Наверх

Дело Сверчкова: Фирмы-однодневки и памятник бездомным животным

Юлия Рябченко & Сверчков-младший

11.04.2017
11 апреля в Ленинском районном суде города Иваново продолжилось судебное заседание по делу Вячеслава Сверчкова. На этот раз в суд явилась только одна свидетельница – сотрудница Саррафа Мамедова Юлия Рябченко. На нее, напомним, в счет долга Сверчкова Мамедову были переписаны фирмы-однодневки «Максимус» и «Авенир», на которые были оформлены земельные участки, раньше интересовавшие директора ООО «Доступные окна» Константина Кондакова. Юлия Рябченко явно боялась сказать лишнего в суде, и потому ответы ее были скупы и сухи. Так, адвокату Сверчкова Михаилу Власову еле удалось заставить свидетельницу ответить на вопрос, кто же поручил ей ликвидировать фирмы, купленные ею по номиналу – по 10 тысяч рублей каждая. Понятно, что если она подчинялась Мамедову и была единоличным учредителем этих двух «живопырок», никто, кроме него, не мог дать Рябченко такого поручения. Впрочем, вопросов к ней у участников процесса было немного, и вскоре она покинула зал заседаний.

Утром – окна, вечером – деньги
Настал черед прокурора Владимира Балабанова, который стал оглашать показания не явившихся свидетелей. Начал гособвинитель с сына Сверчкова – Александра. Он рассказывал на предварительном следствии, что хорошо знал Саррафа Мамедова – через отца: у них были дружеские отношения. Учредитель «Доступных окон», Сверчков-младший выполнял заказы на остекление объектов, которые строили принадлежащие Мамедову компании. Последним крупным заказом была установка окон в новом здании, расположенном на Шереметевском проспекте возле Соковского моста. Стоимость контракта была высока, и Мамедов не нашел всей суммы денег, чтобы расплатиться с сыном главы города. Затем, как рассказал Сверчков-младший, к нему обратился отец и сказал, что у него долговые обязательства перед Саррафом Мамедовым, и чтобы тот засчитал выполненную работу в счет долга. Сумма, о которой они говорили, была не менее 5 млн рублей. После этого Александр Сверчков сказал Мамедову, что тот ему ничего не должен. О том, что его отец «задолжал» депутату деньги за «умные» остановки, он узнал только после задержания Вячеслава Михайловича, сообщил он следователю.

Почем памятник бездомным животным?
Затем прокурор огласил показания свидетеля от защиты – ивановского скульптора Игоря Бычкова. Он рассказывал, что у него возникла идея создать памятник бездомным животным в виде копилки. Ее поддержала директор приюта «Майский день» Наталья Иванова, и они вместе направились к главе города Сверчкову, чтобы попросить помощи. Скульптор объяснил, что на создание арт-объекта ему требуются деньги, и Вячеслав Сверчков обещал помочь. В 2014 году он передал Бычкову от 300 до 500 тысяч рублей, рассказал свидетель. Деньги при этом, естественно, никак не оформлялись. Памятник в настоящее время готов, но почему-то так и не установлен, хотя предполагалась его установка на площади Революции.

«Не чувствовать себя одинокими»
В завершение заседания слово взял адвокат Сверчкова, который ходатайствовал о приобщении к делу новой порции благодарственных писем, адресованных его подзащитному. Он огласил их содержание: письма от благодарных матерей, заведующих детских садов, инвалидов, родителей, которые благодарили Сверчкова за организацию похорон своего ребенка.
В одном из писем, написанном девушкой-инвалидом детства, которой выделили средства на медицинскую кровать в рамках марафона «Ты нам нужен» в 2015 году, говорилось: «Только такие люди, как вы, заставляют не чувствовать себя одинокими».
Продолжение следует.

Елена Шакуто
Войти на сайт или авторизоваться через соц сети


Вернуться к списку новостей