Наверх

«Российская газета» попыталась разобраться, как дефицит сырья для текстильной промышленности повлияет на экономику Ивановской области

19.04.2011
Светлана Биткина

Ситуацию, которая сложилась на рынке хлопка, многие специалисты отрасли называют форс-мажорной из-за трех-четырехкратного повышения цен на сырье. "РГ"попыталась выяснить, как этот кризис отразится на экономике Ивановской области, которая зависит от работы текстильных предприятий. На некоторых из них уже приняли решение сократить объемы выпуска, а кто-то и вовсе приостанавливает производство.

Грубый ответ

Это не первый коллапс с сырьем за последние годы. Среди их причин были и неурожаи, и резкий рост объемов переработки в хлопкосеющих странах. Что касается нынешнего дефицита, который случился на фоне хорошего урожая, то председатель Ассоциации предпринимателей текстильной и легкой промышленности Ивановской области Василий Гущин объясняет его активным пополнением своих резервов Китаем. По информации узбекских государственных корпораций, реализующих хлопок, на ярмарке в октябре 2010 года купцы из Поднебесной закупили до 500 тысяч тонн сырья! Потому и спрос на него резко повысился, и с октября по февраль включительно цены росли очень быстрыми темпами.
- В нынешней ситуации не выгодно работать никому, - считает Василий Гущин. - Фабрики - в убытках, розница - в убытках, потребитель не берет продукцию. Поэтому сокращение спроса на готовую продукцию через снижение объемов производства приведет к сокращению спроса на хлопок и снижению цен на него. По нашей оценке, этот процесс уже начинается.
Чтобы пережить эту кризисную ситуацию без потерь, промышленники текстильного края просят помощи у государства. Речь идет о выделении 50 тысяч тонн хлопка из госрезерва и налоговой поддержке, какую получают производители в других государствах.
В условиях дефицита хлопка многие всерьез заговорили о возрождении льноводства, которое, по идее, может стать неплохой альтернативой. Однако специалисты напоминают: после первичной переработки из льна получают лишь 20-30 процентов длинного волокна, из которого, собственно, и производят льняные ткани. Остальные 70-80 процентов - короткое, грубое сырье и годится на канаты, мешковину и брезент. Таким образом, рентабельность производства льна - под большим сомнением.
- В Иванове была фабрика, производящая котонин - модифицированное короткое льноволокно. Его можно сухим способом прядения перерабатывать вместе с хлопком, вискозой, полиэфиром и получать смесовые ткани, - рассказывает профессор Института химии растворов Российской академии наук Андрей Морыганов. - Но, когда хлопок стал дешевым и доступным, такое производство оказалось экономически нецелесообразным. За рубежом вторая волна использования котонина началась с 80-х годов. Целый ряд известных фирм создали линии котонизации. Эта мода перекинулась и на Россию, где также было разработано несколько линий. В результате в 90-е в различных регионах было установлено более десятка таких линий, но фактически ни одна так и не стала работать. Для машин, собранных под импортные технологии, российское льноволокно оказалось грубоватым.

Привыкли к иному

Ученые из Института химии растворов РАН разработали технологию механохимической котонизации короткого льноволокна, которая позволяет превратить низкосортный лен в качественное сырье. Самое трудное - очистить лен от примесей, не разрушая его. А на выходе получается волокно, которое в сочетании с другим традиционным текстильным сырьем может пойти на производство пряжи и тканей. В итоге технология позволяет извлечь дополнительно 50 процентов льноволокна, что равносильно двукратному повышению урожайности этой культуры.
Нашли ученые применение и главному отходу льняного производства - остаткам стеблей, или костре, которую до сих пор использовали только в качестве топлива. Ее можно превращать в очень прочные, экологически чистые, не содержащие формальдегида плиты для мебели и строительных конструкций. Подсчитано, что благодаря этим разработкам российские текстильщики - при определенной модернизации производства - могли бы в 1,5-3 раза сократить импорт зарубежного сырья.
- Мы представляли свои разработки на разных уровнях, - говорит Андрей Морыганов. - И все нас хвалили. Но никому это не было по-настоящему интересно.
Но дело не стоит на месте. По ивановской технологии в Омской области заработал завод по выпуску медицинской льноваты. На Алтае в ближайшее время начнется строительство предприятия по изготовлению объемного строительного утеплителя из огнебиозащищенного льноволокна. А в конце года запланирован запуск крупнейшего в России центра по глубокой переработке льна в Вологодской области. Там будут выпускать продукцию медицинского и технического назначения.
Казалось бы, в ситуации, когда хлопок, стоивший 40-45 рублей за килограмм, подорожал до 120-140 рублей, этим наукоемким технологиям нет цены. И кому, как не ивановцам, отрезанным от сырья, не заняться производством пряжи и тканей на основе модифицированного льноволокна: сначала обкатать методику у себя, а затем тиражировать ее на выгодных условиях по всей России?
- У меня язык не поворачивается критиковать собственников заводов, - говорит Андрей Морыганов. - Встречались с директором крупного предприятия. Он говорит: так это же новая сфера, надо завоевывать рынок, сменив торговую марку. А потом сегодня лен уродился, а завтра - нет. Словом, это проблема не одного-двух частников. Для комплексной стопроцентной переработки льна как воздух нужен крупный государственный проект.

Выйти из круга

Сегодня, чтобы ухватиться за льняную ниточку, нужно выйти из замкнутого круга. Посевы сокращаются: в той же Ивановской области, по данным Минсельхоза РФ, площади, отданные под лен, составляют лишь два процента от общероссийских. Всего же, по статистике, за 15 лет этот показатель сократился в стране в десять раз, и с каждым годом пашня сужается еще на десять процентов. Это и понятно, поскольку уменьшается потребность промышленности в длинном льноволокне. А это, в свою очередь, связано с неконкурентоспособностью ныне выпускаемых льняных тканей бытового назначения. В результате же не хватает сырья для выпуска технических тканей, которые нужны, но имеют невысокую рентабельность.
Да и противоречия в этой отрасли зачастую непреодолимы. Три звена производственной цепочки: сельхозпроизводители, заводы по первичной переработке и льнокомбинаты - не могут договориться между собой. Продавцы сетуют на дешевизну продукции, покупатели, наоборот, считают цены слишком высокими. В той же Ивановской области известны случаи, когда колхозы, вырастившие лен и отправившие его на переработку, еще и остались должны льнозаводам: не получили госдотации и лен больше не сеют.
Ивановские новаторы предложили замкнуть самостоятельные звенья этой цепи на конечном продукте, причем принципиально новом и конкурентоспособном, который еще не выпускают за рубежом и только начинают осваивать в России. Разработали проект по выращиванию и глубокой переработке льна в ЦФО, который включал строительство 17 инновационных заводов первичной переработки сырья, а также шести заводов глубокой - по сути, льняной кластер. Стоимость должна была составить 4,5 миллиарда рублей. Попытка оказалась неудачной, но программу, рассчитанную на Центральный округ, теперь решили сузить до масштабов пилотного проекта в Ивановской области. Предполагаемые затраты - в частности для закупки сельхозтехники и приобретения оборудования по первичной и глубокой переработке льна - сократились до 450 миллионов рублей. Но в дотационной области нет и таких средств.

Комментарий
Василий Гущин, председатель Ассоциации предпринимателей текстильной и легкой промышленности Ивановской области:
- Лен - сырье очень специфическое. Его производство и переработка - очень трудоемкий и энергоемкий процесс. Поэтому льняные ткани всегда были и останутся дорогими. И естественно, что на дорогие вещи спрос ограничен. Способа добиться, чтобы лен стал массовой и дешевой продукцией, нет. Поэтому я спокойно смотрю на то, что сокращаются объемы переработки льна. Это неизбежный процесс. Основные рынки в Западной Европе, потреблявшие российский лен, стали беднее и покупают его все меньше и меньше, предпочитая дешевые заменители. Перспектива некоторых предприятий, у которых есть уникальный продукт с уникальными свойствами, хорошая. Но у развития индустрии переработки льна будущего не вижу.
Войти на сайт или авторизоваться через соц сети


  • Юрий Бархоткин 20.04.2011 16:01
    В данной статье нет анализа влияния нынешнего повышения цены на хлопок на экономическое состояние Ивановской области. Разговор ни о чем. В очередной раз вспомнили про льняное производство. Печально, но такой трехкратный рост цен на сырье будет иметь очень серьезные экономические последствия для текстильного сектора нашей области.
  • 2. Вася Гущин - известный парень среди текстильщиков, он уже создал текстильный кластер в Иваново (правда только виртуальный пока). Хлопок с госрезерва? - это мертвому припарка. Жалкие теоретики! - этот хлопок уже продается со складов в Иваново, правда цена у него совсем не государственная = все те же 5000 U$/т, потому что его продают посредники: извините, это рынок, капитализм с его человеческим лицом.
  • 1. "как дефицит сырья для текстильной промышленности повлияет на экономику Ивановской области"- что значит "повлияет"? Повлияло уже и достаточно давно. Ваша лошадь тихо ходит, господа. Негоже свою историю забывать: вам надо вернуться в ранние 90-е, когда успешно развалили Союз. Тогда Егор Гайдар и Чубайс (локомотивы шоковой терапии и главные мошенники с ваучерами) однозначно сказали: текстиль нам не нужен и может не ждать господдержки, все, что нам нужно пошить, пошьют китайцы. Так что сейчас нечего пенять на китайцев: они четко выполнили установку "партии и правительства".

Вернуться к списку новостей