Наверх

Год назад Сергея Кустова взяли

По заявлению Виталия Ильюшкина

10.08.2017
Дело Сергея Кустова, наверное, самое необъяснимое за последние годы, когда гражданско-партийная вертикаль стала мягкой и податливой, а силовая окрепла и начала активно доминировать в общественном пространстве.

Не буду рассуждать о деталях этого дела – материалов никто не видел, процесс ещё не начался. Да и начнётся ли? Одна из главных странностей «кустовского» расследования – это ещё и отсутствие единой позиции правоохранителей. Следователи из СУ СК публично утверждали (в том числе в официальной областной «Ивановской газете») и утверждают, что вина главреда доказана и сомнений по исходу дела нет, а источники в ФСБ и прокуратуре качают головой и говорят, что дело шито белыми нитками. Известно также, что из двух эпизодов – вымогательство с шантажом и коммерческий подкуп – первый отпал после лингвистической экспертизы. Что такое коммерческий подкуп в подобной ситуации, мне до сих пор внятно никто объяснить не смог. Как не может никто объяснить и то, почему заказанная «Барсом» в тот же день инкассация четырёх миллионов рублей не доказывает, что их должны были оприходовать и положить на счёт. Следователи продолжают упорно талдычить, что раз «деньги в руки взял» – значит, виновен. Сомнительная логика, так себе аргументы – но за последние пару лет мы и не такое слышали.

Самое загадочное и уже смешное в этой истории – это, конечно, личность заявителя – борца за всё чистое и светлое Виталия Ильюшкина, которого недавно объявили в розыск. А до этого прокуроры выявили, что купить свои авто на честно заработанные деньги он не мог. Самая верная, на мой взгляд, версия произошедшего с Кустовым – это месть Виталия Владимировича Ильюшкина хозяину «Кранэкса» и «Барса» Юрию Алимбековичу Токаеву за то, что тот не отдал половину телекомпании за слияние с ИВТ и за предоставление «Кранэксу» областных гарантий на получение займов в Сбербанке и Россельхозбанке. А так как отомстить самому Юрию Алимбековичу было «слабо» (с ним ни один заезжий «демон» совладать не смог, не то что технолог из прислуги), то Ильюшкин выбрал Кустова, ведь опорочить главного редактора – значит ударить по имиджу телекомпании, вывести из игры генерального директора – ударить по бизнесу. Кустов, как известно, на «Барсе» два в одном, поэтому и удар год назад у Ильюшкина получился ощутимым. Одна беда – когда дымовая завеса рассеялась, оказалось, что предъявить-то телевизионному менеджеру нечего. А потом и заявитель оказался участником дела о взятке, и репутацию оперативников из УЭБиПК сильно подмочил их кинешемский коллега.

Что же мы имеем сегодня, по прошествии года? «Барс» как вещал, так и вещает и в эфире, и в кабеле, изменений в редакционной политике я не замечаю – как журналисты полоскали чиновников всех уровней, так и полощут. Кустов как был главным редактором и генеральным директором компании, так и им остался. Токаеву (чисто внешне) от процесса тоже не горячо не холодно. Юрий Алимбекович стал заместителем Павла Конькова в недавно созданном совете по стратегическому развитию и проектному управлению и за ним закрепили кабинет в здании правительства на Пушкина, 9, дверь которого выходит в приёмную губернатора. Но при этом СУ СК год назад «возбудился» на Кустова и отступать не намерен – не зря же следователи там целый год бумажки перекладывали, а опера до этого в прослушку играли, а ОМОН исполком «ЕР» в окружение из вежливых людей с автоматами брал, чтобы алчного журналюгу загрести. После всей этой произведённой суеты никто не хочет признать, что дело Кустова – пшик. Как известно, каток правосудия в нынешней России запустить трудно, а остановить практически невозможно.

Алексей Машкевич

P.S.: При всех наших стилистических разногласиях с Сергеем Борисовичем, искренне желаю ему прекращения этого абсурда, а местным силовикам хочется посоветовать заняться реальными делами – в первую очередь, перестать не замечать брёвна в своём глазу.
Войти на сайт или авторизоваться через соц сети


Вернуться к списку новостей