Наверх

Совет при Путине о деле Андрея Кабанова

Официально

08.08.2017

Фото: Варвара Гертье

В наше распоряжение попал текст «Заключения», подписанный советником Президента Российской Федерации Михаилом Федотовым. В документе, с которым мы вам предлагаем познакомиться, юристами проанализирован приговор экс-первому заместителю губернатора Ивановской области. 

<…>

Анализ информации, изложенной в приговоре суда и других копиях материалов уголовного дела, присланных в Комиссию, предопределяет необходимость ответить на ключевой вопрос: правильно ли квалифицированы действия Кабанова А.Ю. как преступление, предусмотренное ч.б ст. 290 УК РФ и ч.5 ст. 290 УК РФ?

В соответствии со ст.290 УК РФ под получением взятки понимается «Получение должностным лицом, иностранным должностным лицом либо должностным лицом публичной международной организации лично или через посредника взятки в виде денег, ценных бумаг, иного имущества либо в виде незаконных оказания ему услуг имущественного характера, предоставления иных имущественных прав (в том числе когда взятка по указанию должностного лица передается иному физическому или юридическому лицу) за совершение действий (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, если указанные действия (бездействие) входят в служебные полномочия должностного лица, либо если оно в силу должностного положения может способствовать указанным действиям (бездействию), а равно за общее покровительство или попустительство по службе».

В п. 23 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 9 июля 2013 г. N 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» говорится: «Если за совершение должностным лицом действий (бездействие) по службе имущество передается, имущественные права предоставляются, услуги имущественного характера оказываются не лично ему либо его родным и близким, а заведомо другим лицам, в том числе юридическим, и должностное лицо, его родные или близкие не извлекают из этого, содеянное не может быть квалифицировано как получение взятки (например, принятие руководителем государственного или муниципального учреждения спонсорской помощи для обеспечения деятельности данного учреждения за совершение им действий по службе в пользу лиц, оказавших такую помощь».

Кабанов А.Ю. утверждал в своих показаниях, данных им при допросах в качестве подозреваемого, обвиняемого, на очной ставке, а также в судебном заседании, что он по поводу денег, которые ему вменяют как взятку, обращался к обвиняемым во взяткодательстве (Жукову А.А. и другим) с просьбой о содействии в сборе денег на мероприятия по подготовке к выборам. В качестве мероприятий, на которые он потратил переданную ему сумму, он называет социологические исследования.

<…>

Судом документы защиты были оценены критически и квалифицированы как фальсифицированные. Однако, каких-либо убедительных юридических доказательств в подтверждение фальсификации приведено не было. Заключения экспертов носят предположительный характер. Согласно заключению почерковедческой экспертизы №1/474 от 08.04.2016 года, не представилось возможным ответить на вопрос, кем выполнена подпись от имени Барклянского Ю.А. в копии договора от 22.04.2014 года, ввиду отсутствия оригинала. Согласно заключению технико-криминалистической экспертизы №1/476 от 07.04.2016 года, не представилось возможным ответить на вопрос, нанесен ли оттиск печати НП проектно-консультативного центра «Территория РоСТа» в копии договора от 22.04.2014 года печатью указанной организации, ввиду отсутствия оригинала оттиска.

Вызывает серьезное сомнение и обвинение Кабанова А.Ю. в вымогательстве денег, в угрозах принятия решений, негативно влияющих на дальнейшее прохождение Жуковым А.А. государственной гражданской службы в занимаемой должности». Следователь ссылается на показания Жукова А.А., каких-либо других данных по этому поводу не имеется. Ряд свидетелей: Немцов А.В., Золотоуст Н.В., Хрулев В.П. и другие, которые сообщали о просьбах сбора денег, утверждали, что им сообщалось, что эти деньги нужны для проведения выборов. Кабанов А.Ю., признавая факт обращения к Жукову А.А. по поводу денег, последовательно на всех допросах и очной ставке отрицает факт вымогательства и угроз.

Опора на показания только одного лица – Жукова А.А. представляется нарушением основополагающего принципа уголовного процесса – презумпции невиновности. Учет этого обстоятельства очень важен еще и потому, что не исключается заинтересованность Жукова А.А. в оговоре Кабанова А.Ю, в том, чтобы дать показания, направленные на обвинение Кабанова А.Ю. С Жуковым А.А. было заключено досудебное соглашение, предполагающее смягчение его участи за счет его показаний в отношении другого обвиняемого.

В постановлении Европейского Суда по правам человека по делу «Навальный и Офицеров против России от 23.02.2016 г. говорится в: «п. 106.... Суд соглашается с доводом заявителей о том, что формулировка, которую Ленинский районный суд г. Киров использовал в постановлении по делу X от 24 декабря 2012 года, не оставляла сомнений относительно их личности, а также причастности к совершению преступлении, за которое был осуждён X. Несмотря на то, что (как справедливо отметило Правительство) районный суд не мог признать заявителей виновными в ходе отдельного производства, он изложил свои выводы относительно фактических обстоятельств дела и выразил своё мнение о причастности заявителей к совершению преступления такими словами, которые невозможно охарактеризовать иначе, как создающие преюдицию для дела заявителей.

П. 107. Обращаясь к вопросу о преюдиции, Суд принимает к сведению довод Правительства о том, что суды, которые рассматривали уголовное дело заявителей, не были обязаны следовать выводам суда, изложенным в приговоре по делу X.... Несмотря на то, что, в соответствии со статьёй 90 УПК, приговор не может предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле, тот факт, что обстоятельства, установленные в приговоре по делу X, на деле имели преюдициальное значение, противоречил данному запрету.

П. 108.... Суд считает, что суды, рассматривающие связанные между собой дела в рамках отдельного производства, были явно предрасположены к тому, чтобы действовать согласованно, так как любые не согласующиеся между собой выводы по таким делам могли поставить под вопрос юридическую силу двух приговоров, вынесенных одним и тем же судом. Суд считает, что в данном случае риск вынесения противоречащих друг другу приговоров понижал мотивацию судей к установлению истины по делу и ограничивал их способность к отправлению правосудия, что нанесло невосполнимый ущерб независимости и беспристрастности суда, а также, в более широком смысле, его способности обеспечить справедливость судебного разбирательства. Принимая во внимание вышеизложенное, Суд считает, что приговор от 24 декабря 2012 года имел преюдициальное значение для дела заявителей.

П. 109. Аналогичным образом, Суд считает, что выделение дела X в отдельное производство, в частности, его осуждение на основании досудебного соглашения о сотрудничестве в рамках упрощённой процедуры производства скомпрометировало X как свидетеля по делу заявителей. Как указывалось выше, осуждение X основывалось на версии событий, которая была сформулирована стороной обвинения и самим обвиняемым в результате заключения соглашения о сотрудничестве, в отсутствие необходимости проверить данную версию или подкрепить её дополнительными доказательствами. Впоследствии, выступая в качестве свидетеля. X был вынужден повторить показания, данные им в качестве обвиняемого на основании соглашения о сотрудничестве. Действительно, если бы в ходе судебного разбирательства по делу заявителей было бы доказано, что его показания являются ложными, приговор, вынесенный на основании досудебного соглашения о сотрудничестве, мог бы быть отменён, а назначенное наказание – ужесточено. Всё вышеизложенное подтверждает позицию заявителей о том, что порядок получения показаний X и их использования в ходе судебного разбирательства по делу заявителей позволял предположить, что имели место манипуляции, несовместимые с понятием справедливого судебного разбирательства».

Из жалобы адвокатов следует, что «в материалах уголовного дела имеются два документа, обозначенные как «явка с повинной» Жукова А.А., однако оба они не отвечают требованиям, предъявляемым ст. 142 УПК РФ, поскольку согласно видеозаписям получения этих «явок с повинной», Жуков А.А. на момент их составления был задержан в порядке ст. 91-92 УПК РФ, находился в наручниках и фактически лишь соглашался с теми обстоятельствами, которые предлагались ему сотрудниками СУ СК России по Ивановской области, получающими эти «явки с повинной».

В соответствии со ст. 142 УПК РФ «Явка с повинной представляет собой добровольное, обращенное к дознавателю, следователю, прокурору, заявление лица о совершенном им уголовно наказуемом деянии. Обязательным признаком такого заявления является его добровольность и указание в нем о собственных преступных действиях. Поэтому не будет рассматриваться как явка с повинной признание лица в совершении преступления, сделанное им во время допроса».

В этой связи следует согласиться с адвокатами, что ни о какой добровольности сообщения лица о совершенном им преступлении не может быть и речи. Более того, между содержанием протоколов явок с повинной и видеозаписями этих процессуальных действий при ознакомлении обнаружены существенные различия и искажения, что не может быть признано допустимым.

Не имеются также в деле какие-либо доказательства совершения Кабановым А.Ю. каких-либо действий, которые были бы направлены на способствование путем использования своего авторитета, служебных связей и иных возможностей занимаемой должности для совершения иными должностными лицами для принятия ими решений, связанных с карьерой Жукова А.А. либо других лиц. В январе 2014 года Коньков П.А. в интервью прессе на вопрос о лоббировании Кабановым А.Ю. назначения Жукова А.А. на должность руководителя Комитета ответил, что кандидатура была предложена Герасимчуком В.В., он любую кандидатуру проверяет с разных сторон. Даваемые Кабановым А.Ю. указания Жукову А.А. о выполнении последним его обязанностей по закону относительно непрепятствования последним хозяйственной деятельности Золотоусту Н.В. и Хрулеву В.П. к криминальным действиям отнести никак нельзя. Кабанов А.Ю. действовал в рамках закона.

В показаниях ряда свидетелей говорится о том, что Кабанов Ю.А. имел возможности способствования путем использования своего авторитета, служебных связей для принятия решений, связанных с карьерой Жукова А.А. Однако нет ни одного доказательства, что он воспользовался или хотя бы собирался воспользоваться этими возможностями. С учетом этих обстоятельств, можно сделать вывод о том, что осуждение Кабанова А.Ю. по п.«в» ч.5 ст.290, ч. 6 ст.290 УК РФ не соответствует юридическому смыслу этих норм.

Председатель Постоянной комиссии по научно-правовой экспертизе Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, к.ю.н., доцент, советник юстиции М.Ф. Полякова










10
11.jpg
12.jpg
13.jpg
14.jpg
15.jpg
16.jpg
17.jpg
18.jpg
Войти на сайт или авторизоваться через соц сети


Вернуться к списку новостей