Наверх

Новая региональная элита

Ну и кто, по-вашему, ей будет?

10.10.2017
Алексей Машкевич
Фото: Виктор Боровков, Владимир Смирнов, Варвара Гертье

Элиты_1.JPG
Пока ещё официально не начавшаяся избирательная кампания Владимира Путина уже задала несколько тем для обсуждения экспертному сообществу, в том числе региональному. Одна из них – смена и омоложение федеральной элиты, ротация в окружении президента, в котором с каждым годом всё больше новых лиц, и люди эти, как правило, моложе (некоторые значительно) своих предшественников.

Нечто похожее наблюдается и в Ивановской области, только в меньших масштабах – всё-таки Путин, сидящий у руля уже семнадцать лет, имеет возможностей для кадровых перемещений куда больше, чем наш губернатор, мотающий первый срок. Конечно, понятие «региональная элита» во многом условно. Тем не менее происходящие внутри неё перемены на поверхности и вызывают желание поговорить о них. 

О первом её призыве сегодня уже можно рассуждать, как об уходящей натуре – это бывшие первые секретари и так называемые «красные директора». Символы той эпохи – это недавно ушедший из жизни экс-губернатор области Владислав Тихомиров, доживающий свой век в Шуе на огороде другой экс-губернатор – Владимир Тихонов, некогда всемогущие директора заводов и фабрик, которые ещё двадцать лет назад «рулили» регионом и фамилии которых сегодня никому ничего не говорят. Последний стоящий в строю могикан той эпохи – непотопляемый депутат чего угодно в новой России (ныне депутат облдумы) Борис Чудецкий


Старые

Наверное, к группе «красных директоров» с большой натяжкой можно отнести и хозяина «Кранэкса» Юрия Токаева – хоть он и намного моложе, но ментально оттуда. К слову сказать, я считаю Юрия Алимбековича одним из немногих, кого с полной ответственностью можно назвать политиком: его политическое чутьё позволяло рулить (или подруливать) всеми ивановскими губернаторами и до сих пор сохранять за собой своего машиностроительного монстра. Секрет его успеха сегодня – это телекомпания «Барс», в которую он когда-то вложил немало денег и теперь пожинает плоды инвестиций. «Барс» – его палочка-выручалочка (а иногда и увесистая дубина) за любым столом переговоров в области: и у губернатора, и у клерков, и у банкиров. Правда, подходит срок возвращать кредит Сбербанку, прогарантированный областным правительством, и здесь ни дубина, ни волшебная палочка, наверное, не помогут. Но, зная Юрия Алимбековича, я за него спокоен: он явно полагает, что этот кредит не его кошмар, а губернатора Конькова, и, скорее всего, так и получится. Говорю же вам, настоящий политик – старая школа. 

Раз уж заговорили о предпринимателях и о влиянии, которое они оказывают на региональную жизнь, нельзя не вспомнить холдинг ТДЛ во главе с его бессменным руководителем Аркадием Златкиным. Наверное, это самый стабильно растущий из всех легальных бизнесов в области. Златкин, так или иначе, всегда работал в контакте с действующей властью, но, в отличие от Токаева, сам не светился, делал всё тихо, когда надо, непублично покупая кого и что надо. Сегодня в ряд с Аркадием Ильичём встал его партнёр по ТДЛ Роман Петров с сыном Иваном, развивающие семейную бизнес-империю. Это особенность любого бизнеса – приспосабливаться к местному вождю, понимая, что рано или поздно всё пройдёт, а бизнес и работающие в нём люди останутся. Поэтому сотрудничество идёт с любым «режимом» – конечно, при условии достижения договорённостей и разумных компромиссов. 

Яркий пример такого ведения бизнеса – владелец группы РИАТ Владимир Власов, гласно и негласно участвующий во всех телодвижениях областной политики и всегда играющий на стороне сильнейшего регионального игрока, будь то Михаил Бабич, Михаил Мень или Павел Коньков. Правда, с Коньковым у Власова как-то не заладилось. Расчистив по просьбе губернатора проблемы на «Тепличном», Владимир Дмитриевич вместо благодарности получил уголовное преследование своего менеджера и судебные проблемы, плавно перешедшие в банкротство сельскохозяйственного предприятия «Агрофирма РИАТ».

Власов не единственный испытал турбулентность в период последней рокировки губернаторской власти – когда на смену Михаилу Меню пришёл Павел Коньков (а сколько бизнесов колбасило, когда Михаил Мень отнимал вожжи у Михаила Бабича – об этом мы сегодня даже вспоминать не будем, но тогда и бизнеса было побольше). Большие проблемы были у Телмана Ферояна: злые языки говорили, что кто-то пытался «отжать» у него дорожный бизнес. Сейчас у Телмана Амоевича всё хорошо: и торговые центры работают успешно, и дороги он кладёт по всей стране, а не только в близлежащих областях. Как говорится, всё, что не убивает, делает нас сильнее.

В непонятной позиции перед думскими выборами 2018 года оказался ещё один местный элитный старожил – депутат облдумы Владимир Гришин. За свою карьеру он показал себя цепким бизнесменом и очень гибким политиком, но сегодня он буксует. Виной тому, наверное, нежелание Павла Конькова видеть рядом с собой во властном строю давнишнего обидчика, когда-то сменившего его в кресле председателя Законодательного собрания. Владимир Сергеевич последовательно не вошёл в президиум регионального политсовета «Единой России», не прошёл внутрипартийные праймериз и не стал кандидатом в депутаты Государственной думы, а сегодня ему очень явно дают понять, что не хотят видеть его фамилии и в числе депутатов следующей облдумы. Сам Владимир Сергеевич себя пенсионером, по всей видимости, не считает, да и семейный бизнес явно нуждается в том, чтобы его кто-то поддерживал во власти. 
***

Элиты_2.jpg
Ещё одна сильнейшая региональная элитная группа – это так называемые «люди Бабича». У нас в области любят наклеивать ярлыки: «бабичевцы», «сергиевопосадцы», «заговор силовиков», а ещё всегда есть стопроцентная инфа, что губернатора снимут через два месяца, а потом объединят Ивановскую, Костромскую и Владимирскую (как вариант – Ярославскую) области – это давние и неизживаемые мемы областной политики. 

А всё потому, что когда-то группа местных предпринимателей, объединившихся под началом мало кому тогда известного в регионе Михаила Бабича, воспользовалась «красным» губернатором Тихоновым, чтобы прийти к власти в Ивановской области. Они за свои деньги посадили Тихонова в губернаторское кресло: с помощью лучшего московского PR-агентства того времени «Николо-М» провели блестящую избирательную кампанию и отправили на политическую свалку противника Тихонова – премьера областного правительства Анатолия Головкова и стоявшую за ним бизнес-группу, лицом которой были всесильные тогда Александр Бабиков и Евгений Марков из группы компаний «Союз». 

Подчеркну особо: реальная власть в области тогда была именно у них – у Михаила Бабича, Александра Боровкова, Александра Канаева, Владимира Григорьева, Валерия Васильева, а не у чудаковатого Владимира Ильича Тихонова, которому отдали культуру и абсолютно нищую тогда социалку. И рубеж отрешения «бабичевцев» от управления областью – это не отъезд Михаила Викторовича премьером в Чечню и не отставка Тихонова, а разгон Михаилом Менем пятой облдумы. До этого власть Меня в области была такой же символической, как прежде у Тихонова. Вот только Мень, в отличие от предшественника, имел и имеет феноменальное политическое чутьё (наверное, такое же, как у Бабича), и, обладая атрибутами реальной власти, он через какое-то время из местоблюстителя превратился в полноценного хозяина территории. Но тень Михаила Викторовича и боязнь его мести тяготели над Михаилом Александровичем всё время правления – как продолжают тяготеть и над Павлом Алексеевичем, у которого с Бабичем когда-то было всё очень непросто. 

Выжив из региона самого Бабича, вырвав из его рук рычаги управления областью и подмяв под себя почти весь региональный бизнес (кого угрозами, кого доступом к бюджетным деньгам, кого просто сгнобив), Мень не смог что-либо сделать с основными игроками команды Михаила Викторовича. Они оказались непотопляемыми, остались частью местной элиты. Михаилу Александровичу приходилось с опаской оглядываться на них до конца губернаторского срока. 

Сами члены «кружка Бабича» к подобной классификации относятся с большим юмором: пожимают плечами и улыбаются, даже не пытаясь скрывать, что «да, с Бабичем общаюсь, да и с Менем всё нормально, и с Коньковым полный контакт». И ещё: они давно уже не команда. Хотя, если прозвучит боевой сигнал, я бы не рискнул делать против них ставки…

Это в первую очередь Александр Боровков, который ещё при Мене занял пост руководителя местной антимонопольной службы и которого злые местные языки частенько называют чёрным кардиналом местной политики (любят у нас демонов и кардиналов). Не знаю, как насчёт кардинала, но влияние Александра Витальевича (и прямое и опосредованное) на процессы в области, несомненно, велико. Он поддерживает очень ровные отношения с местной элитой, в том числе силовой, и чувствует себя абсолютно уверенно и безо всякой привязки к Бабичу. 

Так же как и сенатор Валерий Васильев. Назначенный в СФ губернатором Коньковым, он так и не стал частью его команды и, похоже, не привлекается для решения областных вопросов в столице. Не знаю, почему так происходит, но, глядя на то, как сенатор решает вопросы «Полёта», думаю, что и областные темы он бы мог развивать не хуже. Но, повторюсь, смычки почему-то не сложилось.

Трудится на депутатской ниве ещё один «бабичевец», Александр Шаботинский, не забывая параллельно развивать свой бизнес. Александр Леонидович деятель эффективный, что когда-то было по заслугам оценено и Михаилом Менем, но в коньковскую команду он не вписался. Посмотрим, чем закончится их противостояние и сможет ли Шаботинский получить мандат в следующей думе. Округ свой он однозначно контролирует, но есть ещё партийная дисциплина, виды на бюджетные контракты для бизнеса и многое другое, не видимое простым глазом.

Экс-спикер Законодательного собрания Андрей Назаров никак не вписался в новую областную реальность, сложившуюся после победы Михаила Меня, и из политики выбыл. Попробовал вернуться на волне прохоровской «Гражданской платформы», но мимо, и теперь трудится в жилищно-коммунальном предприятии «Славянка». Откровенно говоря, я иногда скучаю по его солдатски прямым характеристикам, которые он раздавал направо и налево местному бомонду.

Совсем пропали с политического горизонта бывшие заместители Тихонова Александр Канаев и Владимир Григорьев. Уехал с Бабичем из области бывший руководитель политсовета «ЕР» Александр Козыро. Забыл о политике строитель Григорий Газарян.

Отдельно в этом ряду стоит Александр Фомин. Он никогда не был полноценным членом команды Михаила Викторовича (хотя все делали вид), ему просто очень хотелось быть мэром. Заняв пост с помощью команды (которая, говорят, в том числе очень творчески посчитала голоса в пользу Александра Германовича против Андрея Владиславовича), он очень быстро заматерел и показал свою эффективность. Но яд власти проник в него, и после того как Мень обманул его надежды на второй мэрский срок, Фомин не смог найти в себе силы отойти от кормушки, подогревая сам себя карьерными мечтами о мэрстве и о губернаторстве. Итогом стала ссылка в областную думу, где Виталий Ильюшкин позволил Фомину стать председателем комитета вместо Шаботинского (ничего себе – члены одной команды). Будет ли это место работы последним для Фомина-политика, предсказать не берусь: Александр Германович умеет приспосабливаться к ситуации.

Так же как и ещё один бывший «бабичевец», который до этого был «пожигайловцем», а после верным «меневцем», – Роман Ефремов. У него очень похожая на Фомина история, только с регалиями всё пожиже. И перспективы такие же – мутные и непонятные.
***

Элиты_3.jpg
Ещё одна элитная группа – друзья друга Путина Евгения Школова. Её возглавляет Сенатор Владимир Бочков с женой и депутатом Ивгордумы Галиной Юрьевной, депутат Госдумы Валерий Иванов, главный федеральный инспектор Валерий Можжухин и примкнувший к ним директор ФГКУ комбинат «Зелёный» Юрий Носков. Несмотря на громкие должности членов группы и на неординарное поведение на публике их лидера Владимира Бочкова, влияние их на региональные события невелико. Похоже, у Евгения Михайловича нет цели вмешиваться в местную жизнь, он просто помогает друзьям как-то кормить семьи и держаться на плаву, продвигая их на непыльные должности, а потом удерживая там. Как минимум публика знает только о работе Валерия Можжухина, хотя, казалось бы, должно быть наоборот – его служба предполагает тишину и непубличность. Совсем недавно в эту группу входил и председатель Ивановской городской думы Александр Кузьмичёв, но говорят, что Владимир Михайлович Бочков лишил его членского билета. Причина кроется, скорее всего, в уголовном деле Вячеслава Сверчкова и в данных им в ходе следствия показаниях. Эта группа прекратит существование в тот момент, когда/если на федеральном небосклоне закатится звезда всесильного помощника президента.


Новые

Элиты_4.jpg
Конечно, названные выше фамилии – это всего лишь часть зрелой элиты региона. Есть ещё матёрые чиновники, которых я сегодня намеренно оставляю за строками обзора. Есть небедные коммерсанты, предпочитающие не связываться с политикой совсем и откупаться или прятаться от неё. Есть прослойка криминала, которая тесно соприкасается с бизнесом и со всеми ветвями власти и использует в этих соприкосновениях весьма специфические, только ей присущие методы.

Элитная поляна при этом непрерывно меняется. Иногда эволюционным путём – люди смертны, иногда революционным: появление в области Бабича или Меня – самые яркие из таких «революций». Каждый новый глава региона тоже пытается перекроить поляну под себя, но с разным результатом – и это естественно. При нынешнем губернаторе, по моим наблюдениям, таких попыток предпринималось две.

Сначала попробовал изменить под себя поляну сам Павел Алексеевич, когда привёл с собой во власть Андрея Кабанова, Дмитрия Куликова, Василия Гущина, Алексея Хохлова, Владимира Шарыпова и ещё нескольких новых игроков рангом пониже, в том числе сдёрнул с насиженной Кохмы Андрея Мельникова. Не скажу, что всё получилось удачно. Шарыпов, правда, стал мэром областного центра, а Хохлов депутатом Госдумы, но это скорее счастливые исключения. Кабанов сидит, Куликов под следствием, Гущина нет в области, за Мельниковым охотится прокуратура. Все они затылком ощущают жаркое дыхание силовиков, у которых открыт сезон охоты на высокопоставленных чиновников. Не в одной Ивановской области, конечно, – во всей России так.

Вторая попытка была сделана Андреем Кабановым и Виталием Ильюшкиным – по иронии судьбы один сегодня отбывает срок в колонии строгого режима, другой находится в розыске. Процесс начался с формирования списка «ЕР» в нынешнем созыве Ивгордумы. Не могу точно сказать, какими критериями в выборе кандидатов руководствовался тогда Андрей Юрьевич – в то время он был на вершине своего величия и до общения не снисходил. Ильюшкин коммуникациями тоже не баловал, но его тактика (или стратегия?) лежала на поверхности: заноси бабла и получишь вожделенные корки. Именно тогда городскими депутатами в Иванове смогли стать те, с кем сегодня мэр Шарыпов не может найти общего языка. Большинство избранников, купивших мандат, воспринимают своё депутатство как бизнес и, как от бизнеса, требуют от думского процесса рентабельности и окупаемости. Для себя любимых, конечно.

Посмотрите на список нынешней Ивгордумы и попробуйте честно ответить на вопрос о большинстве «молодых» депутатов: кто эти люди? Что они сделали такого, чтобы представлять в думе интересы жителей города?


Я очень внимательно слежу за политической и общественной жизнью города. Но не могу представить, кто они, чем славны и что сделали такого значимого: Наталья Курочкина, Ольга Горюнова, Максим Шиганов, Александр Быстров, Андрей Магницкий, Василий Максимов, Эльдар Садыков, Артур Таракчян... Повторюсь, я внимательно слежу за жизнью города. И когда вижу среди избранников Анатолия Омехина и Марину Троицкую, например, мне становится грустно за мой город. Прибавьте к ним ничего не решающую оппозицию и еэровских партийных функционеров, которые никогда не имели своего мнения ни по одному вопросу. А ещё как минимум двое депутатов, включая председателя думы, стали участниками коррупционных скандалов. Вычтите из общего числа выбывших Сергея Буравлёва (бросившего на стол мандат из-за партнёра по бизнесу Алексея Коробова) и Артура Фокина (ушедшего на работу в областное правительство). Кто остался в списке актива? Конечно, это харизматики и лидеры, но частенько получается, что даже их энергии не хватает на преодоление болота вязкого и абсолютно непослушного большинства, не связанного даже партийной дисциплиной. Если такая ситуация в думе областного центра, представляете, что творится где-нибудь в глубинке? Исключение традиционно составляют Кинешма и Шуя, где ещё жива фронда. 

Прибавьте к этому списку кутерьму с муниципальными назначениями, которые проводились Ильюшкиным по тому же принципу «ярлык в обмен на бабки», и вы увидите результат этой попытки обновления местного бомонда – она захлебнулась.

Теперь рядом с Павлом Коньковым появились новые люди, с которыми ему в том числе предстоит сформировать списки в областную думу 2018 года. Ключевая роль, похоже, перешла к Виктору Смирнову, который совмещает посты лидера «Единой России» и председателя думы и явно не собирается расставаться с ними.


Оппозиция


С оппозицией в Ивановской области ныне стало совсем плохо. Точнее, её не стало. То, что есть – и на системном фланге, и на несистемном, – назвать организованной силой язык не поворачивается. 

Бывшая коммунистка Наталья Ковалёва формально из политики ушла – она работает уполномоченным по правам человека. И, как оказалось, слава богу: на этом посту, предполагающем приостановку членства в любой партии, она приносит пользы больше, чем все региональные «оппозиционеры», вместе взятые. 

Главный областной коммунист Владимир Клёнов когда-то был трибуном и борцом, но время изменило его: теперь он главный переговорщик с местной властью и её партией. Пока ещё физически жива, хоть и ежегодно уменьшается по естественным причинам, армия последователей марксизма-ленинизма, и главный коммунист на каждых выборах что-то себе выторговывает, шантажируя власть их голосами. То продаёт мандат депутата облдумы красному коммерсанту Нациевскому, то на губернаторские выборы сам не идёт, пустив на кампанию Николая Зимина, который обеспечивал легитимность процесса. То вообще на довыборы в облдуму в Ивановском районе кандидата от КПРФ не выставит, что-то невнятно пробормотав про бесполезность борьбы с единороссами. Забавно, не правда ли: оппозиционер говорит о бесполезности партийной борьбы? Вот он, символ всех местных капээрэфов, элдэпээров и прочих эсэров с парнасами и прочими яблоками.

Коммунист Александр Бойков, который при Мене грозил вывести жителей Петровского на трассу с протестами (и все верили, что выведет), превратился в скучного партийного бюрократа и шагает по головам однопартийцев, уже видя себя преемником Клёнова. Активистов КПРФ Алексея Маслёнкина и Николая Плотникова вытеснила по указке вождя послушная «красная» масса, которая привыкла к размеренной жизни и ждёт такого коммунизма, ради которого не придётся особо напрягаться. Про гиперактивного и несговорчивого Андрея Автонеева и говорить не приходится: такие попутчики впадающему в сонную кому коммунистическому обкому точно не нужны. Есть несгибаемый чудак Алексей Чесноков в Шуе – но это политик точно не областного масштаба, он до конца своей политической карьеры так и будет шуян своими выходками веселить.

Несгибаемый экс-элдэпээровец Сергей Сироткин, который когда-то напугал местный бомонд, заняв второе место на губернаторских выборах, ушёл на работу в Центральную избирательную комиссию. Работа эта, как и работа экс-коммунистки Ковалёвой, предполагает полный отход от партийной жизни. Но Сергей Никанорович, по слухам, на эти запреты смотрит с иронией. Из-за этого, видимо, в местном отделении ЛДПР нет мира и единоначалия, а новый лидер Дмитрий Шелякин так и не стал полноправным и единоличным либерал-демократом области.

В «Справедливой России» всё ещё грустнее. Её лидер Павел Попов выстроил партийное отделение на базе своего бизнеса, а он переживает не лучшие времена. Так что ни времени, ни денег на партийную работу нет, а тут ещё случился «развод» с партнёром по бизнесу и партии Александром Петелиным, ещё недавно ходившим на выборы губернатора от «СР», и Павлу Вениаминовичу, похоже, стало совсем неуютно на партийном фронте. Я просто не представляю, что местное отделение будет делать на выборах в 2018 году – там же просто не будет ни кандидатов, ни денег.

Яблочник Данила Бедяев хоть и был всегда больше шоуменом, чем политиком, украшал местный унылый пейзаж. И когда ел с руки Михаила Меня, и когда воевал с Андреем Кабановым, и когда просто изображал бурную активность. Ещё бы чуть-чуть, и у него бы могло начать получаться быть реальным политиком, но ярославская красотка покорила его сердце, и теперь он в соседнем Ярославле осваивает ремесло радиожурналиста.

Кто там ещё в оппозиции? Иван Мельников, который реет со своим «Буревестником» от суда к суду и от исполнительного производства к банкротству? Несерьёзная фигура, даже если принять во внимание стоящий за его спиной ОБЭП. В публичной политике это так себе ресурс – как минимум в её видимой части. Вичугский Александр Румянцев, который сегодня борется с властью под брендом Навального и говорит правильные вещи обо всём на свете? Он делает это так скучно, что даже однопартийцы, как мухи осенью, засыпают на ходу. Молодой Дмитрий Серов между политикой и бизнесом окончательно выбрал стройку и уехал работать в Ярославль. А кто ещё-то?

 
Силовики

Представителей силовых структур в России ещё называют новым дворянством: руководители региональных управлений ФСБ, прокуратуры, СУ СК, МВД входят в состав местной элиты по должности, независимо от того, сколько лет они прожили и прослужили в Ивановской области. Конечно, это не единый строй правоохранителей, как они сами иногда это пытаются представить публике – есть и личностные моменты, и от ведомственных конфликтов не уйти. И срок службы в области тут тоже не так уж важен. Начальник ФСБ (сегодня этот пост в Ивановской области занимает генерал Владимир Трясов, переехавший к нам из Кировской области) – всегда негласный лидер силового сообщества. Почти всегда существует конфликт между Следственным комитетом (генерал Александр Булаев) и прокуратурой (генерал Андрей Ханько). Почти всегда полиция (генерал Андрей Лузин) с её ДПС и ППС стоит в стороне – хоть и самое многочисленное, но не самое влиятельное ведомство. А теперь ещё появилась Росгвардия (полковник Дмитрий Ильченко), функции которой не всем ещё до конца понятны, но то, что она как-то ослабила позицию полицейских, – факт. 

За спинами «настоящих» силовиков – близко, но не вплотную, стоят руководитель областной налоговой службы (государственный советник второго класса Анна Петропольская), областного (председатель Валентин Уланов) и арбитражного суда (председатель Андрей Макаров), начальник УФСИНа (полковник Фёдор Рубцов) и главный судебный пристав (Наталья Тяпкина). Все они оказывают немалое влияние на областную жизнь – и на политическую, и на хозяйственную: участвуют рапортами и отчётами в создании портрета области и её руководства в глазах федерального руководства. Все имеют личные и корпоративные интересы. И ещё – это самая скрытая, скрытная и недоступная для полноценного анализа часть элиты, на которую «гражданское» руководство не имеет влияния. При этом с каждым годом силовая группа становится всё более влиятельной, а весь остальной бомонд попадает во всё большую зависимость от неё.
***

Ну и кто, по-вашему, будет новой региональной элитой: депутаты и главы, купившие полномочия у беглого Виталия Ильюшкина, или суровые дяди и тёти в погонах и мантиях, которые обладают неограниченными полномочиями и отчитываются за свои действия только перед московскими начальниками? Очень надеюсь, что есть какой-то третий вариант.

Источник: «1000 экз.» № 133
Войти на сайт или авторизоваться через соц сети


  • Теперь рядом с Павлом Коньковым появились новые люди, с которыми ему в том числе предстоит сформировать списки в областную думу 2018 года. Ключевая роль, похоже, перешла к Виктору Смирнову, который совмещает посты лидера «Единой России» и председателя думы и явно не собирается расставаться с ними.

    Подробнее на http://1000inf.ru/news/74573/?id=74573
    ...снова мимо!
  • Виктор Виктор 10.10.2017 10:13
    Хорошая статья, правильная! Вряд-ли Коньков хоть что-то сможет сделать в области, не говоря уже о формировании новой элиты.....

Вернуться к списку новостей