Наверх

Анна Власова: «В нашей семье репутация – это важно»

Интервью с наследницей бизнес-империи

17.04.2019
Алексей Машкевич
Фото: Дарья Никитина

Фамилия Власовых в области давно и хорошо известна. Дмитрий Власов в перестройку превратил «Ивановский авторемонтный завод» в компанию РИАТ, которая чем только не занималась: постельные комплекты, автомобили, окна, сельское хозяйство, продуктовые магазины.
Отличительные черты бизнеса по-власовски: первыми заходят в тот или иной сегмент бизнеса, как правило, держат там лидерские позиции (или уходят), всегда рядом с властью. Сегодня бизнесом руководят сыновья Дмитрия Борисовича, Владимир и Борис, на смену которым, похоже, готовы придти подрастающие дети. Перед вами разговор с дочерью Владимира Дмитриевича – Анной – недавно порадовавшей областной центр ребрендингом риатовских магазинов.

GG6A5915.jpg
- Каково это: заниматься в Иванове бизнесом, будучи дочерью Владимира Власова? Ведь все уверены, что это отец и дядя интегрируют тебя в местную бизнес-элиту.
- Мне кажется, именно так и есть, и стояла задача именно интегрировать меня. Не вижу в вопросе противоречия: при таких вводных, когда есть поддержка и начинаешь не с нуля, заниматься бизнесом легко.

- Не чувствуешь к себе пренебрежительного отношения?
- Нет.

- Отца бояться разозлить или к тебе стали уважительно относиться?
- Думаю, и то, и то – и тут тоже нет противоречия. Уважительно относятся ко всей семье, к отцу, ко мне. В нашей семье репутация – это важно, и похерить её можно двумя движениями. Порядочность – один из моих принципов, так что, почему бы меня не уважать? Семья – дополнительный плюс.

- Семья осознанно делает тебя брендом? Дядя всегда был немного в стороне, а отец наигрался в публичность?
- Давай я буду только за себя отвечать и за свой бренд? Истина, что люди покупают у людей, стала общим местом. У РИАТа, конечно, сильный бренд и на персоналии он завязан только для определённой части публики. Но благодаря соцсетям можно выйти на гораздо большую аудиторию – на любую, и я стала там продвигать концепцию «люди у людей», а нам есть, что рассказать на эту тему. Когда покупают у понятного продавца, к нему больше доверия, чем к безликой торговой точке.

- Чья идея ребрендинг РИАТов?
- Моя и моей команды.

- А отец с дядей?
- Вот ты опять. В какой-то момент стало понятно, что магазинам нужно обновление, мы по чуть-чуть начали, но потом поняли, что надо полностью перестраивать. Это идея генерального директора – моего папы, Владимира Дмитриевича Власова. А дальше – тем, что делали внутри – занималась моя команда. Придумывали концепцию, расставляли оборудование. Якорной задачей нам поставили продвижение собственной продукции предприятий РИАТа, и мы с ней справились – приросли на 30% к прошлому году. Удалось понять смысл слова «мерчандайзинг» и выложить продукты так, чтобы они с полок разговаривали с покупателями. Проблема выбора стоит перед человеком везде: информация, общение, магазины, развлечения. В магазинах покупателю тяжело ориентироваться: он видит десять упаковок овсянки, но не ориентируется в брендах, видит только разную упаковку. Для большинства ориентиры – это цена, вес и ещё пара характеристик.

- Но вы всё равно работаете для покупателя с кошельком выше среднего.
- У РИАТа репутация, дорогого магазина. Но есть обратная информация от людей, увидевших информацию в соцсетях, зашедших и понявших, что магазин не такой дорогой как кажется. Он не дешёвый – ассортимент средний и средний плюс, это наше ядро, но мы мониторили по области сто продуктов, считающихся якорями, и ориентировались на результат, ставя ценники в магазинах.

GG6A6803.jpg
- Продвигая ребрендинг, ты отказалась от традиционных рекламных носителей, проведя кампанию в соцсетях. Это реклама бренда РИАТ, или твоего личного бренда.
- Мы могли посмотреть все варианты взаимодействия. Первый – группа, которая продвигала в соцсетях только магазины и наши продукты. Но когда взяли за основу, что человек покупает у людей, то фотографий людей, пекущих на наших предприятиях хлеб и делающих сыр, стало недостаточно для понимания того, кто это продаёт в магазине. И тогда пришла идея личного бренда, где я, ведя страницу, пишу сама, от своего имени.

- Ты пишешь или за тебя пишут?
- Конечно сама. Хочешь, при тебе сейчас что-нибудь напишу? Могу телефон показать – там заметки, разные наброски. У меня хорошее образование, много читаю. Там есть, конечно, лукавство, не всё можно и нужно говорить даже друзьям. Есть РИАТ, я там работаю, у него есть группа в сетях, где транслируется официальная повестка. А у меня частная жизнь – могу покупать продукты хоть в «Экстре» – веду работу в личном профиле как частное лицо.

- Ребрендинг в вашем исполнении – это борьба с федеральными сетями или подготовка к поглощению ими, попытка увеличить привлекательность и, соответственно, цену продажи?
- Однозначно нет, потому что федералы… Хотя, когда уже ушла из РИАТа, знакомый, работающий в департаменте слияний и поглощений Х-5 («Пятёрочка»), написал в Фейсбуке: «Может, продадитесь?». Конечно, мы своей работой привлекли внимание, а стоимость бренда выросла. Хоть и говорят, что нельзя оценить репутацию, мне кажется, мы создали реальный кейс на повышение её стоимости.
Сети покупают по очень понятным условиям: дают какие-то отступные, подписывают переуступку права аренды помещения, а через год могут вернуть в любом состоянии, если поток не пошёл.

- Но есть история покупки федеральной «Лентой» региональных «Бимартов».
- Я не знаю этой истории, и мы не готовились к продаже. Так получилось, что перед уходом с должности я поменяла и переставила всех директоров в магазинах – и это оказалось хорошей практикой. Люди работали на одном месте по десять лет и перестали видеть процессы. Это помогло подчистить хвосты, очистило взгляд, укрепило команду.

- Отцу и дяде тяжело было отдать тебе магазины в управление, они нервничали?
- Думаю, нет. Они могли корректировать меня, я не меняла людей в команде: уточнила функционал у заместителей, маркетолог остался прежний, но в него пришлось вложить много сил.

- Почему ты ушла из проекта как раз в тот момент, когда всё, казалось бы, получилось и можно почивать на лаврах?
- Я добилась на РИАТе того результата, которого хотела, а на дальнейшее развитие бренда у нас были разные взгляды с генеральным директором (Владимиром Власовым). А так как вектор развития задает он, мы решили, что мое участие в проекте больше не требуется – причем обеим сторонам. Я изменилась, захотелось чего-то нового, поэтому ушла.

GG6A7441.jpg
- Куда ты в итоге ушла?
- Абсолютно в никуда. Погрузившись в проект, не искала себе нового места, а потом написала заявление и вернулась в декрет – у меня шесть месяцев ребёнку, для женщины в такое время абсолютно нормально быть в декрете.
У меня хорошие отношения с «Кенгуру», мы давно сотрудничаем с Максимом Юрьевичем (Тверским), и мне там предложили похожую должность за такие же деньги, что и в РИАТе. А смысл? Предложили что-то похожее в МТС – но не хочу, понимая все ограничения. Хочу подумать о своём проекте и активно о нём думаю, даже деньги на него нашла – но говорить о нём пока не буду.

- Давай вообще о другом. Когда-то было модно быть чиновником, отец был в фаворе у Михаила Меня, а ты работала в областном правительстве. Мень ушёл, отец перестал быть публичной фигурой, ты занялась семейными проектами. Это прямая корреляция или совпадение?
- Временной лаг между уходом Меня из правительства и началом моей работы на РИАТе почти три года.

- Тебе нравилось работать в правительстве?
- Очень. Люблю драйв: с начала, с нуля, из бумажки со сроком и тремя предложениями ты делаешь что-то реальное, Плёс, например. Я сделала это не одна, была одной из тех, кто писал эти бумажки, защищал идею.

- Со стороны создавалось впечатление, что ты просто числишься в правительстве: тебе позволили сидеть в Плёсе, подальше от начальства, решая вопросы семьи.
- Ты ничего не знаешь о моей работе. На тот момент власть активно поддерживала историю с ФЦП – это сегодня непонятно, как к ней первое лицо относится. А тогда мне дали в подчинение отдел, и с нуля писали эту федеральную программу, местную часть.

- Почему покинула правительство?
- Всё закончилось. Это проект – я сейчас так это оцениваю – и под конец стало немножко скучно.

- Почему Владимир Власов ушёл в тень после уголовного дела по «Тепличному»?
- Про это ничего не знаю, но если бы знала – не рассказала бы.

- Сегодня видно, что губернатор Воскресенский борется с наследием Михаила Меня на Ивановской земле. Бизнес Власовых страдает от этого?
- Об этом тоже ничего сказать не могу – у меня нет никаких сведений, что дела обстоят так, как ты говоришь.

- Ты побывала на обеих сторонах баррикады. Крупный бизнес может существовать параллельно с властью?
- Говорят, что нет.


Войти на сайт или авторизоваться через соц сети


  • Лилия Глушкова 19.04.2019 18:19
    Новый словарь русского языка , том 2, ХЕРИТЬ -УНИЧТОЖАТЬ,ЛИКВИДИРОВАТЬ,/ТЕРЯТЬ. !!! Расширяйте словарный запас , Александр.
  • Блин, только сетевикам не продавайтесь, а то они всё со своего склада будут таскать, а Мацони только у вас в регионе можно нынче найти...
  • ..."....похерить... репутацию"!!!! И всё сразу ясно и про образование, и про воспитание....

Вернуться к списку новостей