Наверх

Мария Прохорова: «Делать людям больно, это так классно!»

О бьюти-предпринимательстве и блоггерстве

06.11.2019
Алексей Машкевич
Фото: личный архив Марии Прохоровой

Как из папиных дочек вырастают предприниматели и нужен ли детальный финплан на старте проекта? Об этом и многом другом поговорили с Марией Прохоровой, совладелицей студии «Мел», бьюти-блоггером и маркетологом.


- Ты предприниматель или бизнесмен?
- Стопроцентный предприниматель. Бизнесмен – это тот, у кого бюджеты к распределению и кто понимает, что есть большая финансовая подушка безопасности и какие-то инвесторы. И всё просчитано на десять лет вперёд.

- А что же такое предприниматель, как ты?
- Я из тех, кто быстро-быстро вливается в изменяющуюся реальность, постоянно предпринимая попытки её улучшения. Если говорить на примере нашего бизнеса – не знаю, как это ещё назвать – через год после старта поняла, что выбранная в Brow Bar бизнес-модель не работает, надо пересматривать систему оплаты труда, мотивации, работы с клиентской базой. Потом пришло понимание, как всё должно быть. Brow Bar открыла для себя, а мужу сказала: «Главное, чтобы люди, которые у меня будут работать, зарабатывали на аренду – остальное сама заработаю». Тогда я очень много работала мастером по бровям. Студия при таком подходе работала бы в ноль, и это было бы оплачиваемым хобби, самозанятостью. Через год посчитала и поняла, что там трэш – если бы сама не работала, студия бы не зарабатывала.

- Студия красоты «Мел», которую ты открыла позже, уже бизнес, похоже. Почему продолжаешь делать брови клиентам, а не стала важной начальницей в офисе?
- Я могу это себе позволить, но не хочу. Мне нравится делать брови – это и работа, и отдых, как любая смена деятельности.

- Релакс?
- Да, серьёзно – делать людям больно, это так классно! (Смеётся) Стоя в зале, находишься внутри процесса, в жизни студии, в контакте с сотрудниками и клиентами. Всё вижу и слышу, понимаю, что происходит.

- Давай вернёмся к началу. Ты папина дочка, работаешь в крупном государственном предприятии, где отец – директор. Вроде всё хорошо, жизнь удалась, но ты почему-то решаешь заняться бизнесом. Как пришло озарение?
- На самом деле не совсем так было. (Молчит) Нет, конечно, ты правильно всё говоришь. Мне очень нравилось в «Почте России», я там восемь лет проработала руководителем группы рекламы и маркетинга. Каждый год доказывала, что не папа устроил на работу, а сама что-то из себя представляю. Первый год было сложно: только институт закончила, практику в Москве прошла и пришла такая – сейчас вам объясню, как работать…

- А там – бац! – «Почта России»…
- Да, вот реально так и было: бац! Но потом много училась и поняла, как работают корпоративные структуры. Понятно, что «Почта России» несворачиваемый гигант, и сколько бы они сейчас рекламы не снимали о самолётах и ещё о чём-то…

- …в перемены не верится?
- Да. Но с коллегами общаюсь до сих пор, они иногда пишут, советуются.

- И всё-таки, как ушла в бизнес?
- Ушла в декрет, а московское руководство спрашивает, вернусь ли на работу – без лукавства скажу, что была хорошим специалистом, потому что гиперответственная. Но понимала уже, что доросла до потолка, сделала всё, что могла. Позвали работать в Москву, скинули вакансию, но я поняла, что это будет шаг назад – к кому-то в подчинение, на рассылку пресс-релизов и сбор документов – типа девочкой на побегушках. Странное такое повышение.
А у меня подруга визажист, она тогда запускала курс и спросила, не хочу ли я поучиться брови делать. Я пошла, потом затянуло. А так как на середине пути останавливаться не умею, начала заниматься бровями профессионально. Сразу поняла, что не смогу работать у кого-то, если это не будет такой же руководитель как я сама (заразительно смеётся). И через три месяца решила, что надо открывать первый в городе Brow Bar – я маркетолог и видела по другим городам, что это перспективно, все открываются. Почему бы не попробовать, не сделать и не посмотреть?

- Откуда ты привлекла инвестиции в тот проект?
- Нам тогда все банки отказали в кредите, денег дали бабушка и её ныне покойная подруга – дали «похоронные» деньги, это было 310 тысяч рублей, как сейчас помню. Мы их вернули.

- Состоятельный папа или спонсор – это для начинающего предпринимателя хорошо или плохо?
- Для меня это было бы хорошо, потому что я с мозгами. Но есть много примеров, когда это плохо. В моём окружении есть дети богатых родителей, которые постоянно берут у папы деньги – как говорят, «на стартапы», которые по факту не продуманы. Не скажу, что у меня в начале было супер продумано, но хотя бы понимала, что сама буду зарабатывать, делая брови. И я просчитала, через сколько отдам то, что у бабушки взяла.

- Всё-таки финплан был?
- Конечно, просто не такой, как сейчас делаю.

- Ты в него уложилась?
- Да, чуть раньше намеченного отдала.

- Почему предприниматели всегда жалуются на отсутствие кадров, а при этом куча людей не могут найти работу?
- Не скажу про все сферы, а у нас проблема в долгом периоде входа в профессию. Для того, чтобы стать парикмахером, ты минимум год должен потратить на обучение. Это не консультант по продажам, которому за месяц объяснили, что делать, дали какие-то скрипты, и он работает. Парикмахер проходит базовое обучение, потом повышение по каждому из направлений – и только после этого приступает к работе.
Есть и другая деталь – никогда не думала, что столкнусь – недавно ушли две сотрудницы, что было обоюдным решением. Но одна разослала СМС по нашей базе, что теперь работает в другом месте, хотя сама ни одного клиента не привела.. А вторая работала администратором и, уходя, разослала нашим работникам СМС с рассказом, какие они все плохие и крысы. Понятно, что девушке 19 лет и это глупость. Я, кажется, уже нарастила панцирь и подобное не особо цепляет – просто иду дальше. Хотя казалось, что с этим не столкнусь – сама открыта и добра к людям, и в ответ жду того же. Когда открывалась, писала в сетях: у нас будет маленький Google, жду людей, которым по кайфу работать, и деньги ещё получать.

- Быстро иллюзии ушли?
За полтора года – долго уходили – когда сотрудников стало больше семи. Всё как в управленческой теории: один может управлять пятью, плюс-минус двумя – людьми или проектами. Перевалило за семь, и чётко поняла, что меня на всё перестало хватать. А когда стало больше пятнадцати человек, появились такие, как те две девушки.

- Как пришло понимание, что студии бровей мало и нужен салон красоты?
- Поняла, что делаю каждый день одно и то же, захотелось развития. Я смотрю мировые тенденции в сфере красоты – мелкие студии везде закрываются, в моде атмосферные салоны, и почему не попробовать? Так решила делать студию красоты «Мел».

- Ты запустила «Мел» на, казалось, переполненном рынке и он выстрелил. В чем секрет?
- Было уникальное торговое предложение – собрали лучших, в моём представлении, мастеров в одном месте. Пришла парикмахер Катя Хаустова, закрыв свою студию, была девочка, которая ногтями занималась – но переехала жить на Север, и я не стала это направление дальше развивать.

- Ты расширяешься и ремонтируешь второй этаж. На свои, инвестор или банк?
- На этот раз банковский кредит от ВТБ, в Сбере нам не дали, плюс свои, накопленные на ремонт квартиры. Мы с мужем решили стать инвесторами без процентов на инвестиции.

- В это раз финплан другой, не как в Brow Bar?
- Да, более проработанный: просчитала потребность в людях, сколько нужно делать, сколько зарабатывать.

- Уже как у бизнесменов?
- Я бы с радостью назвалась бизнесменом, но страшно, кроются сомнения – вдруг не получится, а я уже назвалась. Так что нет, я предприниматель.

- Что сложнее: привлечь денег в проект или найти персонал?
- Персонал, сто процентов, ведь мало найти специалиста, хочется видеть адекватного человека.

- Ты бьюти-блоггер. Что это такое?
- Рассказываю в соцсетях о косметике, которую тестирую. В «Меле» уже есть офлайн магазин косметики, скоро пойдём в интернет с оригинальной концепцией: тестим много, в продажу берём мало. Договариваемся с брендами, что выкупаем не полную линейку, а то, что нравится. Эти продукты буду тестировать, в том числе на себе, показывать, как они работают. Про плохие тоже расскажу.

- Ты блоггерством зарабатываешь?
- Нет, я не даю рекламу, но это помогает раскручивать студию.

- Ты же много сил вкладываешь в Инстаграмм. Это экономия на рекламе и маркетинге?
- Оплата моего блоггерства заложена в процент с продаж. Я не зарабатываю со сторонних проектов, а со своего – да. Также получаю зарплату креативного директора в студии.

- Тебе мало роли хозяйки бизнеса, и ты там ещё работник?
- Пришла к этому где-то через год после старта – как раз тогда, когда поняла, что в Brow Bar какая-то херня происходит (смеётся).

- Где училась блоггерству?
- Сама научилась, плюс смотрю за западными коллегами, особенно из Австралии, много читаю. Блоггерство в России и за границей – абсолютно разные вещи. У нас люди рекламируют всё подряд, лишь бы платили, а у коллег в Австралии такого нет – там бьюти-блоггер рассказывает только о том, чем сам пользуется, показывает полку в ванной. Но у них долгосрочные контракты, а у нас это не принято.

- Ещё ты консультируешь как маркетолог – есть образование или спрос на услугу велик и диплом не спрашивают?
- Конечно, у меня есть образование по маркетингу. Я сначала закончила автоматизацию в Химе – всем рекомендую, эта специальность развивает логику – но поняла, что не моё, доучилась, закончила с красным дипломом, и пошла на переквалификацию диплома на маркетинг. Дальше получила в Энерго второе высшее по маркетингу. Спрос на консультации по маркетингу сегодня нормальный.

- Ты как консультант зарабатываешь?
- Да, причём по всей России, в Москве клиенты.

- Кем сама себя ощущаешь: руководитель проекта, мастер по бровям, блоггер, консультант?
- Я маркетолог и руководитель студии красоты.

- Ты ещё жена и мать – это не мешает заниматься бизнесом?
- Я сейчас мало показываю ребёнка в соцсетях, и мне пишут: где твой ребёнок? До этого спрашивали, где мой муж – люди-то у нас все тактичные. Мне не мешает, тут важно взаимопонимание между партнёрами в семье

- Вы с мужем работаете вместе и ты главная – кто из вас из-за этого сильнее переживает?
- Главная я, а виноват Андрей (смеётся). Переживаю сильнее я – это сто процентов. Меня постоянно спрашивают: каково это, работать с мужем, и ещё, почему мы до сих пор не развелись. Ответ простой: Андрей меня безумно любит, и в нашем случае любовь, это двигатель всего. 

1.jpg 
Войти на сайт или авторизоваться через соц сети


Вернуться к списку новостей