Наверх

Кто подставляет губернатора?

Или просто «так получилось»?

03.10.2017
Анна Семенова

Сейчас, наверное, не лучшее время для того, чтобы публично разбирать ляпы и косяки областного правительства. Губернатор же сказал, что не надо раскачивать лодку и нагнетать обстановку, а те кто так будет делать – враг стабильности и процветания Ивановской области… Цитата, мягко говоря, не очень точная, но смысл вчерашних пассажей, на мой взгляд, именно такой.

Нагнетать ничего не хочу, но вот странные мысли в голову приходят, если внимательнее присмотреться к заявлениям губернатора Павла Конькова за последние несколько недель. Нет-нет, никаких намеков на «я устал, я ухожу» – зато выше крыши ляпсусов, которые заставляют подозревать тех, кто готовит губернатору тексты заявлений, либо в некомпетентности, либо в чем-то похуже.

Вот только несколько примеров (в хронологическом порядке).


Пример первый. Пропавшая грамота

21 сентября в ходе визита в контору регоператора ТКО и сам Павел Алексеевич и его заместитель Максим Громов под камеры заявили, что из Минстроя пришло письмо с разъяснениями по поводу платежей за вывоз мусора за дома и квартиры, где никто не прописан. И что если граждане предоставят регоператору подтверждающие документы (непонятно какие. – прим. авт.), то им сделают перерасчет.

На тот момент, когда губернатор делал это заявление, на самом деле никакого письма из Минстроя в правительстве не получали. Были договоренности о том, что такое письмо будет. Но и на прошлой неделе его тоже не было – по крайней мере, никто о нём не сказал. А потом всем стало не до писем на фоне слухов об отставке первого лица. Но сам факт того, что губернатор – явно с чьей-то подачи – говорит о документе, которого нет в природе, уже настораживает.


Пример второй. Займи у соседа  

25 сентября в ходе заседания правительства, посвященного началу отопительного сезона, при обсуждении проблем в четырех муниципалитетах, где договоры на поставку топлива для котельных так и не были заключены, Павел Алексеевич озвучил следующую идею: если в муниципалитете не смогли сделать запасов топлива (угля и мазута), то, чтобы не сорвать отопительный сезон, главам надо обратиться к своим коллегам, которые такие запасы сделали. Пусть, мол, поделятся, а потом, конечно, уголь и мазут надо вернуть. Эта фраза может расцениваться как рекомендация нарушить все возможные бюджетные и прочие кодексы – попробуйте себе представить, как это будет оформляться, не устными же договоренностями, в конце концов. Вот директор одного МУПа приходит к директору МУПа из другого района и говорит: а дай-ка мне угольку на пару месяцев, а там, может быть, мы контракт заключим и вам всё вернем. Нормально, да? Что скажет прокуратура, которая в последнее время так любит надзирать за всем и за всеми? А если директора в ответ ляпнут, что, мол, губернатор нам рекомендовал?


Пример третий. Сам забрал – сам накажу 

28 сентября на заседании антикоррупционной комиссии губернатор поднял вопрос незаконных поборов в школах. Мол, надо искоренять и т.д. С какого перепугу эта тема всплыла, раз жалоб на поборы в школах стало меньше, непонятно. Возможно, до региональных властей дошла информация, что родители из Иванова пожаловались на поборы аж на горячую линию Общественной палаты РФ. А может быть, просто других тем для обсуждения не нашлось.

Павел Алексеевич, если вы не знаете, как сейчас обстоят дела с «поборами» в школах, таки же я вам расскажу как мама двух школьниц и как председатель управляющего совета школы. Деньги, которые взимаются с родителей в школах, можно условно разделить на три части. Первая – это плата за внеурочные занятия. По квитанциям, по договорам, все официально. Вот только в некоторых школах, случается, платные занятия бывают обязательными или почти обязательными, особенно если речь идет о подготовке к ЕГЭ или ГИА. Ну, с этим, допустим надо-таки беспощадно бороться, согласна.

Дальше у нас есть затраты на подарки учителям. О, это замечательная тема: бывают случаи, когда учителя заказывают себе подарки, и чтобы не дешевле энной суммы – и родители несут и кланяются, кланяются и несут. Это, тоже согласна, относится к поборам.

Но если говорить не про «топовые» школы, а периферийные, и тем более про школы в районах, то основная часть денег, которые родители сдают в школе, идет на так называемые нужды класса и на ремонты. Ну нет у большинства школ денег, чтобы обеспечить, например, то количество бумаги, которое требуется для бесконечных отчетов учителей, а также для учебного процесса. В некоторых школах не денег даже на простейшие канцтовары, не говоря уже о линолеуме, покраске парт и установке окон.

Даже если эти деньги вдруг появляются, то по 44-ФЗ школе надо сгрузить информацию о том, что она собирается на них закупить или сделать, в нужное подразделение муниципалитета, дождаться, когда пройдет конкурс (и не факт, что это случится в ближайшие 4-6 месяцев), и в конце концов обнаружить, что тендер выиграла фирма «Рога и копыта», которая за копейки поставляет натуральное г-но, но со всеми необходимыми для детских учреждений сертификатами. Зато, если за дело берутся родители, то и материалы будут качественные – для своих же детей стараются, и сроки выполнения сжатые, особенно если папы делают все своими руками. Да, это не по закону, но другого выхода нет. Лучше заплатить из своего кармана и быть уверенным, что твой ребенок не сломает шею, споткнувшись о дыру в линолеуме, чем ждать, когда школа накопит денег, пройдет тендер и определится нужный подрядчик.

А знаете, Павел Алексеевич, почему у школ не хватает денег на мебель и текущий ремонт, не говоря уже о канцтоварах? Потому что вы в 2014 году решили снизить норматив на материально-техническое обеспечение школ. И вот уже три года школы из областного бюджета на это самое материально-техническое обеспечение получают на 1015 рублей на учащегося, а 186. На эти деньги невозможно даже закупить учебники. Да-да, выделение средств на закупку учебников, так же, как и компьютеров и прочих средств обучения, – это обязанность, повторю, обязанность регионального бюджета.

Муниципалитеты, конечно, имеют право помочь с финансированием, но далеко не у всех есть «лишние» деньги на школы.

Закон сохранения вещества, в том числе денег, никто не отменял. Если у школы не хватает денег на учебники и на выполнение очередных требований надзорных органов, она эти деньги изыскивает, но экономит на чем-то другом. На текущих ремонтах и оборудовании, в том числе, потому что не зарплату же учителям урезать? Её урезать нельзя не потому, что труд учителя нелегок, а потому что иначе те самые «майские указы» пойдут к черту.

А потолки тем временем текут, в щелястые рамы дует, а парты разваливаются. В администрациях муниципалитетов на все просьбы денег один ответ: привлекайте внебюджетные источники. А внебюджетные источники – это, в первую очередь, спонсорская помощь, то есть те самые деньги от родителей.

Понимаете, Павел Алексеевич, вы своими руками создали систему, которая вынуждает администрации школ, несмотря на все прокуратуры, просить у родителей денег на то, что, очевидно, должно финансировать государство. Вы сами забрали деньги. А теперь возмущаетесь и требуете бороться.


Пример четвертый. Дольщиков обманули еще раз

2 октября, после того, как губернатор заявил про лодку, раскачивания и прочее, в СМИ пришел пресс-релиз по проблеме обманутых дольщиков. Там было очень много правильных слов про то, что люди ждут от властей результата, которого пока не видно. Но дальше начались сплошные ляпы.

Во-первых, пишет пресс-служба, «губернатор обратил внимание на ситуацию с переводом трех введенных в эксплуатацию домов ДСК на постоянную схему электроснабжения». Судя по контексту, речь идет о литере 1 в Рождественском, доме в Суховке и второй очереди дома на Рабфаковской, 38.

Так вот, Павел Алексеевич, эти дома в эксплуатацию не сданы, это вас кто-то обманул. Даже на сайте банка-санатора значится, что по этим домам получено заключение о соответствии, а это отнюдь не означает сдачу в эксплуатацию. Один начальник управления архитектуры решил пренебречь этими условностями – и попал под суд. А про то, что проблемы с подключением вот-вот будут решены, ваши подчиненные рассказывают с июля.

Далее из пресс-релиза дольщики и прочая общественность с удивлением узнали, что еще три дома должны были быть сданы в эксплуатацию в конце сентября. Если верить тому же «РосКапу», то в конце сентября ничего сдавать не собирались – а собирались сдавать в конце декабря, и не три, а два дома. Еще 4 объекта перенесены на 2018 год. Вот зачем вводить людей в заблуждение на ровном месте?


Понятно, что губернатор вряд ли сам изучает все документы, тем более, не контролирует то, что выходит из-под пера пресс-службы, но что-то с косяками перебор, вам не кажется? Понятно, что обстановка в правительстве нервная, но не до такой же степени, чтобы допускать такие ляпы.
Войти на сайт или авторизоваться через соц сети


Вернуться к списку новостей