Наверх

Максим Шиганов: «Мы формируем облик города не меньше, чем архитекторы»

Про пыль, ямы и МУП САЖХ

20.04.2017
Анна Семенова
Фото: Варвара Гертье

МУП САЖХ – предприятие, деятельность которого привлекает внимание горожан в любое время года. Особенно с тех пор, как структурным подразделением этого предприятия стало СМП по уборке города, и в сферу ответственности САЖХ вошли практически все вопросы, связанные с благоустройством областного центра.
Претензий к качеству уборки дорог и тротуаров, вывоза мусора было и остается немало. О том, насколько эти претензии обоснованы и есть ли вероятность, что когда-нибудь горожане перестанут ворчать по этому поводу, мы поговорили с Максимом Шигановым, который возглавил МУП САЖХ в ноябре прошлого года.


- Максим Евгеньевич, претензии к уборке и ремонту дорог, наверное, всегда были и будут. На ваш взгляд, это связано с какими-то системными сбоями или все-таки можно наладить работу по содержанию улиц так, чтобы минимизировать дискомфорт для горожан?
- Думаю, мы должны учитывать целый ряд факторов, в том числе и то, что многие проблемы предприятия копились месяцами, и даже годами. За несколько недель их не решить. Одна из главных проблем – износ техники. Значительная часть спецтехники у нас отработала по 20-30 лет, поэтому очень много времени, сил и средств мы тратим на то, чтобы ее ремонтировать, больше, наверное, чем на уборку и ремонт дорог.

- Но ведь Ивгордума приняла решение об увеличении уставного капитала, и эти деньги можно направить на обновление техники…
- Да, в декабре нам было выделено 12 миллионов, они до нас дошли. Их мы использовали на закупку запчастей, агрегатов, расходных материалов. Но надо понимать, что для нашего предприятия это не очень значительная сумма. На эти деньги, например, можно приобрести две новые комбинированные дорожные машины (КДМ). И всё. Те же «Меркаторы» - комбинированные машины для уборки тротуаров, которые широко используются в Москве, - стоят по 10 миллионов рублей за штуку. Плюс очень недешевые запчасти и дорогое обслуживание. Если бы мы регулярно получали средства на закупку новой техники, можно было бы говорить о какой-то системности в работе.

- Правы ли те, кто говорит, что сегодня на предприятии сложилась очень непростая финансовая ситуация и есть вероятность банкротства?
- Я бы не стал сгущать краски. На мой взгляд, в принципе, ситуация более-менее стабильная. Конечно, мы работаем далеко не на «пятерку», и какие-то вопросы были упущены. Поверьте, мы делаем выводы, и многие прежние методы работы исправляем.
Когда я пришел работать на предприятие, действительно, у МУП САЖХ была большая кредиторская задолженность – порядка 80-90 млн рублей. На данный момент – 50 млн. Я считаю, это неплохой показатель, есть движение, согласитесь. Сейчас нам в первую очередь надо расплатиться с организацией, которая нам поставляла песко-соляную смесь. Долги перед ней копились более двух лет, мы проиграли суд и сейчас составили график погашения задолженности, осталось заплатить около 8 миллионов. Думаю, что к концу мая эту задолженность мы ликвидируем.
По моим расчетам, если мы продолжим работать теми же темпами, то к концу года выйдем на безубыточную работу. Есть, конечно, вопрос к тарифам на наши услуги – на мой взгляд, они существенно занижены. Я понимаю, что город экономит бюджетные деньги, но, с другой стороны, предприятие не имеет права работать себе в убыток. Особенно если учесть, что мы работаем абсолютно легально, платим все налоги, обеспечиваем нашим сотрудникам законные меры социальной поддержку и т.д. Сейчас мы ведем переговоры с администрацией города Иваново по этому вопросу, и я надеюсь, что, в конце концов, найдем решение, которое будет устраивать всех и позволит нам встать на ноги.

- В свое время говорили, что СМП отдает большую часть работ на субподряд, и именно из-за этого предприятие работает с убытками…
- Да, к объемам субподрядных работ у меня тоже есть вопросы. Так сложилось, что у предприятия к сегодняшнему дню несколько десятков субподрядных организаций. Я уверен, что значительную часть работ, которые они выполняют, мы вполне можем делать сами, давая возможность заработать нашим сотрудникам. Конечно, есть работы, на которые мы по-прежнему будем привлекать субподрядчиков – например, если необходима специализированная техника, которой у нас нет, или же если нужно в короткие сроки сделать большой объем работ. Но сейчас субподрядчики выполняют 60% объемов работ, а сотрудники САЖХ – лишь 40%. Я считаю, что это соотношение нужно изменить, оставив субподрядчикам порядка 20-30% объемов. И это дополнительные деньги, которые может заработать наше предприятие. Мы видим эти резервы и работаем над этим.


- А что раньше мешало выполнять эти работы самим? Не может быть, чтобы все упиралось только в технику?
- Да не может быть, а так и есть. На предприятии – в данном случае я говорю о бывшем СМП по уборке города – сложились «традиции», которые в сегодняшних условиях становятся тормозом в развитии. Например, есть водители, которые считают нормальным ездить только на «своей» машине. Сломалась она – «я не поеду на другой», буду сидеть на базе и получать оклад. Причем квалификация у него достаточна для того, чтобы работать и на КДМ, и на тракторе, и на чем угодно – у нас большинство водителей первого класса, отличные профессионалы. Просто в СМП так почему-то было принято. Я стараюсь изменить отношение сотрудников в работе, к своему предприятию, к тому, чем они занимаются. Это же не работа ради работы – мы формируем облик города, наверное, не меньше, чем архитекторы и строители.
Второй момент, который я поменял на предприятии, - это воссоздание службы слесарей. Ну не дело, когда водитель приезжает со смены и сам ложится под машину, если что-то надо отремонтировать. Нужно, чтобы этим занимались специалисты, это будет и быстрее, и качественнее.

- А откуда тогда появляются всякие гневные письма о том, что вы разваливаете предприятие? Хотя не секрет, что такие же письма были и про ваших предшественников…
- Знаете, а я не исключаю, что САЖХ и СМП кто-то намеренно подводил к банкротству, чтобы забрать потом у города тот объем заказов, которые мы выполняем. Что касается писем и обращений, то я знаю, что те преобразования, которые я сейчас провожу в МУП САЖХ, у ряда сотрудников вызывают недовольство. Дело, возможно, в том, что я все-таки пытаюсь заставить людей работать, а не получать зарплату за присутствие на рабочем месте. Вот смотрите: после объединения САЖХ и СМП сложилась удивительная ситуация: инженерно-технических работников (ИТР) стало чуть ли не больше, чем рабочих. Нигде такого нет, чтобы на одного рабочего было по несколько начальников – а у нас было. Естественно, я провожу сокращения, и это привело к появлению недовольных. Но кадровая оптимизация жизненно необходима, у нас, в конце концов, предприятие, а не богадельня.
Вот простой пример: машина стоит в ремонте с января по ноябрь. Спрашиваю: почему? А потому, видите ли, что не могли купить запчасть за 300 рублей. За 300 рублей! И водитель с января по ноябрь не работал, зато получал зарплату. Бардак и безответственность. В КАМАЗы могли запросто залить тракторное масло – в результате на трех машинах полетели двигатели. Спрашиваю: как так? «А какое было масло, такое и залили». Да что говорить, если на складе не было даже банки болтов, которые просто необходимы каждый день…
Сейчас на складе все закуплено, даже колеса, запаса которых, как говорят, там никогда не было. Хотя да, мы сидим в режиме жесткой экономии. Почему раньше-то нельзя так было сделать?
Еще один пример: у нас на предприятии есть автотранспорт, который привозит сотрудников на работу и увозит по домам. Причем люди, которые начинают работать с 4-5 часов утра, когда общественный транспорт еще не ходит, добираются до базы сами, на своем транспорте, а вот ИТРов к 8 часам утра на работу везли на транспорте предприятия. Хотя, если мыслить здраво, должно быть наоборот. А сколько у руководящих сотрудников было личных водителей – это даже представить невозможно. А ведь это все расходы предприятия. После всех сокращений и оптимизации, думаю, мы будем экономить порядка 10 миллионов рублей в год. Плюс я изменил систему начисления заработной платы таким образом, чтобы зарплата ИТР несколько снизилась, а у рабочих – выросла. Иначе мы никогда не добьемся качественного выполнения работ. Новые тарифы мы согласовываем с профсоюзами. Это же ясно - пока у рабочего будет зарплата в 15 тысяч рублей, он не будет стараться делать работу качественно. Скоро она подрастет по ряду рабочих профессий на 30%.
Насколько я знаю, в последние годы здесь на всех директоров писали жалобы. Сейчас у меня складывается впечатление, что это какая-то внешняя инициатива, к которой наши работники не имеют отношения. Понимаете, у меня нормальный личный контакт с сотрудниками, хотя вначале я допустил ошибку – встретился с трудовым коллективом не сразу после назначения, а лишь через пару недель. Я перед людьми извинился за это, и сейчас у нас есть взаимопонимание – по крайней мере, с теми, кто хочет не штаны просиживать, а работать и зарабатывать. И с профсоюзом, который действует на нашем предприятии, у меня нормальные, конструктивные отношения. Мы сейчас и от профсоюза и от трудового коллектива обратились в прокуратуру, к главе города, к губернатору с просьбой разобраться, кто против предприятия всю это кампанию ведет, эти письма пишет. Под этим обращением подписалось, как минимум, 200 человек, реально работающих на предприятии. Так что, надеюсь, с этой ситуацией мы разберемся, всё выправится.


- МУП САЖХ занималось вывозом и утилизацией бытовых отходов. Сохранится ли это направление деятельности после 1 июля, когда в Ивановской области начнет работать новая система по обращению с твердыми коммунальными отходами?
- Однозначно сохранится. На данный момент с представителями регоператора по обращению с ТКО уже есть договоренность о том, что вывозом мусора в областном центре сможем заниматься мы. Причины этого решения очевидны: у нас большой опыт, наши специалисты знают, где и в каких объемах образуются отходы, как подъехать к местам накопления ТБО, у нас разработаны маршруты мусоровозов. То есть, в принципе, регоператор уже понимает, что лучше нас эту работу сейчас никто не выполнит. Более того: сейчас объемы вывозимого мусора значительно возрастут за счет частного сектора. А частный сектор в Иванове обслуживали только мы. Здесь у нас тоже уже разработаны маршруты, наши водители знают, куда как лучше подъехать и т.д. И, по большом счету, остается только вопрос о согласованных тарифах, по которым мы будем работать на субподряде у регионального оператора.

- Главный вопрос, который волнует ивановцев: когда город будет приведен в порядок после зимы?
- Мы тоже живем в Иванове, и тоже видим, что происходит в городе. Поэтому считаем своей главной задачей приведение дорог и тротуаров в нормативное состояние. К сожалению, нас несколько тормозит погода: наиболее эффективные машины для уборки смёта с проезжей части – вакуумные пылесосы – могут работать только при плюсовых температурах, поскольку они используют воду для смачивания смёта. Убираться мы стараемся в вечернее и ночное время, чтобы не создавать помех движению транспорта. А у нас долгое время ночью держались отрицательные температуры, так что мы могли использовать только механические агрегаты.
Начали убирать смет вручную – горожане это наверняка видят. Этим занимаются и наши бригады, и субподрядчики. Конечно, быстро это сделать невозможно.

- А по поводу ямочного ремонта что скажете?
- Этим мы занимаемся постоянно, сами видите. Но пока стоит неустойчивая погода, ямы будут регулярно образовываться. Конечно, мы привлекаем к ямочному ремонту и субподрядчиков, но хочу обратить внимание горожан: качественно отремонтировать всю дорогу литым асфальтом невозможно. Мы можем только временно ликвидировать отдельные выбоины. Но чтобы провести нормальный ремонт, надо дождаться стабильного тепла и приступить к работе сухим асфальтом, ремонтировать дорогу площадями.
Отдельно хочу сказать по поводу качества ямочного ремонта. Я прекрасно понимаю все претензии типа «была яма – стал бугор», я сам езжу за рулем, все вижу и знаю. Но если четыре дня подряд идет дождь, и при этом нужно ликвидировать огромные ямы на дороге, мы физически не можем соблюсти технологию. И да, мы вынуждены ее где-то нарушать, потому что если мы срочно не заделаем яму, это может привести к ДТП, к выводу из строя автотранспорта. Если через неделю эта «пломба» вылетит – к тому времени погода наладится - и мы проведем ремонт как положено. Зато люди и машины будут целы. Это моя точка зрения, может быть, кто-то с ней не согласится. Но на погоду я, к сожалению, повлиять не могу.

- Горожане могут к вам обращаться с информацией о появлении ям?
- Лучше обращаться напрямую в управление благоустройства администрации г.Иваново. Дело в том, что мы - исполнители, которые заключили договор с администрацией. И работаем в рамках контракта по заявкам, которые нам дает управление благоустройства. Управление аккумулирует информацию от граждан, полученную по телефону или через твиттер-аккаунт, от ГИБДД, сотрудники управления, как и мы, сами объезжают улицы с осмотрами, а затем формируют для нас заявку на выполнение работ с указанием даты и места. И качество работ контролируют также сотрудники управления благоустройства, и оплату выполненных работ мы получаем строго в рамках этих заявок. И если мы делаем что-то по собственной инициативе, получается, что это мы делаем за счет предприятия. Конечно, если мы видим, что где-то надо откачать воду, где-то прочистить ливневку, где-то заделать яму, мы это делаем, но после согласования с управлением благоустройства.


- Контракт с САЖХ город заключает на год?
- Нет, это сезонные контракты, хотя не всегда получается уложиться в его рамки. У нас был контракт на осень 2016 – весну 2017 года. Но из-за ранней зимы все деньги по нему мы уже отработали к февралю. Теоретически до заключения нового контракта мы могли бы и не выполнять работы по содержанию и уборке дорог – но это только теоретически. Мы прекрасно понимаем, к чему такой формализм может привести. 

- А до тех пор, пока не будет заключен новый контракт, за счет чего живет предприятие?
- За счет собственных средств. Для подстраховки я сейчас согласовываю открытие кредитной линии на 20 млн рублей, чтобы мы могли спокойно работать до конца мая. 

- Вы являетесь депутатом городской думы. Не было у вас мысли инициировать разработку программы по развитию МУП «САЖХ», по той же закупке техники?
- Мы с коллегами по думе и с администрацией города сейчас думаем над этим вопросом. Предприятие без внимания не остается.

- Максим Евгеньевич, когда в Иванове прекратятся пылевые бури?
- Могу пока только сказать: мы стараемся убрать песко-соляную смесь с дорог побыстрее. Но окончательные сроки назвать не могу. Есть проблемы с тем, что остатки отвалов, которые сохранились на газонах, размываются дождями, и эта грязь опять попадает на дороги. А когда они подсыхают, пыль разносится ветром. За зиму на дороги было высыпано около 40 тысяч тонн смеси. Часть мы вывезли со снегом, но минимум процентов 30 песка осталось.
Можно было бы еще попенять на автомобилистов, которые паркуются на газонах, разносят грязь из дворов на колесах – но ведь люди не виноваты в том, что у них во дворе нет нормальной заасфальтированной парковки.

- Ну да, и бордюрного камня у нас много где нет…
- Так что даже летом, когда мы вывезем смет, в городе все равно будет пыль. К сожалению, пока это неизбежно. Но, повторю, мы усиленно работаем по вывозу смета и грязи. И к майским праздникам, уверен, ситуация кардинально изменится.

- Вы обижаетесь, когда публично критикуют работу МУП САЖХ? Или воспринимаете критику как неизбежность?
- Я лично внимательно отношусь к критике и считаю, что таким образом мы можем выявить наши слабые места. Но мне хотелось бы, чтобы нас критиковали, понимая те функции, которые мы выполняем, зная технологические процессы. Например, некоторое время назад возникло предложение: давайте откажемся от песко-соляной смеси, от нее одна грязь, давайте использовать реагенты, как в Москве. Давайте. Только при этом надо понимать, что химически едкий рассол (эти самые жидкие реагенты) надо где-то хранить – нужны специальные емкости. Это раз. Надо полностью заменить парк техники и закупить машины, разбрызгивающие реагенты, – это два. Стоимость реагентов выше, чем у песко-соляной смеси – это три. Для того чтобы реагенты не оставались на дороге, нужна хорошая система ливневой канализации, а ее в Иванове пока нет. Если же вся эта химия будет оставаться на поверхности, то вред для экологии и здоровья горожан будет несоизмеримо больше, и пресловутые пылевые бури будут уже с химическими реагентами. Это четыре. Ну и, конечно, надо учитывать, что химические реагенты гораздо агрессивнее, и горожане начнут жаловаться на то, что они разъедают обувь и днища машин.
Мы готовы выслушать и рассмотреть любые предложения по оптимизации нашей работы, по применению новых технологий и материалов, но очень хотелось бы, чтобы авторы этих предложений учитывали все стороны поднимаемых ими вопросов, а также наши реалии.
Войти на сайт или авторизоваться через соц сети


Вернуться к списку новостей