Наверх

Анна Семенова: Выход в белом

Как-то мелко, суетливо и буднично

11.10.2017
Ожидаемое в конце августа-начале сентября оживление деловой активности в этом году как-то не оправдывает этих самых ожиданий. Жизнь вроде идёт, но как-то мелко, суетливо и буднично. Масштабов не хватает, размаха, чтобы было чем похвастаться перед соседями… Впрочем, это, видимо, какие-то комплексы производственной неполноценности: почему-то многим (да что греха таить – и мне иногда тоже) кажется, что достаточно построить в регионе крупное производство, как немедленно всё вокруг заискрится и забрызжет благосостоянием, будет куча рабочих мест, дороги сами собой станут прямыми и ровными, зарплаты бюджетников подскачут до небес, и прочая, прочая, прочая. Ну и, конечно, свою роль играет определённая усталость от того, что нам вроде как пообещали в 2014 году строить производства, а не торговые центры (хотя до сих пор не могу понять, чем плохи ТЦ – большинство их критиков что-то не особо рвутся работать за станком, да и детей своих туда явно не пошлют), а никакого оживления на производственном фронте вроде как не наблюдается. Наоборот, то и дело закрываются и банкротятся предприятия, которые только что были живыми и бодрыми.

Бизнес (1).jpg
Фото: Варвара Гертье

Зато оживление происходит на информационном фронте, однако поводов для радости они доставляют мало. Взять тот же комбинат синтетического волокна. В сентябре стало известно о задержках в графике реализации проекта, который является одной из главных составляющих имиджа губернатора-хозяйственника Павла Конькова. Руководство АО «Ивановский полиэфирный комплекс» объясняет это изменением позиции чешского подрядчика, в обязанности которого входили выполнение строительно-монтажных работ и поставка вспомогательного оборудования, в результате чего «ИПК» пришлось расторгнуть с этим подрядчиком контракт. Однако, по словам гендиректора «ИПК» Сергея Николаева, позиции основного финансового гаранта – Внешэкономбанка – и немецких партнеров проекта остаются прежними, идут поиски нового подрядчика. Все нюансы можно узнать на нашем сайте 1000inf.ru.

Однако – и вполне ожидаемо – эта информация вызвала волну разочарованных, а где-то и злорадных отзывов. Мол, мы же сразу говорили, что это пустышка и потёмкинские деревни, нечего было туда бюджетные деньги вбухивать. И бесполезно напоминать, что бюджетных денег в этом проекте уже нет, всё, что было когда-то вложено, уже вернулось в область после того как проект был выкуплен частным инвестором. И, по большому счёту, даже если этот комбинат никогда не будет построен, Ивановская область ничего не потеряет, вернее, не потеряет ничего из того, что есть сейчас. То есть хуже не будет.

Другое дело, что этот проект, действительно, является в опредёленной степени лакмусовой бумажкой, именно по нему многие оценивали и оценивают деятельность областных властей при Конькове. И нельзя не признать тот факт, что любой сбой в проекте работает только в минус региональному правительству. Хотя, повторю, правительство уже давно не имеет никакого отношения к комбинату, разве что помогает в решении организационных и инфраструктурных вопросов. Финансовая составляющая здесь может быть только в форме софинансирования при привлечении федеральных денег на инфраструктуру или на всякие технопарки, которые то ли построят, то ли не построят в Вичуге. Впрочем, что бы кто бы ни говорил, всё равно в массовом сознании Коньков и комбинат – близнецы-братья, и реноме Павла Алексеевича напрямую зависит от того, начнутся ли в обозримом будущем хоть какие-нибудь работы по строительству давно обещанного гиганта отечественной индустрии.

Информация о комбинате синтетического волокна вызвала намного бОльший интерес, чем прочий околоэкономический шумовой фон, которого в августе и сентябре было немало, начиная с Форсайт-кэмпа и заканчивая очередным форумом «Золотое кольцо», а также визитами иноземных делегаций из Индии и Белорусии. И здесь, похоже, надо отдельно остановиться на интересной штуке: на трансформации отношения ко всякого рода стратегиям, форумам, проектам и договорам о намерениях. Я уже как-то писала, что наш предыдущий губернатор, а ныне министр строительства и ЖКХ Михаил Мень своей безграничной любовью к пиару на ровном месте сформировал у значительной части общества, и в частности, у бизнес-сообщества устойчивую идиосинкразию к пышно-важным проектам и помпезным открытиям. А заодно и к терминам типа «инвестор», «реперные точки», «кластер» и прочей словесной шелухе. Произошло это потому, что все подобные камлания давали мизерный эффект – из десятков гига-мегапроектов практически ничего не реализовано. Достаточно вспомнить металлургический завод или китайскую свиноферму в Ворожино. Растущая склонность к употреблению наукообразных терминов вкупе с падающей на глазах экономикой вызывает здоровое раздражение у тех, кто работает в реальных отраслях. А заодно возникает и непонимание: почему на эти разглагольствования тратятся бюджетные деньги, которые можно было бы израсходовать более эффективно? Тот же Форсайт-кэмп в Плёсе мало чем отличается от аналогичных мероприятий, проводимых Агентством стратегических инициатив в других регионах. Раздражение и вопросы вызывает, в первую очередь, то, что только на плёсский кэмп были выделены деньги из бюджета. Да, наверное, 4 млн рублей – это немного, но этого хватило бы, например, чтобы отремонтировать пару крыш в больницах или школах. Внятного ответа, с какого перепугу областной бюджет вдруг решил финансировать мероприятие, которое в других регионах оплачивают из своего кармана участники и даже спикеры, мы так и не дождались. Видимо, не царское это дело – объяснять, на что потрачены бюджетные деньги. Теперь хотелось бы через пару лет дождаться отчёта, как же эти 4 миллиона ускорили и углУбили развитие бизнеса и какие прорывные проекты и технологии благодаря им возникли и запузырились на территории нашей области.
Наш предыдущий губернатор, а ныне министр строительства и ЖКХ Михаил Мень своей безграничной любовью к пиару на ровном месте сформировал у значительной части общества, и в частности, у бизнес-сообщества устойчивую идиосинкразию к пышно-важным проектам и помпезным открытиям. А заодно и к терминам типа «инвестор», «реперные точки», «кластер» и прочей словесной  шелухе. Произошло это потому, что все подобные камлания давали мизерный эффект – из десятков гига-мегапроектов практически ничего не реализовано
Впрочем, бог с ними – с форсайтами, золотыми кольцами и прочими междусобойчиками, с помощью которых создаётся видимость бурной деятельности на ниве развития ивановской экономики. В конце концов, пусть у чиновников будут красивые отчеты – что нам, жалко, что ли? Пусть кучкуются и тусят, ведь уже давно известно, что лучшая помощь бизнесу от властей – это минимальное вмешательство в деятельность бизнеса. А вот именно с этим у нас, как и по всей России, огромные проблемы.

Год назад предприниматели региона взвыли от передовых методов ивановских налоговиков по выдавливанию денег из налогоплательщиков. Визиты в ночное время к директорам, вызовы в налоговую для общения с правоохранительными органами и прочие кульбиты изобретательных сотрудников налоговой инспекции, направленные на то, чтобы испугавшийся налогоплательщик махнул рукой на возврат НДС или согласился с доначислением крупных сумм, стоили предпринимателям немало нервов и сил. Однако это были ещё цветочки по сравнению с тем, что ждало бизнес в этом году. А ждал его аттракцион из серии «1000 и одна причина, по которой ваш счёт будет заблокирован». Из-за изменения принципа администрирования налоговики получили полномочия буквально при каждом чихе, при наличии тени подозрений, что налогоплательщик нарушает антиотмывочное законодательство, направить в банк требование о блокировке. Причём налогоплательщик об этом узнаёт после того, как ему не удается совершить операцию по счёту. Мера эта, безусловно, очень эффективная, но применяется с огромным перебором. А если учесть наличие, ммм… как бы это покорректнее сказать… человеческого фактора, то получается вообще беспредел.

Вот простой и реальный пример (произошёл этот случай с одним из ивановских предпринимателей в августе этого года). Одной фирме банк блокирует расчётный счёт, ссылаясь на указания налоговой. Директор скачет в налоговую выяснять, в чём проблема. Оказывается, там не получили от этой фирмы уведомление о получении требования о доначислении налоговых платежей. И доначисление-то было не особо большим, и оспаривать-то его никто не стал, доплатили и направили уведомление о доплате. Но вот бумажку (вернее, электронное уведомление) о том, что получили требование о доначислении, в налоговой по каким-то причинам не оказалось. И заблокировали счёт, благо действующее законодательство вполне это позволяет.

Но на этом приключения не закончились. Документ ещё раз направили в налоговую и сели ждать, когда в течение суток банк счёт разблокирует. А счастья всё нет. Директор опять пошел в налоговую. Но вот незадача: сотрудник, который занимался его фирмой, оказался то ли на больничном, то ли в командировке. В общем, вне доступа. Ждите, сказали налоговики, вот приедет ваш куратор и тогда счёт разблокируют. Если чего-нибудь ещё не найдем. В итоге ждать разблокировки счёта пришлось шесть (по буквам: ш-е-с-т-ь) дней. Из-за отсутствия бумажки, которая вряд ли угрожала интересам государства и его бюджета – доначисления-то признали и всё доплатили. А об ущербе, который понесла за это время фирма, каждый, кто занимался предпринимательской деятельность, может догадаться сам.
Что бы кто бы ни говорил, всё равно в массовом сознании Коньков и комбинат – близнецы-братья, и реноме Павла Алексеевича напрямую зависит от того, начнутся ли в обозримом будущем хоть какие-нибудь работы по строительству давно обещанного гиганта отечественной индустрии
Юристы говорят, что в данном случае можно оспорить действия налоговой по разблокировке, поскольку после предоставления затребованных документов разблокировать счёт мог любой сотрудник налоговой. Но идти до конца и отстаивать свои права при нынешних правилах игры готовы далеко не все. Логика простая: ага, сейчас я на эту сотрудницу пожалуюсь, а завтра мне проверку пришлют или начнут цепляться к каждой запятой (ха, как будто сейчас не цепляются). Лучше уж я промолчу.

Вот так и молчат, и ругаются сквозь зубы на банки. А банкиры сами находят только непечатные выражения по поводу новых требований, которые предъявляет к ним регулятор, прекрасно понимая, что государство аккуратно перекладывает на коммерческие по своей сути структуры всё больше и больше надзорных функций, причем совершенно бесплатно – просто за право оставаться в живых и работать на рынке финансовых услуг. Потому что только попробуй не выполнить какое-либо ценное указание, даже если оно идёт вразрез со здравым смыслом – и ты рискуешь остаться без лицензии – не сегодня, так завтра. А выполнение указаний приводит к тому, что твои клиенты сдуваются: у них падают обороты, кто-то вообще уходит с рынка. Закручивание гаек в виде применения столь жёсткой меры, как блокировка счетов по любому поводу, очевидно не выгодна банкам – по крайней мере тем, кто еще согласен работать с малым и средним бизнесом, хотя таких остается всё меньше. Всё чаще мелким предпринимателям предлагают просто закрыть свой счёт и идти на все четыре стороны – типа, не хотим с вами работать, вы какие-то подозрительные.

Вот интересно, чем руководствовались умные (вроде бы должны такими быть) дяди и тёти в пышных кабинетах в Москве, когда придумывали такие правила? Борьбой с теневой экономикой? Но даже студент-заочник знает, что силовые методы зачастую дают обратный эффект, а в долгосрочной перспективе они даже вредны, поскольку приводят к вымиранию «кормовой базы», то есть налогоплательщиков. Пополнением бюджетов всех уровней? Да, сиюминутно или даже в горизонте года-двух налоговые поступления вырастут, а что будет потом?

Рассуждать на эту тему можно бесконечно, и со стороны представителей госструктур будут лететь обвинения в уходе от налогов и оправдания необходимостью выполнять социальные обязательства. А со стороны бизнес-сообщества будут слышаться стенания о бедности и несчастности всех предпринимателей всех стран. Такие стенания сейчас можно найти в соцсетях в немалом количестве – что, кстати, должно бы стать тревожным звоночком для властей всех уровней, поскольку обычно бизнес не склонен выносить свои проблемы в паблик. Даже самые медиа-активные предприниматели, как правило, не распространяются в соцсетях о проблемах бизнеса. То есть гиря приближается к полу – но в ответ почему-то тишина. Почему-то о том, что с блокировками счетов наступил перебор, молчат организации, призванные защищать права и малого, и среднего, и крупного бизнеса (ну, крупному попроще: он может позволить себе штат высокопрофессиональных и столь же высокооплачиваемых юристов и бухгалтеров). Молчат и на региональном, и на федеральном уровне. Хотя, помнится, ещё несколько лет назад местная «ОПОРА РОССИИ» не боялась поднимать самые острые вопросы и требовать от областных властей выходить на федеральный уровень, если для решения проблемы нужно было вносить изменения в федеральную нормативно-правовую базу. Даже с «Газпромом», великим и ужасным, ивановские предприниматели не боялись закуситься, чтобы сделать более понятным и прозрачным механизм формирования стоимости техприсоединения к газораспределительным сетям и стоимости обслуживания газового оборудования для юрлиц. А сейчас? Сейчас у региональной «ОПОРЫ» на повестке дня фестивали, туризм и прочие стратегии – по крайней мере, только об этой части деятельности общественной организации можно узнать из открытых источников. То ли боязно стало лезть в сокровенные глубины механизмов взаимодействия власти с бизнес-сообществом, то ли «ОПОРА» уютно встроилась в околовластные структуры и не хочет совершать резких телодвижений. То ли участие в Общероссийском народном фронте полностью переворачивает мировоззрение даже изначально адекватных бизнесменов.
Из-за изменения принципа администрирования налоговики получили полномочия буквально при каждом чихе, при наличии тени подозрений, что налогоплательщик нарушает антиотмывочное законодательство, направить в банк требование о блокировке. Причём налогоплательщик об этом узнаёт после того, как ему не удается совершить операцию по счёту. Мера эта, безусловно, очень эффективная, но применяется с огромным перебором
А ведь как было бы красиво: выходит Василий Скворцов (председатель регионального отделения «ОПОРЫ»), весь в белом, и говорит губернатору: Пал-Лексеич, мы тут стенаем под непереносимым игом, и все цеха швейные скоро накроются тазом, и некому будет кластер формировать! Уйми ты мытарей распоясавшихся, бога ради! А Павел Алексеевич такой, тоже весь в белом: «Это как же? Это кто же? Надо же и голову включать иногда, не только действующее законодательство!». А рядом человек в зелёном (это у налоговиков форма такая, ну, вы знаете): «Нельзя потакать коммерсантам распущенным, ибо только и думают, как деньгу в казну недодать! Давить их и блокировать до победного!» И тут как выйдет наш губернатор (всё в том же белом) на федеральный уровень, как сказанёт (на каком-нибудь совещании) слово веское про страдания всего трудового предпринимательства в торгово-логистическом ивановском регионе, и как подтвердят его слова прочие губернаторы… и случится чудо, и выйдет всем послабление: и счета блокировать будут не за все подряд, а через раз. И возрадуются тут все предприниматели, и начнут хвалить губернатора отважного, пополнять бюджет региональный с благодарностью…

Что-то занесло меня. Извините. Больше не буду.
Источник: «1000 экз.» № 133
Войти на сайт или авторизоваться через соц сети


  • Борис Борзых 11.10.2017 22:08
    Цитата: "наверное, 4 млн рублей – это немного, но этого хватило бы, например, чтобы отремонтировать пару крыш в больницах или школах"

    Таких "небольших" сумм, наверное, наберётся много. А в результате бюджет тратится, но эффект близок к нулю. Наш шуйский пример вопиет: в этом году будет потрачено 2,3 млн рублей на экопост, который достоверной информации об окружающей среде не даёт, себя не окупает, здоровье населения не улучшает. Надеюсь, новый губернатор заинтересуется этим вопросом и наведёт порядок. К прежнему губернатору мы обращались с просьбой прекратить финансирование бессмысленного и бесполезного экопоста, но он даже не соблаговолил ответить.

Вернуться к списку новостей