Наверх

ИвДСК. Нельзя переводить правовые вопросы на понятийный уровень

О ситуации вокруг банкротства

19.06.2019
В конце июня арбитражный суд поставит точку в споре конкурсного управляющего ОАО «ДСК» и одного из контрагентов застройщика – ООО «ДК-Инвест». Именно тогда пройдет заседание кассационного суда. Ранее Светлана Аглинишкене уже выиграла суды первой и второй инстанции – арбитраж признал соглашения о взаимозачетах между ДСК и «ДК-Инвест» недействительными и постановил восстановить задолженность контрагента перед застройщиком. Спор с «ДК-Инвест» – это крупнейшее судебное дело ивановского застройщика – в совокупности оспаривается соглашений на сумму больше 60 млн рублей, которые в случае успеха могут вернуться в конкурсную массу должника. Это далеко не единственный судебный процесс конкурсного управляющего – всего в производстве суда находится 136 заявлений Аглинишкене. Оспаривание сделок должника – обязательная практика процедуры банкротства. Но в случае с «Ивановской домостроительной компанией» реакция коммерческих структур оказалась острой.

«Слухи и факты» поговорили со Светланой Аглинишкене и попытались разобраться, где заканчивается добросовестное выполнение конкурсным управляющим своих обязанностей и начинаются перегибы.

Аглишикене_СА_03.jpg
- По данным арбитражного суда, вы подали более 130 заявлений по признанию сделок ДСК недействительными. Что именно оспариваете?
- Основной объем спорных сделок – соглашения о проведении взаимозачетов между застройщиком и его контрагентами. По ним ДСК передавал подрядчикам и поставщикам права требования по договорам долевого участия, так компания либо авансировала планируемые работы, либо оплачивала уже выполненные. Частично в расчетах использовалась вексельная система, по которой векселя застройщику предъявляли не сами контрагенты, а третьи лица. Всего было заключено 200 таких соглашений на сумму 800 млн рублей. Также мы оспариваем соглашения о залоге и сделки, где оплату по обязательствам ДСК проводили третьи лица в счет своих обязательств перед застройщиком.
Наиболее крупные споры с ООО «ДК-Инвест» и связанные сделки с руководством компании и аффилированными юрлицами, с «Верхневолжским представительством «Щербинского лифтостроительного завода», с «ДорСтройСервисом», с «Альфа-Энерго».

- Какие основания есть для оспаривания соглашений о взаимозачетах?
- В первую очередь, это статья 61.3 – преимущественное удовлетворение требований кредиторов в ущерб остальным кредиторам. Все оспариваемые сделки были заключены менее чем за полгода до подачи ходатайства о банкротстве ДСК, либо сразу после подачи этого заявления. Причем, по многим договорам срок исполнения финансовых обязательств со стороны застройщика еще не наступил. Зная о тяжелом финансовом положении «Ивановской домостроительной компании» и понимая, что денег не будет, некоторые контрагенты, пытались взять хоть что-то.
Если посмотреть структуру РТК и список судебных споров, становится понятно – имущество застройщика получили в основном те подрядчики и поставщики, которые были приближены к руководству ДСК и имели на него влияние. Остальные добросовестные контрагенты на общих основаниях встали в реестр кредиторов, и ждут реализации имущества. Однако закон предусматривает равные права для всех кредиторов.
Аналогичная ситуация с налогами – вместо того, чтобы платить деньги в бюджет ДСК раздавал квартиры по требованиям аффилированных структур.

- Один из аргументов в суде со стороны контрагентов – они не могли и не обязаны были знать о плачевном финансовом положении ДСК.
- Это лукавство. По состоянию на 2015 год в производстве Федеральной службы судебных приставов находилось 20 исполнительных листов на сумму 55 млн рублей. В тот же период в арбитражном суде рассматривалось 23 дела на сумму более 100 млн рублей.
Допустим, контрагенты не заходили на сайты ведомств. Но они же не находились в информационном вакууме. ОАО «ДСК» - системообразующее предприятие Ивановской области и крупнейший застройщик центральной части страны. Были сообщения в СМИ, были отчеты о доходах. Например, ваше издание еще в 2014 году сообщало о снижении выручки застройщика в первом полугодии 2014 года в 7 раз. В конце 2014 года появилась информация о финансовых проблемах всех дочерних структур «СУ-155», тогда впервые встали стройки, а дольщики вышли на улицы. Не знать и не понимать, что происходит с застройщиком – невозможно.
Кстати, мои слова подтверждают письма самих контрагентов, которые первыми вышли на руководство ДСК с предложением о проведении таких взаимозачетов.

- Почему тогда подрядчики и поставщики продолжали сотрудничать с ДСК?
- Судя по проведенному нами финансовому аудиту деятельности застройщика, прежнее руководство ДСК на протяжении десятилетий вело бизнес «по понятиям». Многим поставщикам и подрядчикам обещали деньги под личные гарантии, а потом не платили или заведомо уводили на «серые» схемы. Так было, например, с нижегородским ООО «Ампер», оплату услуг которого проводили за счет средств дольщиков по вексельной схеме.

- То есть контрагенты сами виноваты в сложившейся ситуации?
- Виноваты или нет – не корректный вопрос. Мы рассматриваем сделки в правовой плоскости, если есть признаки порочности сделки – оспариваем. Финальное слово – за арбитражным судом. Я полагаю, у суда достаточно компетенций, чтобы в рамках состязательного и равноправного процесса принять обоснованное решение на основе материалов дела и доводов обеих сторон.

- Помимо крупных компаний, как «ДК-Инвест» или ВВП ЩЛЗ, вы просите признать недействительными небольшие сделки с контрагентами, на сумму 100-200 млн рублей. Это обязательно?
- По Закону о банкротстве конкурсный управляющий обязан действовать в интересах всех кредиторов. В реестре кредиторов помимо коммерческих компаний, которые входят в четвертую очередь, есть бывшие сотрудники ДСК и те же дольщики. Это вторая и третья очередь РТК. Например, на момент заключения большинства соглашений о взаимозачетах у застройщика были миллионные долги по зарплате и налоговым отчислениям. Отдавая предпочтение подрядчикам, прежнее руководство ДСК действовало в ущерб своих же сотрудников. Сейчас во второй очереди РТК – более 300 работников ДСК, долг по зарплате и НДФЛ составляет 108 млн рублей.
В такой же плоскости можно рассматривать и структуру четвертой очереди реестра требований кредиторов, в которую включено более 2000 требований. Например, долг ДСК перед бюджетом составляет более 626 млн руб. Если бы спорные сделки не были заключены, требования контрагентов гасились бы на общем основании, в равной пропорции с остальными кредиторами.
Согласно ст. 2 Закона о банкротстве, конкурсное производство – процедура, применяемая к должнику, признанному банкротом, в целях соразмерного удовлетворения требований кредиторов. Институт банкротства существует в том числе для того, чтобы кредиторы несостоятельного должника получили справедливое удовлетворение в соответствии с очередностью, установленной законодателем. Мы оспариваем такие сделки ОАО «ДСК», которые были направлены на обход справедливости, установленной законом на случай банкротства.

- В настоящий момент сложилась положительная судебная практика в отношении ДСК по признанию недействительными соглашений о взаимозачетах и взысканию денег с подрядчиков. Куда дальше идут эти деньги?
- Помимо РТК есть реестр требований по текущим обязательствам компании-банкрота – в реестр включаются долги застройщика, которые возникли после возбуждения дела о банкротстве, и именно они гасятся в приоритетном порядке, в законодательно определенной очередности.
Так, за период 2015-2019 задолженность ДСК по текущим платежам составила 4,7 млрд рублей. На данный момент мы погасили около 10% текущих обязательств застройщика, в том числе удалось закрыть практически полностью долги по зарплате, и частично – задолженность по НДФЛ и пенсионным отчислениям.

- Сейчас пошли разговоры, что необходимо прекратить судебную работу ДСК в отношении контрагентов, вплоть до предложений о внесении поправок в закон о банкротстве. Это может повлиять на ваши планы?
- Допустим, мы под давлением прекратим судебную работу в отношении некоторых контрагентов «Ивановской домостроительной компании». Но, во-первых, это будет поводом оспорить наши действия со стороны других кредиторов, а во-вторых станет опасным прецедентом. В дальнейшем проблемные застройщики смогут выводить по такой же схеме деньги дольщиков, а ссылаться будут на наш судебный опыт.
Нельзя переводить правовые вопросы на понятийный уровень. Закон предусматривает обязанность конкурсного управляющего оспаривать незаконные сделки должника, и мы продолжим исполнять данные требования.
Войти на сайт или авторизоваться через соц сети


Вернуться к списку новостей