Наверх

Сергей Кустов: О проповеди, компромиссах и идеальной журналистике

Размышления редактора

23.04.2018
Сергей Кустов, генеральный директор медиагруппы «БАРС»

Провокационный текст Мокрецова (хоть и вызван он его личными обидами и проглядывает в нем зависть и плач по его нереализованным амбициям) ставит на самом деле важный вопрос – могут ли СМИ продавать свои ресурсы, свою аудиторию третьим лицам? И если могут продавать, то на каких условиях? А если продают, то ради чего?  

ОБ ИДЕАЛЬНОЙ ЖУРНАЛИСТИКЕ

Сперва хотелось бы уточнить важный момент.

Если раньше Мокрецов придумывал факты, то в указанном тексте пошел дальше – в нем он уже сочиняет чужие мысли. (В его системе координат додумывание чужих мыслей, судя по тексту, и является «журналистикой», предвзятость вдруг стала спутником профессионализма, а ошибки журналиста – непринципиальная вещь)

Так вот, для подобного рода экстрасенсов от журналистики поясню: мой взгляд на журналистику значительно отличается от того, что Мокрецов углядел в моей голове с помощью своего самодельного магического шара.

В идеале в журналистском продукте не может быть рекламы в любом виде – начиная с роликов, заканчивая информационными материалами. Значок «реклама», строка «размещается на платной основе» - все это так или иначе снижает ценность журналистского труда в данном СМИ независимо от того, есть такой значок или его нет.

Дело в том, что как минимум региональный рекламодатель (безотносительно – власть или коммерсант) уже давно превратился в самостоятельный инструмент давления на СМИ, распределяя рекламные бюджеты (пусть даже и с самым крупным значком «реклама») с учетом лояльности. (Поскольку Мокрецов далек от СМИ, то ему простительно этого не знать)

И когда он пишет, что наличие значка «реклама» сразу дает СМИ индульгенцию и журналистика вдруг предстает в своем идеальном виде – то он похож (выражаясь его же собственным слогом) на проститутку, только с лицензией на занятие проституцией.

Так вот мои требования к журналистике как профессии жестче: в идеальном мире общественно-политическая журналистика не должна быть бизнесом, как не может быть бизнесом вынесение приговоров в суде. (Ведь журналистика – это тоже своего рода суд, где присяжные – потребители СМИ)

Возможно, благодаря современным способам монетизации контента, (когда рекламодатель может быть не в курсе, где размещается его коммерческое предложение и кому он платит деньги), ситуация и поменяется. Но это произойдет (если и произойдет) - не скоро, да и к тому же имеет свои подводные камни (к примеру, снижение стоимости контакта в рекламе до такого уровня, который не позволит окупать производство достойного журналистского продукта).

Об этом я, кстати, не раз публично говорил и писал, но поскольку для Мокрецова важнее соврать ради красного словца – то пришлось сделать это небольшое пояснение.

О РЕАЛЬНОСТИ И ПРОПОВЕДИ

Но идеалы сталкиваются с реальностью. А потому поставьте вы на должность руководителя СМИ самого расчудесного и сверхпринципиального архангела Михаила (но не Мокрецова – ибо он на принципиального он явно не тянет – но об этом ниже), журналистика в современном мире – это компромиссы. И они связаны не только со значком «реклама», госконтрактами или рекламой как таковой. Иногда речь может идти о «боевых действиях» на уничтожение, где выбор крайне скудный.

То есть либо надо уходить из профессии, либо быть готовым к таким компромиссам.

Правда, для меня более важный вопрос – ради чего идти на компромиссы.

И тут - еще одно отступление от темы.

Когда я читал проповедь Мокрецова, то представлял его в образе той самой проститутки, которую он так часто упоминает.

Вот много повидавшая на своем веку проститутка с горящими глазами выходит к алтарю в храме и читает проповедь о чистоте и невинности.

Прихожане, разумеется, не перебивают, и даже делают вид, что верят в искренность проповедующего. Но дело-то в том, что большинство из них на собственном опыте познали качество соответствующих услуг и даже еще помнят приличный ценник.

Они припоминают здравицы в честь Бабича, деньги от Власова и Газаряна, заказные проекты администрации Президента, работу на КПРФ в одном регионе страны и прославление «Единой России» в другом и прочее, прочее, прочее...

Знают прихожане и другое - проститутка, самозабвенно читающая проповедь, не была Сонечкой Мармеладовой и оступалась не ради высоких целей, а исключительно из-за денег в свой личный карман.

А неуютнее всего на этой проповеди чувствует себя господин, у которого проститутка сейчас находится на содержании – ведь прихожане все отлично о них знают и бросают косые взгляды и на него.

РАДИ ЧЕГО ИДТИ НА КОМПРОМИССЫ

Зачем Мокрецов в который раз выходит к алтарю со своей проповедью? Ведь доверие к призывам проститутки о чести - нулевое. Это выглядит смешно, нелепо и вызывает жалость.

Полагаю, это чистая психология. Больной бессознательно переносит переживаемый им внутренний конфликт на других, присваивая им свои собственные грехи. Поскольку сам справиться со своими тараканами он не в состоянии, то ждет, как будут оправдываться те, на кого он осуществил перенос.

Извольте, больной.

Все просто: согласие на компромисс возможно только тогда, когда вы понимаете, ради чего вы это делаете и верите в ту цель, которая оправдывает эти средства.

Я уверен, что выживание «Барса» необходимо не только мне и не только коллективу, но и очень многим людям, ради которых компания в конечном итоге работает. Меня убеждают в этом десятки ежедневных звонков с просьбами и криками «SОS», а также то, как власть оглядывается на позицию медиа при принятии решений.

От того, что на экране появится губернатор или мэр без значка «госконтракт», а очередной партийный спикер произнесет речь, люди не пострадают. Тем более, что журналисты не врут – именно поэтому пресс-службы порой отказываются оплачивать вышедшие по контракту в эфир сюжеты.

А вот отсутствие в регионе крупного и относительно независимого медиаресурса («Барс» это будет или что-то другое – не важно) ударит так или иначе по всем. В этом для меня оправдание существующего компромисса, а не в бухгалтерии.

Я думаю, что Мокрецов не способен это понять, а значит и излечиться от своего внутреннего конфликта. Увы - болезнь будет прогрессировать поскольку ни цель собственных сочинений, ни смысл обслуживания своего господина Мокрецову непонятны.

Вероятно, следует ожидать от него очередной проповеди. К примеру, грех воровства еще не был перенесен на других. (Мокрецов присвоил неплохой редакционный ноутбук, уходя с «Барса». Да и любовь со следственным комитетом должна же проявиться).

«Я хочу о чем-то говорить, чтоб меня читали, чтоб меня за это любили и уважали» - сказал как-то Мокрецов в интервью, рассуждая о журналистике.

Но ни о любви, ни об уважении речи давно уже не идет. Максимум - жалость.

Этот текст, разумеется, не для Мокрецова. Я посчитал для себя важным в очередной раз пояснить, почему я не бегу навстречу поезду с криками «Задавлю!», ради чего делаю то, что в идеальном мире делать бы не стал, и почему все это считаю правильным.

Идеальная журналистика возможна, но проповеди (да еще и из чувства мести) тут не помогут. Я буду прикладывать максимум усилий, чтобы указанных компромиссов становилось как можно меньше, и лучше – чтобы они исчезли вовсе.
Войти на сайт или авторизоваться через соц сети


Вернуться к списку новостей