Наверх

Наследие против безопасности, и все вместе против инвесторов

Туберкулезный памятник никому не нужен

26.04.2018
Анна Семенова
Фото: Варвара Гертье

25 апреля в ивановской мэрии прошел аукцион, на который был выставлен комплекс зданий и сооружений, расположенный в областном центре по адресу: ул. Володиной, 4. Заявок на участие в аукционе никто не подал, и аукцион был признан несостоявшимся. В ближайшие месяцы этот объект попытаются продать еще не раз, но, вероятнее всего, желающих не найдется, если статус объекта не изменится.

IMG_0702-2.jpg  
Краеведам адрес ул. Володиной, 4, говорит о многом: здесь расположен один из самых интересных усадебных ансамблей города – усадьба Гарелина. О том, что этот замечательный памятник архитектуры рискует просто исчезнуть с лица земли, писал коллега Николай Голубев в журнале «1000 экз.» (его материал можно почитать здесь).

И действительно, усадьба Гарелина – это не только дивной красоты лепнина и узорчатые решетки, не только столетний парк с липовыми аллеями и характерные «веселые» противотуберкулезные картинки на стендах. Это еще и удивительный клубок противоречивых требований и намерений, примирить которые в одной реальности, похоже, невозможно. 

IMG_0984-2.jpg
Судите сами. В 1920-е годы усадьбу «буржуев» приспособили под туберкулезную больницу, причем здесь до последнего времени стационарно лечились люди, в том числе, с рецидивом туберкулеза легких и туберкулезом со множественной лекарственной устойчивостью. Пожалуй, именно здесь и кроется тот самый корень, из которого выросли все сегодняшние проблемы. Но в постреволюционные годы, как известно, было не до наследия.

Все советские годы и 15 постсоветских лет усадьба исправно служила на благо здравоохранения Ивановской области, причем интерьеры «нового» дома очень неплохо сохранились, вызывая восхищение у ценителей. Усадьбе, кстати, был присвоен статус выявленного объекта культурного наследия, который сохраняется до сих пор. В 2015 году туберкулезную больницу из усадьбы вывели (по слухам – из-за жалоб жителей окрестных домов и застройщиков на специфический контингент больницы), а в начале 2016 года не нужный департаменту здравоохранения усадебный комплекс передали в собственность города Иванова – дескать, делайте с этим счастьем что хотите.

Практически одновременно с этой передачей были внесены изменения в СанПиН «Санитарно-эпидемиологические требования к организациям, осуществляющим медицинскую деятельность». Изменения, в частности, касались перепрофилирования специализированных туберкулезных больниц. По классификации Роспотребнадзора бывшая областная туберкулезная больница относится к самому высокому классу опасности – классу В – по степени загрязнения микробактериями туберкулеза. Для объектов этого класса решение о перепрофилировании (то есть о размещении чего-либо, кроме туберкулезной больницы) принимается органами здравоохранения субъекта РФ (в нашем случае – департаментом здравоохранения) при участии Роспотребнадзора и после проведения следующих мероприятий: на объекте проводится заключительная дезинфекция (данных о ее проведении в распоряжении редакции не имеется), после чего объект консервируется на срок не менее трех лет (эти работы проведены не были), а по истечении срока консервации проводится капитальный ремонт объекта. Причем этот капитальный ремонт подразумевает не просто замену обветшавших конструкций и побелку-покраску: нужно в обязательном порядке полностью демонтировать систему вентиляции, включая воздуховоды, деревянные полы, рамы, двери, облицовочные панели, другие деревянные и пористые конструкции, удалить штукатурку, плиточные покрытия, краску. То есть ликвидировать все то, что, собственно, ценно в усадьбе Гарелиных. После завершения капремонта проводится заключительная дезинфекция. После этой дезинфекции осуществляется контроль ее эффективности с использованием лабораторных анализов. Ну и до кучи – проводится рекультивация почвы на закрепленной территории.

Проще говоря, чтобы перепрофилировать усадьбу под что-то более приемлемое для центра города, чем туберкулезная больница, нужно сначала на три года ее законсервировать, зачистить здания до кирпичей, вырубить все деревья, вывезти верхний слой грунта из парка, продезинфицировать и молиться, чтобы лабораторные анализы не дали положительный результат.

Вы знаете инвесторов, которые будут готовы на это?

Ну и. кроме того, требования СанПиНа вступают в противоречие с федеральным законом об охране объектов культурного наследия, поскольку усадьба в федеральный реестр, конечно, не внесена, но выявленным объектом культурного наследия является. И в 2015 году департамент культуры Ивановской области даже успел утвердить требования по его сохранению, содержанию и использованию. И в этих требованиях, в частности, зафиксирован запрет на работы, изменяющие облик, объемно-планировочные и конструктивные решения и структуры и интерьер объекта культурного наследия.  

IMG_0881-2.jpg
То есть выполнить одновременно требования СанПиНа и федерального законодательства об охране памятников не представляется возможным. Ну никак. Ну вообще.

Если же учесть, что выполнение любых вышеназванных требований влечет за собой многомиллионные расходы для собственника, то неудивительно, во-первых, что город Иваново хочет побыстрее избавиться от такого, с позволения сказать, наследия, а во-вторых, желающих приобрести его пока на горизонте не наблюдается. Говорят, был один такой отважный инвестор, которому приглянулись 2,5 гектара поблизости от центра города. Но когда он узнал, какой гемо… пардон, какою палочку Коха он получит себе на пятую точку вместе с усадебным комплексом, то все его инвестиционные намерения как-то очень быстро испарились.

Впрочем… впрочем, есть еще один путь, который без какого-либо стеснения еще в сентябре прошлого года был озвучен на заседании одного из комитетов Ивгордумы. Если с объекта снять статус выявленного ОКН, то половина проблем исчезнет сама собой. И сделать это предложили сами депутаты – дескать, облегчим участь инвестора, который деньги в бюджет города принесет, и бог с ним, с наследием. Тем более еще неизвестно, что там за наследие и кому оно вообще нужно.

Но тут есть одна закавыка. Чтобы снять статус ОКС, нужно, как минимум, провести историко-культурную экспертизу объекта. Именно в акте экспертизы указывается, обладает ли объект признаками объекта культурного наследия или нет, то есть достоин ли он включения в федеральный реестр, или не достоин.

При всех вопросах к немногочисленным ивановским экспертам (не ко всем, разумеется) вряд ли у кого-то из них поднимется рука написать, что усадьба Гарелиных не обладает признаками объекта культурного наследия. Значит, надо обращаться к иногородним экспертам – но и в этом случае не факт, что они напишут «нужное» заключение. И услуги их обойдутся очень недешево. Да и волна возмущения может подняться: в Иванове с наследием и так негусто, а тут то дом-«пулю» сносить собираются, то усадьбу Гарелина «дезинфицировать».

Так что пока эта тема подвисла в воздухе, и на торги усадьбу выставляли как выявленный ОКН.  


Есть ли выход из патовой ситуации, который позволил бы и объект культурного наследия сохранить, и сделать его безопасным (в конце концов, туберкулез – это не шуточки, и требования СанПиНов не на ровном месте появились и вряд ли являются избыточными)? Ответа на этот вопрос нет. Появится ли – непонятно, тем более, что нынешнему собственнику – администрации города Иваново – судя по всему, не особо хочется возиться со всеми этими консервациями-экспертизами. Им бы сбыть побыстрее проблемный объект, навязанный городу департаментом здравоохранения, и денег в городской бюджет получить.

А пока – для тех, кто до сих пор думает, что в бывшей туберкулезной больнице жуть и разруха, а про уникальное наследие придумали сумасшедшие краеведы – еще раз публикуем фоторепортаж, сделанный Варварой Гертье осенью 2017 года. Вот такое оно, наследие Гарелиных.

Грустно всё это.

P.S. А может быть, не улицу Боевиков надо было переименовывать в улицу Гарелина, а улицу Володиной? И памятник Якову Гарелину не на площади Революции устанавливать, а во дворе бывшего родового гнезда фабрикантов Гарелиных?
Войти на сайт или авторизоваться через соц сети


  • Борис Борзых 26.04.2018 10:13
    Не "микробактерии туберкулёза", а микобактерии.

Вернуться к списку новостей