Наверх

Павел Коньков vs силовики

Всё не так

09.10.2017
Алексей Машкевич
Фото: Владимир Смирнов

Тема заговора силовиков против Павла Конькова – центральная в мифологии времён работы нынешнего губернатора. С начала срока его полномочий бравые оперативники ловили и «закрывали» в СИЗО чиновников и депутатов разных уровней. Сначала можно было говорить, что посадки – отголоски меневского правления, однако потом под раздачу попали и непосредственно коньковские.

губернатор.jpg
В местном бомонде быстро родилась теория силового заговора, которая плавно переросла в предположение «они его снимут и посадят кого-то своего». Тема эта в некоторых горячих головах жива до сих пор: люди любят очевидные, лежащие на поверхности объяснения происходящего. Мне же кажется, что всё не так. Точнее, не совсем так.

Надо сказать, что Павлу Алексеевичу не повезло с начала срока полномочий. Буквально перед тем, как он заступил на вахту на ивановской галере, представителям силовых структур по всей стране была дана команда перейти в отношении коррупционеров во власти от «видеть и знать» к «реагировать и сажать, невзирая на чины». Что они и начали делать – наблюдения-то велись давно, команды не было. Как минимум на её отсутствие ссылались в разговорах многие представители силовых ведомств, когда я задавал им вопросы из серии «Как можно не видеть того, о чём все знают?». И продолжали наблюдать, ожидая перемен «наверху».

Но жили и несли службу люди в погонах отнюдь не в безвоздушном пространстве, а в реальной жизни, со всеми её соблазнами и возможностями, и не секрет, что часть людей в погонах и мантиях давно стали частью этой гнилой системы. Некоторые используют служебные «корочки» для крышевания бизнеса (своего и чужого), где надо закрывают глаза на нарушения закона и когда надо находят эти нарушения на пустом месте. Но это так, к слову.

Второй фактор, обусловивший повышенное внимание местных силовиков к чиновничье-депутатской братии (не конкретно к губернатору), – это то, что заканчивался пятилетний срок службы в области у начальника областного УФСБ Игоря Завозяева и была не за горами аттестация областного прокурора Андрея Ханько – и оба они, по слухам, хотели покинуть регион. И тут всё сложилось. Присутствовал личный интерес – абсолютно в рамках закона – получить на финише ивановского этапа службы громкие политические дела с участием высокопоставленных фигурантов. Плюс сверху наконец-то дали добро на посадки. И началось. Ни в коей мере не исключаю при этом, что если бы какая-то коррупционная верёвочка вела к губернатору, то к нему пришли бы немедленно. Более того, ходят слухи, что всем, попавшим в «силовое» поле, такое предложение – стукануть на главного – делали. Но тема не прошла, в том числе, как мне кажется, из-за того, что главным областным силовикам это было не особенно нужно. И хлопотно, и дело у них точно бы отобрали «наверх», и рискованно: одно дело мало кому известный заместитель, и совсем другое – первое лицо. Да и без губернатора хватало разработок и для личной и ведомственной славы, и для звёзд на погоны. Большинство этих разработок были абсолютно ожидаемыми и не вызвали вопросов.

Взяли зампредседателя Ивгордумы Сергея Морозова, а затем и его шефа Вячеслава Сверчкова – так об их проделках с ивановской землицей давно было всем известно. Единственное, что вызывает удивление в этой истории, – почему её не стали развивать дальше, ведь в разное время у этой кормушки паслось немало деятелей с не менее известными, чем у нынешних сидельцев, фамилиями. Но всё ушло в песок. Думаю, что дело тут именно в той самой «включённости» части силовиков в хозяйственную жизнь региона. Ведь что-то давало возможность Вячеславу Михайловичу во время следствия по его делу говорить направо и налево, что он всё «порешал» и что ему гарантирован условный срок. Уверен, речь шла не только и не столько о том, что он против Дмитрия Куликова лжесвидетельствовал. Что он имел в виду, когда после оглашения приговора, который стал для него громом среди ясного неба, сказав, что его обманули? Кто обманул? Что ему обещали? Что ещё получили от него следователи в штатском помимо показаний на Куликова, что позволяло Сверчкову считать их обязанными? Я до сих пор уверен, что, если бы Сверчков держал язык за зубами и эти слухи не стали достоянием общественности, всё так и случилось бы. Подобрали бы на дело «специального» судью, который быстренько провёл процесс в закрытом режиме, и было бы так, как говорил вороватый экс-глава: условный срок и переезд на ПМЖ в личный крымский дворец, зарегистрированный на брата. Не получилось. Теперь, говорят, жена сидящего рассказывает всем, что вопрос по УДО семьёй «решён» и вожделенный Крым ждёт Вячеслава Михайловича. Сомневаетесь? А я почему-то нет.

Взяли первого зампреда губернатора и его главного политического советника Андрея Юрьевича Кабанова. Мало сегодня осталась людей, уверенных в том, что это дело заказное. Разговоры больше идут о том, справедливо ли дали такой большой срок и чего больше в деле – выборов и политики или леса? Если оставить в стороне чисто лесные истории, Андрей Юрьевич на посту заместителя по внутренней политике делал всё то же и так же, как и его коллеги по всей стране. Меня удивляет другое: Кабанов по своим должностным обязанностям отвечал за взаимодействие правительства с силовым блоком (о том, что это была одна из основных ошибок Павла Конькова на заре губернаторства, сказано уже много слов) и не мог не знать о том самом сигнале «брать». Тем более что сам он много лет находился в разработке по «лесным» темам. Что это было? Я склонен думать, что, взлетев на областной олимп, Кабанов в какой-то момент потерял связь с действительностью и решил: раз его назначили взаимодействовать с силовиками, значит, он их начальник. В какой-то момент неприязненное к нему отношение людей в погонах наложились на реальную фактуру и его взяли. При этом Кабанов так был уверен в важности своей миссии и законности действий, что даже не думал отрицать очевидное: да, деньги брал, но брал на выборы, а это святое – за это вечная индульгенция. Оказалось, что нет.

Дело Кабанова, конечно, губернатору в плюс не пошло. Более того, вызвало волну слухов о том, что «раз он близкого соратника защитить не может, то скоро и сам уйдёт» – особенно после эмоциональной отставки правительства в августе 2015 года. Разговоры эти поднялись с новой силой после задержания ещё одного первого заместителя – Дмитрия Куликова. Это, наверное, самое странное дело последних лет – в куче его томов нет ничего конкретного, кроме показаний Вячеслава Сверчкова, который сначала говорил одно, а потом, спасая собственную шкуру, решил рассказать другое. Сегодня это единственное дело в длинной череде губернских дел, которое может рассматриваться как попытка расшатать кресло под губернатором. Кому и зачем это было нужно, есть три одинаково правдоподобных версии. Первая: заказ неких внешних сил в борьбе против комбината синтетического волокна в Вичуге или за деньги на его строительство. Вторая: заказ внутренних сил, финансовые интересы которых попытался ущемить Куликов на посту первого заместителя. Третья: руководитель местного следственного комитета Александр Булаев, который никогда не скрывал своего желания покинуть регион, замутил это дело для того, чтобы «стартануть» на нём, получив вожделенную генеральскую звезду. Согласитесь, все три версии задевают Павла Конькова. Производство хоть и производит жалкое впечатление, до сих пор не закрыто по простой причине: в современной России уголовные дела практически никогда не закрывают, истолковывая признание ошибки как бесчестье и слабость, пятнающие честь мундира. Поможет ли это «зависшее» дело Булаеву так, как когда-то кабановское помогло Завозяеву, – большой вопрос. Но пока Александр Николаевич не собирается признавать промах, раз за разом продлевая сроки следствия.

«А что же разговоры о слабости губернатора на основании того, что он «своим не помог»?» – спросите вы. Поверьте, это сладкая сказка, что первое лицо региона, если он не Рамзан Кадыров, может отстоять своих людей перед лицом правоохранителей. Посмотрите хоть на соседнюю Владимирскую область: в могуществе губернатора Орловой мало кто сомневается, у неё в друзьях и подругах весь московский бомонд – а два заместителя под следствием, хоть она во всеуслышание и заявила об их невиновности и о пристрастности следствия. И никто почему-то не говорит, что из-за этих подследственных замов Светлану Юрьевну завтра снимут.

Никакого отношения к Конькову не имеют ещё два откровенных прокола силовиков – дела главреда телекомпании «Барс» Сергея Кустова и члена правительства Светланы Романчук, они чисто коммерческие. И хотя в кустовском есть душок политики, оно не более чем «привет» хозяину «Барса» Юрию Токаеву за не отданный когда-то «Барс» (точнее – половину «Барса», или как они там с ушедшей командой договаривались, никто этого не знает). Не добавляет перспективности делу и то, что построено оно на показаниях скрывающегося ныне от правосудия Ильюшкина – Виталий Владимирович сам попался на торговле депутатскими мандатами. То, что он этим занимается, знали давно, но что-то мешало дать правовую оценку его действиям. Может быть, то, что кто-то из правоохранителей был частью отлаженной системы и делал её «невидимой» для остальных? Не знаю, силовики не любят выносить сор из собственных избушек и «своих» предпочитают отправлять на пенсию, а не за решётку, обеспечивая оставшимся комфортное информационное поле и формируя миф о всемогуществе и безнаказанности крышевателей. В деле Кустова, как ни в каком другом громком деле, проявился важный принцип работы сегодняшней силовой системы: провокация – царица доказательств. Заставьте любым (ЛЮБЫМ!) способом человека взять в руки меченые деньги, а дальше дело техники: оперативники, следствие и суд действуют в едином порыве при молчаливом согласии прокуратуры и часто декоративной адвокатуре.

Так, и в деле Романчук явно видна рука кого-то в чине и в погонах федеральной службы безопасности, продвигающего интересы вполне конкретных бизнес-структур. Судя по всему, у авторов дела Светланы Викторовны нет задачи упечь её на реальный срок, надо было просто снять её с поста. Сняли. Теперь необходимо придумать, что делать с Романчук – чтобы и себя не дезавуировать, и большого внимания к делу не привлечь. Хочется верить, что таким образом в конторе «развлекаются» люди не первого уровня, в противном случае всё как-то совсем грустно.
***
Вот и весь «заговор силовиков». Я даже не буду останавливаться на том, что очень трудно предположить наличие преемственности в действиях ротируемых руководителей силовых ведомств, и на том, что никто не отменял внутреннюю конкуренцию – и между ведомствами, и между руководителями на местах. Наверное, Павел Коньков, как и любой губернатор, не имеющий возможности прямого выхода на федерального суперигрока, бывает деморализован и часто ничего не может противопоставить активности генералов. Но это не особенность Ивановской области – это реалии нынешней России. Я склоняюсь к тому, что никакого заговора против ивановского губернатора со стороны силовиков не было и нет – как нет и никакого реального компромата на самого Конькова.

Мало кто в деталях знает, как и кем выбираются претенденты на губернаторские кресла, чьи папочки ложатся на стол президенту. Конечно, голос силовиков всегда бывает услышан – это однозначно. Несомненно, генералы сегодня играют важнейшую роль в жизни Ивановской области – и речь идёт отнюдь не только об обеспечении безопасности и порядка. Ну и скажите, зачем им смена высшего должностного лица в регионе? Где гарантия, что на место Конькова не пришлют очередного адъютанта или деятеля из привластной «шарашки», который будет иметь право на прямой звонок – тогда ведь наступит конец генеральской вольнице в Ивановской области. Если бы всё решали силовики и их анкеты, я бы сегодня скорее спрогнозировал второй срок, чем досрочную замену Павла Алексеевича. В области нет прорывов, но нет и горящих дыр. Оппозиция сама собой сошла на нет. Элиты перегруппировались и приспособились к текущему моменту. С уходом из региона Меня и Пахомова сил, способных организовать революцию изнутри (такую, например, как разгон пятой облдумы), – не осталось. Одним словом – тишина, в которой все могут спокойно заниматься своими делами.

P. S.: Несомненно, за время губернаторства Конькова мы видели попытки разных групп ослабить его с помощью силовиков – или эти группы сумели убедить нас, что имеют влияние на людей в погонах. Некоторые из тех, кого традиционно подозревают во фронде по отношению к Конькову, даже наладили хорошие отношения с силовиками-руководителями. Но, мне кажется, делали они это не из желания получить губернаторское кресло, а защищая себя и свой бизнес. Так, например, как сделал сенатор Валерий Васильев, отбивая атаку налоговиков на парашютный завод, составляющий основу благополучия его семьи. Точно так же поступили многие другие – на разных уровнях, с разными проблемами и с руководителями разных ведомств.
Не уверен, что эти отношения могут иметь продолжение в политическую плоскость – как минимум до того времени, пока действующим силовикам не дадут прямого указания идти в публичную политику. Вот такой сигнал местным политическим рулевым важно не проспать – судьба Кабанова тому яркий пример.
А пока, мне кажется, достигнут некий консенсус, и его проявление – фамилия отставного начальника ивановского наркоконтроля генерала Виктора Бакулина в первой тройке претендентов на кресло депутата областной думы следующего созыва.

P. P. S.: И, конечно, говоря о губернаторских отставках и назначениях (а губернаторов не выбирают – несмотря на проходящие выборы, их назначает президент – это ни для кого не секрет), нельзя не принимать во внимание кадровую политику главного избирателя. А она, как правило, не подчиняется никакой линейной логике и абсолютно непредсказуема. Так что какие там заговоры силовиков на местном уровне… Они, конечно, могут подтолкнуть гаранта к отставке конкретного губернатора, но ведь никто не в состоянии гарантировать, что в освободившееся кресло сядет «их» кандидат. Так же как никто не возьмётся предсказать после этого судьбу особо ярых свергателей.

губернатор_2.jpg
Источник: «1000 экз.» № 133
Войти на сайт или авторизоваться через соц сети


  • Роман Нечаев 09.10.2017 20:38
    Завтра объявят об отставке. Будет Воскресенский Станислав Сергеевич. Вот такие дела.
  • Бедный Павел Алексеевич! И предыдущая-то администрация его подставила, и силовики-то решили выслужиться (команда, оказывается, была!), и заговоры-то в разнообразных видах были, да ещё погода, падлюка, подвела!!! :) Чего только не напишут в оправдание полного неумения руководить областью! "В области нет прорывов, но нет и горящих дыр. Оппозиция сама собой сошла на нет. Элиты перегруппировались и приспособились к текущему моменту" - это приговор Конькову. Ничегонеделанья мало на сегодняшний день. Надо уметь руководить. И невозможно вспомнить, что же такого ХОРОШЕГО ДЛЯ ОБЛАСТИ сделал Коньков за 4 года руководства? А ничего! Из плохого: постоянные громкие уголовные дела в правительстве области и провал всей хозяйственной политики, если, конечно, таковая была, распродажа и уголовное банкротство "Тепличного","мусорное" ограбление населения и строительство свалки на берегу Волги, ежегодные обещания начала строительства комбината синтетического волокна и кормление из бюджета области безумных никому не нужных "форсайткэмпов" и московской либеральной тусовки в Плёсе, провал госпрограммы по расселению аварийного жилья и катастрофическое падение рейтинга. Можно ещё вспомнить плохие областные дороги, сгоревшие и не восстановленные памятники культуры, требующие ремонта потолки школ Кинешмы и Заволжска, инициативу губернатора по сбору средств с неработающих. Но оставим это. Самое плохое, что Конькову удалось невозможное, чего не смогли до него сделать прежние губернаторы: он убил всякое желание какого-либо бизнеса сотрудничать с ивановской властью.

Вернуться к списку новостей