Наверх

«Играть во Дворце игровых видов спорта будет некому»

Интервью с Евгением Снигиревым

17.05.2017
Константин Соцков
Фото: Варвара Гертье

Около года назад стало ясно, что баскетбольная «Энергия» точно утратит статус профессиональной, лишившись бюджетного финансирования. Клуб потерял профессиональную команду, но почти всю остальную структуру удалось сохранить. О том, насколько энергично дышит ивановский женский баскетбол сейчас и что его ждет в будущем, мы поговорили со спортивным директором «Энергии» Евгением Снигиревым.

1
- Евгений Григорьевич, как сезон отыграли? За чей счёт?
- Начнём с того, что профессиональная команда – это лишь верхушка айсберга, вершина пирамиды, в основании которой спортшкола и сотни ребят, занимающихся баскетболом. А в чемпионате России в соответствии с регламентом выступали сразу три команды: главная, молодёжная (до 20 лет) и юношеская (до 17 лет). Когда стало понятно, что мы потеряем профессиональный статус, начали уходить игроки и тренеры. Мы потеряли 19 талантливых девушек и шестерых наставников. Главный тренер Андрей Долопчи отправился в московское «Динамо» на должность помощника, а заканчивал сезон уже главным тренером и привёл команду к месту в четверке. Его супруга Лариса, работавшая у нас, перебралась в Самару, где успешно тренирует детишек. Мой сын Александр Снигирев, воспитанницы которого были в прошлом году финалистками первенства России, уехал работать в Крым. Вадим Иванов не уехал, но работает со студентами-мужчинами, для женского баскетбола это потеря. Евгений Вострецов успешно работает в Ярославле с мужской командой тренером по физподготовке. Он всегда внедрял у нас новые технологии. Компьютерная графика, диагностика, статистика – то, без чего не может быть профессионального спорта – это всё он. Девчонкам-игрокам предложили контракты клубы Премьер-лиги и Суперлиги. Уехали даже 5 воспитанниц спортшколы. Ксения Скороходова, например, перебралась в Санкт-Петербург, где стала серебряным призёром первенства страны по своему году.
Чтобы не потерять последних, мы заявились в первенство ЦФО. Это любительский баскетбол. По составу наша команда не лидер, но начали мы более-менее, выиграли две игры, потом Катя Кузнецова и Юля Леонтьева получили травмы, стало совсем тяжело, в итоге мы заняли последнее, пятое место. Закономерный итог, потому что кадров нет. Ситуация была такова, что мы даже последние домашние матчи проводили в гостях, где нам все расходы оплатили хозяева.

- Во сколько обошлось участие в первенстве ЦФО?
- Тысяч 700-800. Все наши соперники из Черноземья, и выезды не самые близкие. Это деньги, которые были потрачены на старшую команду. Поначалу мы ездили за счёт родителей или занимали, сейчас нам компенсируют эти расходы. В 2017 году спортшколе выделили три миллиона рублей, деньги только сейчас пришли в школу. Но они рассчитаны на весь 2017 год и на все команды СДЮШОР №4.
Профессиональная команда – это лишь верхушка айсберга, вершина пирамиды, в основании которой спортшкола и сотни ребят, занимающихся баскетболом. Когда стало понятно, что мы потеряем профессиональный статус, начали уходить игроки и тренеры. Мы потеряли 19 талантливых девушек и шестерых наставников
- А сколько нужно для участия в Суперлиге?
- Около 15 миллионов (это для двух команд: главной и юношеской), для участия только юношеской команды (ДЮБЛ) – 2,5-3 миллиона (когда клуб выступал в Премьер-лиге, бюджет был 44 миллиона на три команды, наименьший в лиге – К. С.) А что такое первенство ЦФО? Это всего лишь 20 игр, девчонки не могут развиваться. Вот и получается, что наши воспитанники уходят и приносят медали другим регионам. Дивиденды получают Москва и Питер. В баскетболе же нет параллельного зачёта, как в лёгкой атлетике или коньках, где у Сохряковой или Кукушкиной указываются два региона.
Та же Юля Леонтьева заканчивает вуз летом, может куда-то уехать, Катя Кузнецова, кандидат в сборную России, заканчивает школу и тоже наверняка уедет, если здесь не будет профессиональной команды. Обидно, когда спортсменка семь-восемь лет обучается в спортшколе, мы тратим деньги на её воспитание, на зарплату тренеров, а потом она раз – и приносит медали Ногинску. Глупо. Если бы разговор шёл о сотнях миллионов, которые нет возможности найти… Нас попрекают, что мы приглашали иностранцев, тратились на них, но за всю историю мы ни разу никого не купили – брали только свободных агентов и растили своих игроков.

- В ИГХТУ сильная студенческая команда, почему не берёте игроков оттуда?
- А есть смысл дёргать детей от тренера? Это надо делать костяк на базе той команды, добавлять к ним лучших из спортшколы. И зачем тамошнему тренеру этим заниматься? В химтехе всё более-менее стабильно. Команда успешно представляет вуз в российском студенческом баскетболе. А здесь, чтобы представлять регион, придётся искать деньги, занимать на поездки. В этом году мы уже это прошли, в итоге нет результата, только нервы – это против нашей политики. Я отношусь к бюджетным деньгам, выделяемым на спорт, так: тебе дали деньги – ты дай результат. 
Обидно, когда спортсменка семь-восемь лет обучается в спортшколе, мы тратим деньги на её воспитание, на зарплату тренеров, а потом она раз – и приносит медали Ногинску. Глупо. Если бы разговор шёл о сотнях миллионов, которые нет возможности найти…
- Нет ощущения ущемлённости по сравнению с «Текстильщиком», который месячный предсезонный сбор проводит в Турции?
- Я за то, чтобы у «Текстильщика» были все условия для игр. У них не такой уж и большой бюджет, а Турция… Уверен, что это оптимальное решение, а не шик, и сборы обошлись не дороже, скажем, сочинских. Руководители клуба это понимают. Мы сами до падения курса рубля летали на сборы в Литву, где проживание с питанием стоило 800 рублей в день. Например, в Крыму – полторы тысячи, в Сочи – 3 тысячи. И самолет в Литву стоил пять тысяч. Конечно, выгоднее там сборы провести.
Мы за «Текстильщик», мы дружим командами. Знаете, как было приятно, когда мы пришли всей командой на футбол поддержать игроков, диктор объявил об этом, и весь стадион встал нам аплодировать? Болельщик-то один и тот же. «Текстильщик» – мужчины, «Энергия» – женщины, «Текстильщик» – лето, «Энергия» – зима.
Но я категорически против того, чтобы в области была только одна профессиональная команда. Это неправильное решение со всех точек зрения: хоть со спортивной, хоть с экономической, хоть с социальной. Баскетбол признан базовым видам спорта, то есть спортшкола дополнительно получает из федерального бюджета 1,4 миллиона рублей в год. Почему его признали базовым? Потому что была «Энергия», играли детские команды, были кандидаты в сборную России, а сейчас «Энергии» нет, и к 2018 году мы можем лишиться и этого. То есть, по сути, мы возвращаем в область полтора миллиона. Кстати, из-за бюрократических проволочек мы получили эти деньги только в конце ноября. И как их осваивать? Другие регионы получают в начале года.

- О спонсорских средствах. Велик ли был процент внебюджетных средств в казне клуба, когда команда функционировала? Может она зарабатывать?
- Это даже не спонсорство, а меценатство, потому что никакой отдачи тот, кто вкладывается в спорт в России, не получает. Я общался с владельцем шведского «Лулео», когда играли в еврокубке. Он самый богатый человек в городе, город с населением в 80 тысяч. На клуб тратит пять миллионов евро в год, бюджетных денег в нём нет. При этом говорит, что все эти деньги так или иначе ему возвращаются. В виде государственных льгот, субсидий и пр. В городе он почётный гражданин, все его любят, уважают. Мечтает выиграть Евролигу, но с пятью миллионами это сложно, поэтому пока Кубок Европы.
А у нас? Посмотрите на Чемпионат России. Там все команды бюджетные, кроме УГМК из Екатеринбурга и курского «Динамо». И то УГМК – это «Уральская горно-металлургическая компания», которая финансирует ещё и хоккейный «Автомобилист», по сути, госкомпания. В Курске «Металлинвест». Это Алишер Усманов. Они в этом году Евролигу выиграли, дети разных возрастов – чемпионы России. Ксения Скороходова из Кинешмы в будущем сезоне будет с ними контракт подписывать. Понятно, что бизнесмены имеют какие-то привилегии, стали бы они просто так такие деньги выкидывать?
У нас было внебюджетных средств десять процентов максимум. Мы зарабатывали на атрибутике, билетах, но это капля в море – не больше трёх процентов от бюджета. К сожалению, в кризис нам не удалось сохранить гостиницу. В прошлом году банк «Акция» рухнул, наш кредит за гостиницу (оставалось платить пять лет, около 30 миллионов рублей) передали другим лицам, которые забрали у нас здание. Сейчас не знаю, что там будет, она стоит, три месяца пустует. Мы встречались с новыми хозяевами, но у них один ответ: давайте деньги. Проблема ещё и в том, что без должного количества соревнований под вопросом окажется существование баскетбольного спорткомплекса, который придется сдавать в аренду или вообще менять его профиль.
У нас было внебюджетных средств десять процентов максимум. Мы зарабатывали на атрибутике, билетах, но это капля в море – не больше трёх процентов от бюджета. К сожалению, в кризис нам не удалось сохранить гостиницу. Без должного количества соревнований под вопросом окажется существование баскетбольного спорткомплекса, который придется сдавать в аренду или вообще менять его профиль
- Что в сухом остатке? Куда планируете заявляться на следующий сезон?
- Всё будет зависеть от финансирования. Сейчас мы ждём конца полугодия, когда проходит корректировка бюджетов, тогда же станет известно, куда мы будем заявляться. У нас есть сильные команды – 2004-го, 2006-го годов рождения. Воспитанницы должны пополнить ряды старшей команды в ближайшее время, но на те деньги, что есть сейчас, мы не решимся заявляться в чемпионат России даже одной юношеской командой, сосредоточимся на детях.
Сейчас на все наши обращения один ответ: у бюджета нет возможностей содержать команду в профессиональной лиге. С кем ни поговоришь из депутатов – все сочувствуют, а как дойдет дело до принятия решения – отказ. Мы не раз обсуждали судьбу клуба и школы с руководителями областного департамента спорта, но выше не пробиться. А что департамент? Он же не вынет деньги из кармана, не положит перед нами. В нынешней ситуации департамент выступает эдаким буфером, чтобы сдерживать наше негодование. Ни к губернатору, ни к замам не пробиться. При Тихонове и Мене нам как-то помогали решать проблемы, работал попечительский совет, а сейчас – нет команды и нет совета, нет возможности привлекать спонсорские средства. Нас банально не хотят слушать. Уверен, что Антон Лопатин и Ольга Федосеева доносят наши обращения руководству города и области, но чтобы лично сесть за стол и поговорить – такого нет. С таким подходом, если дворец игровых видов спорта достроят, играть в нём будет некому.

 1
Войти на сайт или авторизоваться через соц сети


Вернуться к списку новостей