Наверх

«Педагог не имеет права навязывать детям свою точку зрения»

Про уважение к учащимся и право на  мнение

15.11.2017
Анна Семенова
Фото: Варвара Гертье

Больше двух недель прошло с того момента, когда в СМИ и соцсетях бурно обсуждалась некорректное поведение завуча ивановской школы № 14 в ходе беседы с учениками 9-го класса, а затем ее увольнение. Страсти поулеглись, но внятных ответов на вопрос, что допустимо, а что недопустимо в стенах школы (причем как для учителей, так и для учащихся и их родителей), пока не прозвучало.

На эту тему мы попробовали порассуждать с врио начальника департамента образования Ивановской области Ольгой Антоновой. Порассуждать – потому что далеко не все нюансы на сегодняшний день определены нормативными документами. Впрочем, даже рассуждения руководителя департамента образования могут стать определенным сдерживающим фактором для всех сторон потенциальных конфликтов.

IMG_2588_resize-2 (1).JPG
- Ольга Генриховна, как показала практика, сейчас старшеклассники проявляют достаточно большой интерес к общественной жизни в самых разных ее проявлениях, и это не всегда вызывает одобрение у педагогов. Однако если познакомиться с уставами школ, то мы обнаружим, что, оказывается, педагогическим работникам запрещается использовать образовательную деятельность как для политической агитации, так и для того, чтобы убедить учащихся отказаться от каких-либо своих взглядов, если, конечно, эти взгляды укладываются в рамки действующего законодательства. Тем не менее, в последнее время регулярно появляется информация, что в школах проходят беседы, где педагоги в категорической форме определяют, какие взгляды являются правильными, а какие неправильными. На ваш взгляд, подобные беседы – это нормально? Ведь это уже не образовательная деятельность, а, скорее, воспитательная. А родителям очень часто напоминают, что школы занимаются образовательной, а не воспитательной деятельностью.
- Вы подняли много дискуссионных вопросов, активно обсуждаемых в социальных сетях и в СМИ, хотя многие из них четко определены нормативно-правовыми документами, как федеральными и региональными, так и локальными. У каждого образовательного учреждения есть свой устав, правила поведения обучающихся, правила внутреннего трудового распорядка.
Но и как педагог, и как руководитель регионального органа управления образованием, я не соглашусь с утверждением, что школа не занимается воспитанием. Воспитание во все периоды истории российского образования оставалось приоритетом школы. Без воспитательных моментов невозможно представить образовательный процесс. Неслучайно говорят, что невоспитанный ребенок необучаем. Когда первоклассники осваивают элементарные правила поведения на уроке – это воспитание. Когда дети учатся выстраивать между собой отношения в классе, а учитель направляет их – это воспитание коммуникативных качеств. Когда учитель помогает воздержаться от неблаговидного поступка – это воспитание воли и характера. Воспитание – это формирование личности, и школа никогда не сможет остаться в стороне от этого процесса.
Что касается права на свою точку зрения, на убеждения и права высказать эту точку зрения, то оно есть и у детей, и у взрослых. Мы живем в свободном обществе. Я прекрасно понимаю, что среди пяти тысяч школьных учителей или четырех с половиной тысяч воспитателей детских садов есть люди с разными мировоззренческими установками. Они могут быть атеистами или исповедовать ту или иную религию, они могут симпатизировать «Единой России» или КПРФ, они могут сами создавать иные политические партии, но вне образовательного учреждения. Запрета на это нет. Нет требования, чтобы все учителя или воспитатели мыслили одинаково или имели одно мнение по поводу общественно-политических вопросов. Другое дело, что педагог не имеет право это мнение навязывать детям. Он может высказать свою точку зрения, но при этом он должен дать возможность знать и другие точки зрения. И это очень сложная миссия. Сложно объективно рассказать о взглядах, которые ты не разделяешь. Но для педагога очень важно, не навязывая своего мнения, показывать всю палитру взглядов. И еще более важно говорить о последствиях – любого события, любого выбора, любого шага. Даже если для этого шага есть достаточно веские причины. Каждый из нас, буквально каждую минуту, прежде чем совершить то или иное действие, делает выбор, оценивая причины, подталкивающие к этому действию, и его возможные последствия. Одна из задач педагога – научить детей думать о последствиях, хотя это очень нелегко, просто в силу менее богатого жизненного опыта у детей и подростков.

- С этим сложно не согласиться. Но если познакомиться с записями «воспитательных» бесед, которые проходили в разных ивановских школах, то становится очевидно, что, во-первых, ни о каком праве на свою точку зрения речи не идет, а во-вторых, некоторые учителя либо сами плохо ориентируются в правовом поле, либо сознательно искажают факты, потому что они некорректно подают информацию о возможных последствиях.
- Не спорю, такие факты бывают. И это, наверное, сегодня наша беда – отсутствие высокой правовой культуры у учителя. В то же время учитель не обязан глубоко знать какие-то правовые нормы, просто он как педагог не может не среагировать на тот или иной поступок ученика или ситуацию. И вряд ли он в этот момент идет заглянуть в документ, чтобы посмотреть, что он может, а что не может. Какие-то вещи для педагогов, на мой взгляд, это как внутренний кодекс. Случаев, когда педагоги сознательно что-либо нарушают или вводят детей в заблуждение, я не знаю.

- Например, в ходе беседы в ивановской школе №14 завуч грозила детям, что в случае их участия в оппозиционном мероприятии она добьется привлечения их родителей к административной и даже уголовной ответственности.
- Эти утверждения, безусловно, не соответствуют действительности. Завуч повела себя некорректно, непедагогично, она пошла на поводу у своих эмоций. Этот случай, который стал предметом обсуждения на разных уровнях, и он крайне неприятен для всех, кто работает в системе образования.
Почему учитель не сдержал своих эмоций? Это же тоже выбор: если ты идешь к детям, но чувствуешь, что ты устал, у тебя плохое настроение, или ты сегодня не готов к разговору, может быть, лучше выдержать паузу, чтобы собраться с мыслями и подготовиться. К сожалению, в данном случае педагог явно не продумывала свои слова. И, естественно, за эту ситуацию мне стыдно. Я уверена, что были сотни ситуаций, когда тот же педагог вел себя иначе, адекватно, выстраивая отношения и с учащимися, и с родителями, но один конкретный случай «перечеркнул» её работу, показал профессиональную неготовность педагога вести себя достойно в критической ситуации. Скажу честно: мы очень расстроены из-за этой ситуации. Не хочется думать, что наши педагоги (а их у нас, повторю, более 5 тысяч человек), воспитывая детей и требуя от них проявления волевых и нравственных качеств, умения удерживать себя от неблаговидного поступка, сами в ситуации эмоционального напряжения не отдают отчета в своих действиях и словах.
Но, с другой стороны, не могу не отметить, что общество зачастую предъявляет к педагогам завышенные требования. Учитель многим видится – и, наверное, уже не первое столетие – неким нравственным ориентиром, и многие поступки и слова, вполне обыденные в других профессиональных или социальных группах, учителям не прощают. Хотя учитель - живой человек, и он имеет право на эмоции, но на такие эмоции, которые не выходят за определенные рамки и не нарушают право ученика на уважение.
В целом же воспитательные беседы, мероприятия, классные часы, круглые столы, дискуссионные площадки в школе были, есть и будут. Я думаю, что их сегодня даже мало. Надо, может быть, чаще говорить с учащимися, вести с ними диалог на равных, как с уважаемыми людьми, и при необходимости приглашать в аудиторию специалистов, людей, которые знают тему и готовы к общению с молодежью.
Я как педагог со стажем работы в системе образования именно уважение человеческого достоинства ставлю на первое место в работе с людьми, когда идет речь о выстраивании взаимодействия с участниками образовательного процесса. Когда говорят, что учитель должен любить детей – это великолепно. Но зачастую невозможно любить всех. Любовь – это что-то очень личное. Если ты выбрал педагогическую работу, если ты пришел в класс, то всех любить в классическом понимании этого слова ты вряд ли сможешь, а вот уважать всех ты просто обязан. Уважение к личности, как родителя, так и ученика, независимо от их личностных качеств, социальной группы и прочего – это для меня одна из основ педагогической профессии. В случае с 14-й школой был нарушен именно этот принцип. Педагог, наверное, ничего плохого не желала детям, она хотела эмоционально донести свою точку зрения. Но принцип уважения к детям как к личностям был нарушен. Как руководитель, заместитель директора по воспитательной работе, педагог могла бы говорить о последствиях действий подростков, тогда каждый ушел бы после той беседы с какими-то своими выводами, но в данном случае не получилось ни диалога, ни откровенного разговора. Получилось наоборот: категорические утверждения вызвали отторжение, эта реакция нормальна и для взрослых людей, тем более – для подростков, с их духом противоречия и отрицания, который очень силен в переходном возрасте. И педагоги знают об этом. На мой взгляд, дети в той ситуации вели себя более адекватно. За исключением того, что они вынесли конфликт в социальные сети.
Это одна сторона процесса. Я часто в последнее время думаю: зачем дети или взрослые размещают в социальных сетях негативную информацию из повседневной школьной жизни?

- Вы имеете в виду то, что дети записали беседу на диктофон, а затем разместили в соцсети? Этот момент тоже обсуждался, и немало участников споров утверждают, что это неэтично и даже незаконно.
- На самом деле разрешения или запрета на ведение диктофонной или видеозаписи в школе или другом образовательном учреждении на сегодняшний день нет ни в одном нормативном документе. Этот вопрос не урегулирован законодательно. Но вот посмотрите: ты приходишь в магазин, в аэропорт или на ЕГЭ – обязательно написано «Ведется видеонаблюдение». И ты уже априори принимаешь эту норму и знаешь, что все просматривается, все фиксируется. И, наверное, это служит определенным сдерживающим фактором при возникновении конфликтной ситуации.

- Да, и при необходимости можно посмотреть или послушать запись и понять, что же было на самом деле, а не ориентироваться на рассказы участников процесса.
- В принципе, видеонаблюдение в наших школах есть. Но камеры устанавливаются в целях обеспечения безопасности, так, чтобы просматривать территорию и вход в школу. Что касается образовательного процесса, то подобной нормы нигде не зафиксировано.
В педагогическом сообществе, в том числе на федеральном уровне, эта тема активно обсуждается. Есть немало сторонников внедрения видеонаблюдения. Они говорят: давайте установим камеры в учебных кабинетах, потому что бывают случаи, когда дети неправильно понимают учителя или его слова и поступки неправильно интерпретируются детьми, что приводит к конфликтам с участием родителей. Другие учителя категорически против видеонаблюдения, воспринимая его как недоверие к педагогу и излишний контроль. Хотя учителя в любом случае публичные люди. Так что эта тема пока не закрыта. Но даже если будет в законе прописана возможность видеонаблюдения на уроках, это не даст ответа на вопрос, зачем эти записи выкладывать в интернет.

- На мой взгляд, подростки в данном случае выложили запись потому, что понимают: на слово им не поверят. Эта запись – подтверждение того, что с ними общались некорректно, унижали их и принуждали отказаться от мнения и от действий. Ведь зачастую у нас дети априори неправы, а учитель всегда прав.
- Мне эта тема действительно интересна, и я думаю, что это серьезный повод для разговора в педагогическом сообществе. Правильно ли я понимаю: подростки хотели, чтобы учителя наказали? Чтобы уволили? Это ведь тоже нравственный выбор.

- Я думаю, что они хотели предотвратить повторение таких бесед в дальнейшем. Думаю, что дети, участвовавшие в собрании, понимали, что к ним будут претензии. И запись делали для того чтобы получить какую-то защиту. Если бы с ними провели разговор корректно, спокойно сказали бы, что есть разные политические взгляды, что есть определенные правила поведения на массовых мероприятиях и т.д., что они вправе выбирать, куда и с кем пойти, но должны представлять себе последствия, то никакие записи никто никуда бы не выкладывал.
В сети сейчас есть много историй о том, как подростков вызвали к администрации школы и вели беседы в некорректной форме. Поэтому дети, настроенные, скажем так, не слишком лояльно к администрации школы, к официозу, могут просто записывать все подряд – на всякий случай.
Кстати, учитель ведь тоже имеет право вести запись своих мероприятий? И выкладывать потом в сеть?
- Думаю, что права учителя абсолютно такие же, как и права учеников. Наверное, мы пришли к тому моменту, когда моменты, связанные с публичным освещением происходящего в микрогруппе, будь то класс, семья, какая-нибудь на улице ситуация, должны быть отрегулированы нормативными документами. Хотя кто-то может это воспринять как ограничение свободы. А с другой стороны, насколько это этично?
Поймите меня правильно: я не хочу ни детей, ни педагога в чем-то обвинять, потому что мы пока глубоко ситуацию не изучали. Но для меня, например, то, что вы сейчас говорите - ученики априори ожидают, что в кабинете директора на них могут накричать - очень неприятно. Я сама почти 15 лет была замдиректора по воспитательной работе, и в моем кабинете были самые разные дети - и одаренные, и из группы риска. И я не припомню ни одного случая, когда приходилось говорить на повышенных тонах. Ведь педагогу нужно в первую очередь выстроить с ребенком диалог. Это не всегда получается – дети могут замкнуться и вообще ничего не говорить. И что тогда - кричать на него? Эти методы неприменимы в системе образования.
Но я все равно не понимаю, зачем дети это сделали. С позиции слабой стороны: на нас накричали, пусть об этом знают все? Зачем? Если ты не хочешь, чтобы на тебя кричали в твоем сообществе, ты эту тему должен, где-то обозначать. С родителями, с классным руководителем, у директора. Может быть, не все со мной согласятся, конечно...

- Но школа – это достаточно жестко зарегламентированное сообщество, в котором есть жесткая иерархия. И я не могу себе представить, чтобы какой-нибудь старшеклассник, даже в самой демократичной школе, подошел к директору и сказал: а давайте устроим дискуссию на политические темы, или по вопросу имеют ли право дети быть членами «Молодой гвардии ЕР» или помогать штабу Навального?
- В каждой школе есть орган ученического самоуправления, в который входят активные дети из каждого класса, и они могут донести до учителей и директора те темы, которые их волнуют.

- Обычно в таких органах речь идет о проблемах конкретной школы. А здесь беседы ведутся на общечеловеческие, общеполитические темы.
- А что вы имеете в виду под политическими темами? В самой школе политическая деятельность недопустима – это зафиксировано в законодательстве. За пределами школы наши дети уже сами выбирают себе круг общения, объединения, в которых они хотят участвовать.

- Но ведь детей в 14-й школе упрекали именно за то, что они делают вне стен школы.
- Задача педагога в том, чтобы его ученик, выйдя за пределы школы, сделал осознанный выбор, что и с кем делать. Если речь идет о политике, то я не очень верю в осознанность этого выбора. Зачастую это участие, что называется, за компанию. Конечно, если это осознанный выбор – потому что так ребенка воспитала семья, или телевидение, то любые воспитательные беседы не только бесполезны, но и вредны. Здесь тогда уже надо говорить не с учащимся, а с родителями.

- И, наверное, это индивидуальная работа, а не коллективная, напоминающая комсомольские собрания во времена СССР.
- Да, конечно индивидуальная. Задача педагога – выбрать правильный ракурс, правильную тональность разговора. В целом, у этой ситуации очень много аспектов, и, безусловно, об этом нужно говорить, в том числе, в рамках профессионального педагогического сообщества.

- Один из таких аспектов, кстати, - это наличие неких установок, идущих от департамента образования, на проведение подобных профилактических бесед, чтобы не допустить участия детей в «неправильных» организациях или мероприятиях. Такие установки есть?
- Нет никаких установок по поводу того, чтобы пресечь выход детей на какие-то нежелательные мероприятия. Единственная установка, которая могла быть с нашей стороны – это проведение в конце учебной четверти встреч с детьми и родителями. Поводов для разговора сегодня много. Это и ситуация с распространением новых видов наркотиков, и рост аварийности на дорогах и моменты, связанные с подготовкой к госэкзаменам. К сожалению, в конце октября в этом году эти собрания совпали по времени с политическими событиями в Иванове, и люди это начинают увязывать. Но никакого умысла с нашей стороны здесь не было.

P.S.: Всем – и ученикам, и их родителям – будет полезно лишний раз перечитать внутренние нормативные документы школ: там очень много интересного. Вот лишь несколько цитат из уставов (в ивановских школах они фактически типовые, под словом «Учреждение» подразумевается образовательное учреждение, то есть школа, а участники образовательного процесса – это учащиеся, педагогические работники и родители/законные представители учащихся):

- учащимся Учреждения предоставляются академические права на:

• уважение человеческого достоинства, защиту ото всех форм физического и психического насилия, оскорбления личности, охрану жизни и здоровья;

• свободу совести, информации, свободное выражение собственных взглядов и убеждений;

Принуждение учащихся к вступлению в общественные объединения, в том числе в политические партии, а также принудительное привлечение их к деятельности этих объединений и участию в агитационных кампаниях и политических акциях не допускается.

- педагогические работники Учреждения обязаны:

• соблюдать правовые, нравственные и этические нормы, следовать требованиям профессиональной этики;

• уважать честь и достоинство учащихся и других участников образовательных отношений;

• применять педагогически обоснованные и обеспечивающие высокое качество образования формы, методы обучения и воспитания;

- педагогическим работникам запрещается использовать образовательную деятельность для политической агитации, принуждения учащихся к принятию политических, религиозных или иных убеждений либо отказу от них, для разжигания социальной, расовой, национальной или религиозной розни, для агитации, пропагандирующей исключительность, превосходство либо неполноценность граждан по признаку социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности, их отношения к религии, в том числе посредством сообщения учащимся недостоверных сведений об исторических, о национальных, религиозных и культурных традициях народов, а также для побуждения учащихся к действиям, противоречащим Конституции Российской Федерации.
Войти на сайт или авторизоваться через соц сети


  • Заметьте, Вы, как и многие сейчас, указали на ПРАВА ребенка и ОБЯЗАННОСТИ педагога. Вы не забыли, что у обеих сторон есть встречные права и обязанности? Меня, педагога с большим стажем, интересует, а Вы столь же яростно и красноречиво готовы защищать попранные прав педагогов? Я не о данном конкретном случае, а о самой возможности защиты. Вы не задумывались, почему в любой ситуации у нас прав ребенок? Вспомните случай о подростке, пришедшем в школу с оружием. Учитель был обвинен в том, что не знала об увлечениях подростка, не повлияла, не сигнализировала... Бездушная училка, "урокодатель" - вот как ее называли с экрана ТВ. А что бы сказали, если бы эта учительница "полезла" с разговорами? Скорее всего, ее точно так же обвинили бы во вмешательстве в частную жизнь и нарушении прав. Я не в оправдание всем учителям. Просто больно.

Вернуться к списку новостей