату. Мечта! Это я себе так раньше рисовал партийную работу... Понятное дело, что идеализировал, но все же со стороны это чрезвычайно эффектно смотрится. Партийные функционеры что-то придумывают, копошатся, ругаются, митингуют, поносят оппонентов, взывают к электорату, к совести, судятся, мухлюют, опять судятся... А мы за этим пристально следим, анализируем, спорим, сравниваем программы, определяемся в приоритетах.
Устал я слушать про закулисье. Мировая закулиса, политическая — да все норовят спрятаться за какими-нибудь занавесками. Не могу так больше. Пойду сам смотреть, что там, скрывшись от глаз любопытного избирателя, творят наши партии. Сомневаюсь, что меня подпустят к стратегическим тайнам (все же выборы на носу), да мне этого и не надо. Буду проникаться атмосферой по ту сторону политики и тут же всех закладывать. Признаюсь в этом честно и абсолютно открыто. Иду на вы!


Сейчас вот тоже смотрим, как накаляются политические страсти. Думские выборы все ближе, и с каждым днем это ощущается все отчетливее. Плакаты с Михаилом Прохоровым, скандалы в «Народном фронте», обличительные речи Геннадия Зюганова и бегство из «Справедливой России» — много всего увлекательного. Так много, что пройти мимо не представляется возможным. Тут уж или ты придешь к политической жизни, или она придет к тебе.
Чтобы не ждать, пока в мои двери постучится политика, на неделе я решил устроить себе погружение в самую гущу предвыборных баталий. Пойду, думаю, устраиваться в партию на работу. Нет, работать, конечно, я не очень собирался, но интересно же! Есть возможность заглянуть вовнутрь, изучить устройство...
Начал, само собой, с «Общероссийского народного фронта». Фавориты все-таки. Не сказать, что ждал чего-то сверхъестественного, но важно было прочувствовать всю мощь движения.
Помню, как лет шесть-семь назад меня силой запихивали в «Единую Россию», и мощь у этого импульса была. Ничего не обещали и деньги грозились взимать в качестве партийных взносов, а все же призывали к сознательности так, что икалось еще долго. Сейчас вот тоже читаю, как граждане проявляют сознательность и стройными рядами вступают в ОНФ, и прямо чувствую кожей, как в них это чувство пробуждалось и кто мог его пробуждать.
С другой стороны, мне в новостях рассказывают не только о доярках и колхозницах, которые вливаются в строй «фронта», но и об Александре Хинштейне с его проблемами в Нижнем Новгороде во время праймериз. А в Ульяновске Сергей Красильников так и вообще объявил бессрочную голодовку из-за подозрения в несправедливости подсчета голосов во время того же внутрифронтового голосования. Прямо жизнь бьет ключом! Решил разведать обстановку боем.
Пошел к нужным людям с расспросами: что да как? Готов, мол, за заработную плату проникнуться идеей и стать каким-нибудь партийным функционером. «У-у-у-у! — говорят знающие люди (аналитики, политологи, политтехнологи). — Тебе точно сюда не надо. Тоже, мол, сунулись, а им вместо делового предложения лозунг из серии: «Возьмемся за руки, друзья!» «Как это? — недоумеваю. — Праймериз есть, мобилизации хоть отбавляй, концептуально все как будто меняется, а принципы работы те же?» «Ну да, — говорят знающие люди, — от каждого по возможности, и каждому по благодарности». «А как же воинственная риторика, заверения, что пощады оппозиции не будет, и позиционирование предстоящих выборов как последнего и решительного сражения?» — не унимаюсь я. «Это все, конечно, присутствует, но ощущение неисчерпаемости административного ресурса никуда не делось. Рычаги используют старые, а они уже не всегда срабатывают, поэтому периодически сбоит», — успокоили меня.
И действительно, а чего изобретать велосипед, когда Путин есть.
Путин харизматичный, он скажет что-нибудь хлесткое и пробудит спящий электорат. Зачем нужен еще кто-то? Программу сейчас, конечно, опубликуют, но ее все равно читать не будут, поэтому сформулируют в две-три короткие фразы главный посыл, и вперед — на выборы.
Когда на этой неделе в Интернете появился ролик «Единой России» про Владимира Путина, стало понятно, что программа предвыборной кампании в «Народном фронте» уже практически готова. Остались только штрихи к портрету и оргмероприятия. В общем, клином пойдут с Путиным во главе и административным ресурсом в качестве таранного орудия. Ничего чрезвычайно нового и вдохновляющего пока здесь обнаружить не удалось. В массовке участвовать мне не очень хочется, но это уже дело принципа. А пока... Пока можно идти дальше.
«Правое дело». Молодой миллиардер Михаил Прохоров, проповедующий либеральные взгляды, улыбается нам с плакатов «социальной рекламы» — к узнаваемости стремится. «Сила в правде», — утверждает Прохоров и сражается за свою правду даже с однопартийцами. Чего только стоит конфликт с Борисом Надеждиным!
Член политсовета партии Надеждин обсуждает с националистами «русский вопрос», лидер «Правого дела» Михаил Прохоров его за это публично критикует и предлагает сделать выбор: партия или национализм. Надеждин на это ответил блестяще: «Я — русский, православный либерал!» — произнес он в эфире «Русской службы новостей» и остался в одном строю с Прохоровым. Плюс ко всему косвенно праводелов связывают с президентом Медведевым, поэтому кто-то уже начал делать на них серьезные ставки.
Я обратился в «Правое дело» и попал на девушку, которая куда-то очень торопилась, но терпеливо отвечала на все мои вопросы.
— Здравствуйте, я хочу работать в партии «Правое дело»! Кто вам нужен?
— Добрый день! Очень хорошо... Вы знаете, нам сейчас очень нужны аналитики. Вы аналитик?
— Нет. Я журналист, но постоянно анализирую.
— Хм... Присылайте свое резюме, мы его внимательно рассмотрим. Мы сейчас прежде всего нуждаемся в политологах, аналитиках, всех, кто может интеллектуально поддержать наш проект.
— А кого вы вообще набираете?
— Ну, в колл-центр мы сейчас сотрудников набирали... Нам много кто может понадобиться, но мы ведем тщательный отбор.
— Но я идейный! Это можно расценивать как мое преимущество?
— Вы знаете, у нас, честно говоря, очередь из людей, которые «идейные», а нам нужны лучшие.
— А какая у вас заработная плата?
— Вы укажите ваши пожелания в резюме, мы рассмотрим.
Я честно послал резюме с фотографией и теперь жду ответа.
И все же после этого разговора у меня сложилось четкое ощущение, что я не в партию устраивался, а в группу ОНЭКСИМ. Пахнуло от собеседования Михаилом Прохоровым и его бизнесом. Деловой подход и никаких сантиментов. Какая-то пугающая эффективность. Впрочем, рано еще говорить об успехе этой бизнес-стратегии «Правого дела», но заявления Прохорова о преодолении семипроцентного барьера на выборах в Госдуму уже не кажутся просто фантазией. Судя по всему, миллиардер всерьез решил бороться за власть и начал действовать так, как умеет, — жестко, четко и… без либерализма.
Сейчас сижу и читаю, как лидер ЛДПР Владимир Жириновский ездит по стране и на встречах с народом деньги раздает (где по 500, а где и по 1000 рублей сразу), а еще КПРФ начала артподготовку в регионах, да и со «Справедливой Россией» как-то не все очевидно... На следующей неделе пойду устраиваться и к ним.
Продолжение следует...

Вернуться к списку новостей