Наверх

Улыбаемся и машем

Вернемся к главному событию

16.11.2017
Анна Семенова
Фото: Варвара Гертье

Ну, конечно, главное событие октября в экономике региона - как ни абсурдно это звучит для сторонников Адама Смита – это смена губернатора. Павел Коньков пост сдал – Станислав Воскресенский пост принял. Приставки типа «врио» - так, фантики и мишура.

бизнес.jpg
Сам факт замены на поле власти любой более или менее заметной фигуры, к сожалению, всегда заставляет насторожиться ту часть бизнес-сообщества к регулированию деятельности которой эта фигура имела отношение. Просто потому что связка «бизнес – власть» в нашей стране слишком крепка. Чем бы ты ни занимался, ты не останешься без неусыпного надзора со стороны государства. И надзор этот гораздо более жесткий, чем того требует здравый смысл. Ну и предпринимательское сообщество не теряется: близость к телу, принимающему решения, всегда дает определенные преференции, так что можно и нужно бороться за эту близость. Подальше от начальствующих фигур у нас стараются держаться уж совсем мелкие предприниматели. И вот им-то, кстати, действительно фиолетово, кто у нас губернатор, потому что на их деятельность наиболее существенное влияние оказывают совсем другие структуры.

Потанцуем?

Но вернемся к главному событию, а вернее, к ожиданиям и опасениям, которые сейчас бродят в предпринимательском сообществе. Начнем с парадно-шоколадной, официальной стороны вопроса. Первый момент, о котором сейчас говорят: Воскресенский пришел в область с поста замминистра экономического развития, человек он грамотный, сейчас нам экономику-то и наладит. Вы таки будете смеяться, но подобные сентенции можно услышать от весьма уважаемых людей. Почему-то никто при этом не спрашивает этих людей: а что, Павел Коньков был человеком, ничего не понимающим в экономике? Он не имел опыта руководства предприятиями (этого опыта работы на «земле», кстати, нет как раз у Воскресенского), не был знаком с местной спецификой? Не возглавлял экономический блок при губернаторе Мене? Смешные вопросы, не правда ли? Ну и что помешало Павлу Алексеевичу справиться с теми проблемами, решить которые видные представители предпринимательского сообщества сейчас рекомендуют врио губернатора в первую очередь?

Ладно, оставим эти глупые вопросы. Все тут взрослые люди, и все понимают, что нужно соблюдать определенные правила игры. Есть местные фигуры, и вот появился «чужой» ферзь, который об Ивановской области раньше мало знал, разве что про домик с уточкой. Ферзя надо принять с поклонами, а главное – попытаться успеть первым объяснить, кто есть кто в наших палестинах. Во время первых встреч, особенно в той части этих встреч, где присутствуют журналисты (да, это одно из нововведений врио губернатора: 10 официозных минут под камеры – и до свиданья, дорогие журналисты, шли бы вы отсюда, мы тут и без вас прекрасно поговорим. Некоторые участники подобных встреч рассказывают, что на закрытой части мероприятий им настоятельно рекомендуют не пересказывать потом подробности встречи и – упаси Боже – не давать СМИ комментарии под диктофон), нужно радостно приветствовать нового главу региона, рассказывать, что тут все молодцы, все стараются, но кто-то кое-где у нас порой, и без вашей помощи мы тут все пропадем. Ну а вас мы готовы поддерживать изо всех наших сил, ибо, как говорил отец Федор, токмо на тебя уповаю…

Да-да, говорит в ответ свежеприбывший, рассмотрим, разберемся, познакомимся, наладим. Значимость жилищного строительства/машиностроения/малого бизнеса/ сельского хозяйства/ текстильной и легкой промышленности (нужное подчеркнуть) для региона огромна, мы будем расширять и углублять. В каких-то случаях для пущей важности можно принародно позвонить на мобильник кому-нибудь из серьезных фигур в Москве, чтобы предложить решить местный вопрос. Эффект потрясающий: люди несколько дней ходят под впечатлением. Мол, раньше руководство области годами не могло даже на прием записаться, а тут чуть ли не по телефону всё решается!

Надо сказать, что наличие у Станислава Воскресенского тесных связей и контактов с московскими федеральными акторами является огромным и неоспоримым преимуществом перед Павлом Коньковым. Это медицинский факт. Ответ на вопрос, насколько эти связи важнее знания местных нюансов, мы получим, видимо, не раньше чем через полгода. Конечно, если не сбудутся прогнозы некоторых конспирологов по поводу того, что Станислав Воскресенский прислан в Ивановскую область с целью стабилизировать социальную ситуацию и сохранить ее в равновесии до конца марта 2018 года, на должном уровне провести «главные выборы страны». А затем… Затем нам пришлют нового врио. Но, повторю, это такие теории, к которым прислушиваешься только ради того, чтобы получить спектр мнений.

То, что сейчас происходит, – это ритуальные танцы, неизбежные при появлении нового хозяина в губернаторском кабинете. В декабре 2005 года, когда губернатором Ивановской области был назначен Михаил Мень, наблюдалось примерно то же самое. Правда, сейчас ландшафт несколько изменился, да и опыт взаимодействия (тоже скажем так) с прибывшими из столицы назначенцами у местного бомонда появился. У каждого отдельного персонажа свой, но солидный. И исходя из этого опыта все (не только представители бизнеса) понимают, что в данный момент надо улыбаться и махать, как можно шире улыбаться и как можно более приветливо махать. А там видно будет.

Именно поэтому глупо сейчас спрашивать для публикации: а что вы ожидаете от смены руководителя области? А нет ли каких-то опасений? Ответ на такие вопросы очевиден: мы рады-рады, мы ждем перемен к лучшему, вот сейчас всё заколосится и будет всем счастье. Опасаемся же мы только того, что счастья будет непереносимо много.
То, что сейчас происходит, – это ритуальные танцы, неизбежные при появлении нового хозяина в губернаторском кабинете. В декабре 2005 года, когда губернатором Ивановской области был назначен Михаил Мень, наблюдалось примерно то же самое
Не бог, не царь…

А что же за кулисами этих парадных выкладок? В разговорах «не для публикации» звучит много чего, но оптимизма в них мало.

Во-первых, значительную часть проблем для среднего и мелкого бизнеса составляет ужесточение методов работы налоговиков со всеми вытекающими отсюда последствиями, в том числе, проблемы с банками, блокировка счетов по любому поводу и т.д. – об этом знают все, да и мы уже писали про эти проблемы, не буду повторяться. Эти вопросы находятся вне сферы компетенции исполнительной власти региона. Точка. Повлиять на подходы Центробанка или МНС губернатор отдельно взятой области не может (если сможет – публично покаюсь и, ну, не знаю, съем свою шляпу, что ли). Так что в этом отношении фамилия губернатора непринципиальна – все решается в федеральном центре.

Кроме того, есть еще один нюанс: на губернаторе, опять же независимо от его фамилии, лежит ответственность за выполнение социальных обязательств государства перед населением региона. Эти обязательства никуда не делись, а деньги в бюджете от перемены фамилии на табличке у дверей кабинета на Пушкина, 9, сами собой не появились. Зато появились прогнозы (озвученные врио начальника финуправления) о том, что в дальнейшем трансферты из федерального бюджета будут заметно урезаны. Значит, губернатору придется изыскивать деньги здесь, в регионе, расширять налогооблагаемую базу, повышать собираемость налогов. А для бизнеса подобные установки всегда в минус, поскольку «серые» зарплаты и налоговую оптимизацию никто не отменял. Так что сейчас Станислав Сергеевич может вполне искренне (по старой памяти – как замминистра экономического развития) говорить о налоговых льготах и каникулах, преференциях и программах развития. Но потом придет пора выполнять разные майские указы, изыскивать средства для выплат льготникам или на содержание школ и больниц – и начнутся суровые губернаторские будни. Дай бог, чтобы минэковские подходы сохранились при таком раскладе, но вероятнее всего они просто сгинут под непосильным гнетом потребностей социальной сферы. Именно на этом ведь и «сломался» в свое время вполне экономически либеральный Павел Коньков. Ему, правда, в наследство достались огромные кредиты с волшебными процентами за обслуживание. И то, что он смог снизить долговую нагрузку на бюджет, - его большая заслуга. Но речь сейчас не об этом. Уже не об этом.

Во-вторых, столь же значительную часть проблем бизнеса составляют всяческие проверки. И тут губернатор тоже мало что может сделать. В его подчинении не так уж много надзорных органов – Госстройнадзор, Госжилинспекция и пара-тройка других. Все прочие – федеральные структуры, включая УМВД, прокуратуру и других силовиков. И у каждой федеральной структуры своя палочно-галочная система и своя отчетность. Что-то подсказывает, что не проверки бизнес-структур будут основными на повестке дня при выстраивании отношений нового руководителя региона с силовиками. И что до прочих надзорных органов руки у него дойдут в двадцатую-пятидесятую очередь.

Ну и третий момент. Исходя из опыта захода в область Михаила Меня, многие предприниматели выжидают: кого же приведет в регион новый врио? Кто будет заходить сюда и вытеснять местных, и какими методами? И можно ли с ними договориться? Кроме того, пока непонятно, каким именно образом будут выстраиваться отношения Воскресенского с предпринимателями. В свое время команда Михаила меня выстроила здесь достаточно жесткую систему: помните все эти разговоры про «социальную ответственность бизнеса», благотворительные фонды и прочее? Прочее – это то, что на самом деле стояло за этими разговорами. При губернаторе Конькове костяк этой системы сохранялся, по-прежнему были те, кто равны, и те, кто равнее, кому было можно побольше, чем другим. Но все-таки прессинг стал не столь мощным. А сейчас? Что будет сейчас? И кто будет транслятором губернаторской воли, новым «сергеем пахомовым»? Нервненькое такое ожидание, надо сказать.
Повлиять на подходы Центробанка или МНС губернатор отдельно взятой области не может (если сможет – публично покаюсь и, ну, не знаю, съем свою шляпу, что ли). Так что в этом отношении фамилия губернатора непринципиальна – все решается в федеральном центре
Сломать систему

Впрочем, есть моменты, на которые новый врио повлиять все-таки может. Частично эти ожидания уже были озвучены, что-то, скорее всего, будет озвучено в ближайшие недели.

Крупным текстильным предприятиям, например, хочется сохранить те налоговые преференции, которые они получали. Сельхозпроизводители хотят увеличения субсидирования (там деньги федеральные, но важно вовремя подать правильно оформленные документы). Строители… Забавно, но строители, по большому счету, хотят решения основной проблемы, которая тормозила всю деятельность правительства при Павле Конькове. Фишка в том, что все решения внутри департаментов и прочих комитетов принимались очень медленно – это касается не только департамента строительства. Снаружи складывалось впечатление, что главная задача любого областного чиновника – не принимать никаких решений и ни на одном документе не ставить свою подпись. В результате процедуры, на которые требовалась от силы неделя, могли затягиваться на месяцы. Дать направляющего пинка или взять на себя ответственность за принятие решений никто, от клерка до замгубернатора, не хотел. Ту же проблему с дольщиками можно было частично решить уже к концу лета, если бы в департаменте строительства не затянули с утверждением ряда документов. Проблемы с общественным транспортом можно было хотя бы начать разруливать – но даже в ивановской мэрии втихаря признавались, что все решения, в том числе по изменению маршрутов общественного транспорта, упираются в позицию областного департамента дорожного хозяйства и транспорта. А позиция эта была одна: не делать ничего, пока можно ничего не делать. И обязательно имитировать бурную деятельность – отчеты все равно нужно составлять.

Вот, кстати, отрасли, состояние которых вполне прекрасно регулируется на областном уровне: дорожное хозяйство и транспорт. И в той, и в другой крутятся огромные деньги, в том числе бюджетные. И в той, и в другой всё настолько непрозрачно, что даже отмороженные общественники с опаской лезут в нюансы – слишком много криминальных эпизодов в последние годы связано именно с этими отраслями. Интересно посмотреть, изменится ли что-нибудь здесь после прихода нового главы региона. Но это будет понятно через полгода, не раньше.

И еще одна сфера – госзаказ. На что угодно: на сложную медицинскую технику, на строительство социальных объектов, на обслуживание всяких электронных правительств и социальных карт жителей области (кстати, говорят, что начальник департамента развития информационного общества как-то очень быстро и тихо уволился со своей должности после отставки Павла Конькова)… Деньги большие, деньги бюджетные. Как говорится, и карты в руки – было бы желание разобраться и не присосаться к существующей схеме, а выстроить другую, исходя из интересов региона. Но почему-то кажется, что это из области фантастики.

Вот ведь какой когнитивный диссонанс получается (и не только у меня): с одной стороны, понятно, что на уровне региона не так уж много проблем можно решить, потому что значительная их часть завязана на федеральные структуры. С другой стороны, разочарование в команде Меня было в свое время столь сильно, что сейчас от каждого шага «варяга» ожидаешь какого-нибудь подвоха. А с третьей – по-детски хочется верить в чудо: приехал молодой, амбициозный сын миллиардера, у которого все есть, и ему ничего не нужно, нужно только перед Кремлем проявить себя с лучшей стороны. И на нашей улице начнут опрокидываться грузовики с пряниками… эх…

Стоп. Улыбаемся и машем. Машем и улыбаемся.
Источник: «1000 экз.» №134
Войти на сайт или авторизоваться через соц сети


  • Мария Мария 17.11.2017 13:31
    Воскресенский - московский хам, которому не интересны проблемы области. Воскресенский - это ошибка, не надейтесь на чудо...

Вернуться к списку новостей