Наверх

Ильюшкин, Матиенко, Коробов…

Новые версии и детали

31.07.2017
На первый взгляд, начавшееся уголовное преследование Виталия Ильюшкина очень хорошо ложится в общую информационную околовластную картинку, когда любого, кто становится заместителем Павла Конькова, рано или поздно берут под белы рученьки. Но это только на первый взгляд: когда разберёшься в фактуре и поговоришь со знающими людьми, в этой версии выплывают нестыковки.

Особенно когда поговоришь с людьми в погонах под пиджаками. А они говорят, что местных рыцарей плаща и кинжала проделки Виталия Владимировича интересовали давно, и перед тем как возбудить дело, за ним смотрели и «слушали» не день и не два. Но вот что интересно: хотя оперативной информации было немало уже в 2015 и в 2016 годах, окончательное «добро» на работу было получено лишь в феврале этого года, уже после того как Ильюшкин 24 января уволился с поста заместителя губернатора по внутренней политике. Хотя вменять ему будут, похоже, действия, совершенные именно период работы в правительстве.

Что же послужило катализатором, заставившим местных чекистов перейти из сонной фазы в активную? Прямого ответа на этот вопрос нет – есть только версии, построенные на слухах. По-прежнему говорят, что один из тех, кто мог инициировать преследование Ильюшкина, – хозяин «Барса» Юрий Токаев (чтобы отомстить таким образом за проблемы Сергея Кустова и за недополученные телекомпанией деньги). Согласно другой версии, на Виталия Владимировича имеет большой зуб один из депутатов Госдумы, который уверен, что Ильюшкин «развёл» его на немаленькие деньги во время предвыборной кампании. По ещё одной версии, разбирательство в отношении главного единороссовского специалиста по выборам инициировал центральный аппарат партии власти – когда стало ясно, что он пользовался партийными деньгами, как своими. Точнее – банально тырил их. Но партийная версия, на мой взгляд, самая неправдоподобная: в «Единой России» не любят выносить сор из избы. Правда же, видимо, как обычно, лежит в стороне от очевидных на первый взгляд умозаключений и что там было на самом деле, покажет время. А скорее всего, мы никогда ничего не узнаем.

Единственное, о чём сегодня можно говорить с уверенностью – Алексей Коробов точно не сдавал Ильюшкина правоохранителям. По информации из достоверных источников чекисты «писали» Алексея Александровича на протяжении всей его выборной кампании в рамках проводимых уже тогда оперативно-розыскных действий в отношении Ильюшкина. На записях Коробов общается с руководителем регионального исполкома «ЕР» Еленой Матиенко, которая периодически настаивала на том, чтобы он занёс ей в исполком денег на проведение всевозможных «волн» агитации, соцопросов и пикетов. А Коробов в свою очередь общался на денежные темы со своими партнёрами – депутатами Ивгордумы Сергеем Буравлёвым и Артуром Таракчаном. Которые, кстати, одновременно с Коробовым написали заявления в органы – о том, что передавали деньги на кампанию Коробова Матиенко (а не Ильюшкину, как принято считать сегодня). По всей видимости, они сделали это для того, чтобы не пойти по делу соучастниками-взяткодателями. Судя по тому, что после этого и Буравлёв, и Коробов написали заявления о сложении полномочий и о выходе из партии, они понимают, что политического будущего у них нет и решили не рубить хвост по частям. Можно как угодно относиться к этому демаршу, но мне кажется, что это очень мужской поступок, которого не смогли сделать многие их коллеги, оказавшиеся в похожей ситуации.

Елена Матиенко написала заявление в органы в тот же день, что и Коробов с Буравлёвым. О чём это заявление – неизвестно. Известно только, что для того чтобы получить его, следователям пришлось ехать за Урал, где сейчас трудится Елена Александровна. А у неё теперь выбор невелик: или взять всё на себя, или рассказать, по чьему указанию она «доила» кандидата.

Как бы то ни было, за Ильюшкина, похоже, взялись всерьёз. И хотя мои знакомые юристы и адвокаты инкриминируемого ему состава (пока) не усматривают, мы-то знаем, что в современной России бывает очень трудно возбудить уголовное дело даже по реальному факту,но уж если оно возбуждено, остановить его не представляется возможным – хоть за что-нибудь, да осудят.

Алексей Машкевич

P.S.: Правда, в деле Ильюшкина есть один маленький нюанс: чтобы его осудить, сначала надо найти и поймать.
Войти на сайт или авторизоваться через соц сети


Вернуться к списку новостей