Наверх

Сергей Шестухин: «Люди хотели победы протестного кандидата»

Интервью победителя

17.09.2018
Алексей Машкевич

Шуянин Сергей Шестухин со второго раза стал депутатом областной думы от партии «Справедливая Россия». Как ему удалось победить в этом году и чем нынешняя кампания отличается от баталий 2013 года, мы поговорили после объявления итогов выборов.


- Единственный избирательный округ, где возникли проблемы, и почему-то потребовался пересчёт голосов – ваш, Шуйский. С чем это связано?
- Не пересчитывали, а пытались пересчитать. У нас с Алексеем Чесноковым (кандидат от КПРФ по 13 избирательному округу – ред.) получился очень близкий результат. Логика действий власти для меня до конца не понятна: на участок в Китово приехал представитель Богаделиной (кандидат от «ЕР» по 13 избирательному округу – ред.) и требовал предъявить ему бюллетени, другие документы, рвался на закрытый участок в момент подсчёта голосов. У них же есть информация и они знали, что их кандидат проиграл с большим отрывом.

- То есть, когда Богаделина поняла, что проиграла, она встала на сторону…
- …а вот не понятно, на чью, и за кого она была. Мы в этот раз здорово готовились ко дню выборов. В прошлый раз я просто старался привести людей на избирательные участки, убеждал, что голосовать нужно за меня, и люди так и сделали. А нас в день выборов просто взяли, и опустили по полной. В этот раз мы ко дню голосования готовились как к самому важному событию – может быть даже в ущерб предвыборной кампании. Ресурсы же ограничены, и значительную их часть пришлось бросить на день голосования: всё закрыли и перекрыли. Думаю, что в Шуйском районе не было вообще ни одного вброса.

- А по самой Шуе есть сомнения?
- Да, но никого за руку не поймали – и говорить не будем.

- Работники комиссий боялись, или просто это новое веяние сверху – не чудить?
- Возможно, установка была, но они боялись, были напуганы. Конечно, мы сильно продвинулись в этом отношении: пять лет назад если и были один-два УИКа, где всё было по-честному, но они даже не запомнились. В этот раз в Шуе были УИКи, которые работали абсолютно честно – я даже наблюдателей там не ставил. Возможно недавняя смена власти сказалась.

- Я правильно понимаю, что с приходом в городскую администрацию Натальи Корягиной, вы встретили сопротивление со стороны власти?
- Я такого не скажу – в этот раз всё было в рамках приличий, прямо очень. Тот административный ресурс, когда глава ходит за руку с кандидатом, или врио губернатора ходит за руку с другими кандидатами, я даже не считаю не честным. Это их поляна и там они получают свои дивиденды. А у нас есть своя поляна – протест. Не мы его создали, но он за нас.

- Протест против пенсионной реформы?
- В том числе.

- Она сильно помогла в этом году?
- Мне мало. Думаю, она сильно помогала коммунистам, потому что пенсионная реформа и коммунисты – это связано и понятно. Для нас в меньшей степени, но тоже дала определённый эффект.

- А бренд «Справедливой России» сильно помог?
- Если смотреть на конечные цифры, то становится ясно – не сильно, но любой бренд всегда помогает – хоть чуть-чуть. А бренд «Справедливой России» хорош тем, что особо не накладывает негативного отпечатка.

- Но он никакой.
- Но он есть, есть партия, есть федеральный лидер, и люди говорили на встречах, что Миронов один из немногих здравых людей во власти.

- Ясно, что в местной «Справедливой России» ты был единственным одномандатником, который мог проходным. Партия на кампании тебе помогала? Организационно, финансово.
- Наверное, не в той степени, в которой могла бы – но помогала. По сравнению с предыдущими кампаниями помощь была ощутимая. Павел Попов понимал, что нельзя этот округ провалить. Хотя изначально ходили разные слухи, было много непонятного.

- Что он договорился с Нестеровым, что тебя сольют и всё такое разное?
- Да, ходили такие слухи, но я этого не увидел.

- Я наблюдал за кампанией со стороны, и она производила странное впечатление: губернатор, который ведёт Анну Богаделину и глава города Корягина, благоволящая коммунисту Чеснокову. И есть ты, который идёшь практически сам по себе, а партия где-то в стороне. Почему городская и областная власть поддерживали разных людей?
- «Корягина благоволит Чеснокову» – это, мне кажется, не очень корректная формулировка. Скорее, Корягина не благоволит мне – вот это главное. Но сейчас это уже не важно.

- Городская власть в Шуе всегда бодалась с «Шуйскими ситцами» и у противостояния Корягина – Богаделина есть причины.
- Может быть, хотя Наталья Владимировна постоянно говорила, что теперь она видит другую Богаделину, понимает, как будет с ней работать. В видимой части кампании мы видели, что власть в городе работала на Богаделину.

- А если говорить о дне голосования?
- Те, кто хоть что-то понимают в выборах, видели, что у «Единой России» шансов в Шуе нет никаких. Особенно когда стало понятно, насколько жёстко мы подошли ко дню голосования и перекрыли любые шалости на избирательных участках – на основных, самых крупных у нас было по пять наблюдателей, плюс «Голос», мы перекрыли выездные урны. В этой ситуации было ясно, что у Богаделиной шансов нет – она просто не готова к такой избирательной кампании, не знает, что делать. Технологи, которые на неё работали, может и хорошие, но не разобрались в ситуации. Шуя не простой город для них, а для меня понятный. И для Чеснокова понятный.
А для тех, кто приезжает извне – с первого раза точно не разобраться. Это как если бы я приехал в Кинешму и начал там кампанию – вид и результат у меня были бы очень грустные.

- После думских выборов 2013 года ты говорил о волне чернухи на кампании: тебе угрожали, писали письма, листовки какие-то клеили. Как обстояли дела в этом году?
- В этот раз ничего такого не было. У меня команде Богаделиной даже благодарность в душе за то, что не увидел ничего подобного – они обошли эту историю очень аккуратно. Прошлый раз гадости прилетали со всех сторон, но я то понимал откуда.
В этот раз, если и летело что-то, только от коммунистов. Весь негатив, который я поймал на этой кампании – чисто коммунистический.

- Во время кампании активно обсуждалась тема объединения оппозиции надо и выдвижения единого кандидата – особенно на округах, где есть шанс. В Шуе объединения не получилось?
- Я засветился в процессе объединения больше всех – реально качал эту тему. Верю, что это единственный шанс добиться чего-то полезного. Сейчас говорят, что «ЕР» не имеет в облдуме квалифицированного большинства, и они придут договариваться…

- …Они придут договариваться.
- Наверное. Но оппозиция могла бы иметь куда более внушительный результат, если бы объединилась.

- Но Павел Попов на следующий день после голосования практически присягнул губернатору Ивановской области, сказав, что готов. Ты готов?
- Я готов к конструктивной работе – это абсолютно точно. Не собираюсь дальше строить из себя жёсткую оппозицию, бороться с кем-то за что-то. Моя задача сейчас – работать на шуян. Люди меня выбрали и ждут не того, что я буду доказывать в думе, как всё неправильно устроено – они ждут полезной работы. Моя главная тема общения с людьми: выбранный депутат всегда лучше назначенного. Что бы и кто за ним не стоял – деньги, связи…
Какой главный аргумент был у кандидата Богаделиной? Она – человек губернатора, а значит, к нам рекой польются деньги, и Шуя станет процветающим городом. Мои избиратели сейчас надеются, что финансирование наших программ будет зависеть не от личности депутата, а от его работы. Я и объединение понимал в этом контексте: нужно забыть про лейблы и флаги. Мы оппозиционная сила. Власть не работает на нас, мы не работаем на неё и должны объединяться независимо от флагов и работать на людей.
Именно с этим я пришёл к Чеснокову во время кампании, за две недели до выборов – разговора никакого не получилось. Стало понятно, что для него избиратели – мясо. Он не собирается ничего делать для города и района, у него для этого нет конструктивных идей и предложений. Он обозвал меня левой ногой «Единой России», сказал, что договариваться со мной не о чем, а я должен в одностороннем порядке сняться. Никаких аргументов он не слушал.
Люди сейчас не ждут от нас, что мы улицы заасфальтируем – они просто ждут перемен. Избиратель за пять лет изменился очень сильно: интернет меняет людей, они просто стали взрослее и стали разбираться в избирательном праве. Меня нигде на встрече не попросили выкопать колодец – не было такого вообще. Никто не говорил: сделай то-то и то-то и мы за тебя проголосуем. Люди просто хотели победы протестного кандидата. Они говорили - мы проголосуем за тебя, если ты идёшь побеждать.
И я честно говорю – готов был сняться в пользу Чеснокова, но когда понял его посыл, стало ясно, что мои избиратели будут оскорблены.

- То есть, выступать с коммунистами единым блоком в будущей думе вряд ли придётся?
- Я надеюсь, что у них не все такие, как наш Чесноков – надеюсь, что придут здравые люди.

- На какой-то пост в думе рассчитываешь?
- Я первый раз туда захожу, и на что рассчитывать не знаю. Я даже не знаю, платят ли там зарплату.
Войти на сайт или авторизоваться через соц сети


Вернуться к списку новостей