Наверх

Андрей Кабанов: «Все средства были потрачены на легитимные выборы»

Допрос бывшего замгубернатора

15.03.2017
14 марта в Ленинском районном суде города Иваново допросили бывшего первого замгубернатора Ивановской области Андрея Кабанова в рамках процесса по «лесному делу». Мы приводим выступление Андрея Юрьевича с минимальными сокращениями.


Фото: Варвара Гертье (архив)

Андрей Кабанов, начав выступать с показаниями, не согласился с квалификацией своих действий в качестве обвиняемого и не признал свою вину. Начал он свой рассказ с неожиданного, как оказалось, назначения на высокую должность зампреда.

«Я скорее принадлежал к оппозиции «Единой России»
«Мое назначение на должность заместителя председателя правительства Ивановской области было для меня весьма неожиданным. С января 2011 г. я занимал должность уполномоченного по правам человека в Ивановской области. Эта работа полностью устраивала меня и приносила моральное удовлетворение, так как я помогал людям, чьи права нарушались чиновниками и органами охраны правопорядка. Срок моих полномочий заканчивался в январе 2016 года. Я не чувствовал своей готовности для работы в правительстве и никогда на нее не напрашивался. Чиновничья работа всегда была в тягость. Я этого никогда не скрывал, и, вообще, не был уверен, что после выборов останусь работать в правительстве Ивановской области, что было связано не только с состоянием моего здоровья, но и временным характером задач, поставленных передо мной на период, предшествовавший выборам 2014 года.
Я, прежде всего ученый, правозащитник, общественник. Я видел определенную проблему и в том, что по своим социально-экономическим и политическим взглядам скорее принадлежал к оппозиции правящей партии «Единая Россия». Этот процесс осложнился и тем, что с большинством членов правительства у меня сложились крайне сложные отношения по причине того, что в период работы Уполномоченным по правам человека мне нередко приходилось конфликтовать с ними и обращаться с жалобами на них в правоохранительные органы, прокуратуру и суд».
Кабанов отметил, что в его полномочия не входили вопросы формирования и реализации государственной политики в сфере управления и распоряжения лесами, контроль и координация работы комитета Ивановской области по лесному хозяйству, координация деятельности учреждений в сферах использования и охраны лесов, а также вопросы государственной гражданской службы региона. Затем он перешел к рассказу о нелегкой судьбе провинциального политтехнолога.
«Работать на назначенной должности было трудно и сложно, так как в течение 14 лет в области не было выборов губернатора, опыт перенимать было не у кого, никаких технологий разработано не было. Опыт работы в сфере внутренней политики у меня отсутствовал. Специфика состояла также в том, что после длительного перерыва, процессы подготовки и проведения выборов губернаторов находились на особом контроле на уровне администрации президента Российской Федерации. Это подтверждается показаниями и интервью свидетеля Можжухина, материалами электронной переписки, а именно, протоколами заседаний так называемого «штаба», материалами моих выступлений, документом программы пребывания в Ивановской области главного советника управления внутренней политики администрации президента Российской Федерации А.П. Кравца и иными материалами.
Причем речь идет не об организации выборной кампании кандидата Конькова – этим занималось ИРО «Единая Россия», а о задачах государственных – создании условий для проведения свободных, легитимных, демократических, конкурентных выборов с участием реальных кандидатов от оппозиции, а, следовательно, и активному участию избирателей в выборах. Бросить эту работу я также не мог, поскольку она вызывала у меня интерес, да и доверие руководства области возлагало дополнительную ответственность. Серьезность моей работы определялась также доступом к сведениям, составляющим государственную тайну, которые в определенной степени ограничивают объем даваемых мной показаний, и статусом лиц, с которыми приходилось контактировать в связи с занимаемой должностью».
Обвиняемый также отметил, что для него было «очень важно понимать социально-экономические и политические ожидания наших граждан, видеть угрозы общественной безопасности, возможных проявлений экстремизма, межнациональных и межконфессиональных противоречий, массовых акций протеста, социальных взрывов». Его работа должна была строиться на мониторингах социально-экономического и политического положения жителей области. Без социологических исследований «проведение легитимных выборов в современных условиях просто невозможно», отметил Андрей Кабанов.
«Причем, проведение подобных исследований в масштабах региона вещь очень затратная и трудоемкая», – сказал он. – Лишь в последнее время, в ряде регионов подобные исследования стали проводиться за счет бюджета, ранее такой практики не существовало. Более того, я понимал, что бюджет Ивановской области был с предельно допустимым дефицитом, свободных бюджетных средств не имелось и выделение нескольких миллионов рублей бюджетных средств на непонятные для простых граждан цели могло вызвать негативный общественный резонанс. Именно в силу этих обстоятельств я жаловался Жукову, с которым тесно познакомился, работая в должности Уполномоченного по правам человека, и обсуждал с ним эту проблему. Кроме того, я тратил на эти цели и свои личные средства».

Про Жукова
Бывшего председателя лесного комитета Александра Жукова Кабанов называет единомышленником и человеком, которому доверял, но подчеркивает, что тот ему не подчинялся напрямую.
«Я полагал, что он разделял мои идеи, взгляды и принципы. Кроме того, он всегда демонстрировал свое дружеское расположение ко мне», - сказал он, отметив, что не имел никакого отношения к карьере Жукова. Когда того назначили на должность председателя комитета по лесному хозяйству, Кабанов был в командировке за границей, связанной с его научной деятельностью. Он также отметил, что по той же причине не мог повлиять на трудовую биографию свидетелей по делу – Кочетова и Безверховой. Да и вообще, по словам бывшего зампреда, он ни разу не участвовал в заседаниях, посвященных теме лесного хозяйства.
Кабанов не отрицает, что разговаривал с Жуковым о выборах в 2014 году и упоминал об организационных и финансовых трудностях, связанных с этим, но утверждает, что никакого покровительства Жукову не оказывал.
«Я жаловался Жукову на отсутствие средств, которые так необходимы для обеспечения подготовки полноценных и законных выборов, не более того. При этом никаких требований или угроз с моей стороны не высказывалось, и высказываться не могло. Обвинение в этой части не просто абсурдно, оно не подтверждается даже самим Жуковым», – заявил Кабанов в суде.

Про деньги
«Жуков по своей инициативе в августе – начале сентября 2014 года действительно приносил денежные средства, точную сумму которых я не знаю. Я помню, что Жуков говорил о пяти миллионах рублей. Источник происхождения этих средств мне не известен. О противоправности их получения я не знал и не догадывался, был уверен, что это добровольные пожертвования или спонсорские средства. О том, что для их получения Жуков незаконно использовал свои полномочия, я узнал лишь в ходе расследования уголовного дела, по которому в настоящее время привлекаюсь к ответственности. Я никогда не просил ни от Жукова, ни от кого-либо еще, совершить какие-либо незаконные действия, что подтвердили практически все свидетели по уголовному делу, с которыми я когда-либо пересекался», – сказал Кабанов.
По словам обвиняемого, он не называл Жукову конкретных сумм помощи на выборы, но тот знал, сколько примерно стоят социологические исследования. Поэтому Жуков не мог не знать, что эти деньги предназначались не лично Кабанову, а на выборы губернатора 2014 года.
«Это подтвердили свидетели Черненков, Стафеичев, Скворцов, Ашуралиев, Золотоуст, Хрулев, Кочетов и сам Жуков. Сумма собранных средств мне известна со слов Жукова, поскольку в момент передачи средств я их не пересчитывал. Они хранились в комнате отдыха моего кабинета. Себе из них я ничего не присваивал. Все эти деньги были потрачены на оплату социологических исследований, направленных на выявление политической обстановки и предвыборного самочувствия населения в регионе. На них было потрачено восемь миллионов рублей, что подтверждается показаниями свидетелей и документально. На момент допроса в качестве свидетеля и подозреваемого, я не исключал, что все эти средства могли быть от Жукова. Но я в этом не уверен», – рассказал Кабанов на суде.

Легитимные и демократические выборы
По словам Кабанова, собранные с лесопользователей деньги использовались в связи с деятельностью неофициальной общественной структуры под названием «предвыборный штаб», деятельность которого ничем не была регламентирована и осуществлялась в свободное от основной работы время на добровольных и безвозмездных началах.
«Никогда и никому (это подтверждают материалы уголовного дела) я не сообщал, что данные денежные средства предназначены для финансирования избирательной компании какого-то конкретного кандидата», – подчеркнул Кабанов.
На что пошли 8 миллионов рублей? Кроме полномасштабных социологических исследований, Кабанов заказывал ежедневные и еженедельные мониторинги СМИ, налаживал отношения с региональными отделениями политических партий, платил за общественные мероприятия.
«Деньги Жуков мог принести только до выборов губернатора, то есть до 14 сентября 2014 года. После этого он мне ничего не передавал. Каких-либо разговоров на финансовые темы между нами больше не было. Более того, в декабре 2014 года – январе 2015 года имел место эпизод, когда Жуков принес в мой кабинет какие-то денежные средства, пояснив, что это подарок для меня на Новый год. Расценив это как взятку, я выгнал его из кабинета и прекратил данный разговор. На данный период времени выборы прошли и каких-либо оснований принимать денежные средства, тем более, как некое личное вознаграждение мне, я не имел», – рассказал обвиняемый. Он пояснил, что бурно отреагировал, потому что знал о возможных провокациях в свою сторону и о том, что в отношении его ведутся оперативно-розыскные мероприятия по другому делу, а также знал о возможной причастности Жукова к незаконным действиям в сфере лесопользования.
«Все переданные средства были потрачены на цели, связанные с проведением легитимных демократических выборов, но напрямую с исполнением мной служебных обязанностей связаны не были, – пояснил Кабанов. – Полагаю, что во многом результатом именно такой моей подготовительной работы стали выборы губернатора Ивановской области, которые прошли открыто, без «чернухи», при высокой явке избирателей (примерно в два раза выше, чем на выборах 2015 года). Не было допущено каких-либо массовых акций протеста, провокаций, социальных взрывов, проявлений экстремизма, межнациональных и межконфессиональных конфликтов».

Московские политтехнологи
Затем Андрей Кабанов рассказал суду, почему не обратился в какой-нибудь «Имидж-фактор», а выбрал для работы дорогих московских специалистов.
«Обращаться в крупные центры проведения подобных исследований у меня возможности не было, так как стоимость их исследований очень высока (выше, чем аналогичных исследований, проводимых физическими лицами), и они начинают работать только после предоплаты. Поэтому я искал известных и квалифицированных социологов, которые имели хорошую репутацию, опыт работы, сеть интервьюеров для работы в регионе, и могли начать работы без предоплаты.
Мой знакомый московский политолог и аналитик – Геннадий Владимирович Куклин, с которым мы поддерживали отношения с 2013 года, порекомендовал обратиться к известному российскому социологу и политтехнологу Барклянскому Юрию Абрамовичу, кандидату философских наук, руководителю московской организации «Территория РОСТа». Насколько мне было известно, у Барклянского была репутация одного из ведущих специалистов в этой сфере.
С учетом данной мной рекомендации и моего намерения провести соответствующие исследования на территории Ивановской области, Куклин сам провел с Барклянским предварительные переговоры об организации таких исследований. Это было примерно в начале февраля 2014 года. По договоренности с Куклиным, «команда» Барклянского провела первое исследование, результаты которого были мне переданы в конце февраля 2014 года. Полученный отчет подтвердил высокую квалификацию команды Барклянского. Отчет был мною использован при подготовке доклада и презентации, с которыми я в марте 2014 года выступал на совещании в полпредстве Президента РФ по Центральному федеральному округу».
Затем Кабанов рассказал, что в марте 2014 года при встрече в московском кафе частично оплатил работу Барклянскому. Заплатил 100 тысяч рублей, и это были его личные средства.
На этой же встрече Барклянский озвучил примерную стоимость комплекса социологических исследований: от 5 до 10 млн рублей. Больше они не встречались.
«Начиная с мая 2014 года было проведено четыре ежемесячных исследования, а также экспресс-замеры в начале сентября 2014 года, экзит-пол в день выборов, мониторинги СМИ, что и было предусмотрено техническим заданием. Стоимость работ была определена в 8 миллионов рублей, она была отражена в договоре, заключенном между мной и Барклянским», – сказал Кабанов.
Расплатился с социологами Кабанов уже после выборов, на которых победил Павел Коньков. 15-16 сентября 2014 года он передал 8 млн рублей Барклянскому через Геннадия Куклина, который принимал участие в проведении исследований. Деньги были переданы Куклину в кафе «Шекспир» в черном непрозрачном полиэтиленовом пакете с автомобильной эмблемой.
«Через некоторое время кто-то передал мне расписку Барклянского о получении восьми миллионов рублей по договору за исследования. В расписке кроме подписи Барклянского был проставлен оттиск печати организации «Территория РОСТа». Это было через несколько дней после передачи денег», – вспоминал обвиняемый.
В конце своего выступления Кабанов еще раз сказал, что у него не было умысла получать взятку, а еще назвал обвинение неконкретным и непонятным. Периоды якобы преступной деятельности размыты, что, по мнению обвиняемого, свидетельствует о надуманности обвинения.
«В обвинении не приведены сведения о том, у каких именно граждан или организаций возникло представление о несоблюдении порядка финансирования выборов при проведении избирательной кампании по выборам губернатора Ивановской области, и в чем именно заключается дискредитация правительства Ивановской области, подрыв авторитета губернатора», – сказал Кабанов.

Преступление и наказание
«Я горько сожалею о произошедшем, поскольку в результате всех указанных обстоятельств, возможно, моих безответственных действий, пострадали другие люди. Однако и я сам уже наказал себя за это, по членам моей семьи также был нанесен тяжелейший удар. Считаю, что состояние моих мамы и брата во многом обусловлено уголовным делом в отношении меня. Моя карьера государственного служащего закончилась, так толком и не начавшись, – заключил Андрей Кабанов. –Я потерял работу, длительное время вынужден подвергаться уголовному преследованию, в мой адрес поступало много негативной информации, в том числе, в СМИ, связанной с обстоятельствами дела и опубликованными материалами. Для меня это тяжело и больно.
На длительное время я был вынужден стать обузой для жены и семьи, не мог работать и зарабатывать, что привело к материальным трудностям, особенно в связи с большими расходами на лекарственные препараты для меня и моей мамы. Я виню в этом исключительно самого себя и считаю, что это мое наказание. Очень жаль, что за меня такое же наказание несут члены моей семьи. Однако я заявлял и заявляю, что никаких личных корыстных целей, задачи собственного обогащения, работая в правительстве Ивановской области, не ставил. Старался работать честно и бескорыстно, полностью отдавая себя служению обществу и государству. Что-то было сделано неправильно, необдуманно, но никаких криминальных мотивов и целей я при этом не имел. Ранее за всю свою жизнь я не привлекался не только к уголовной, но и к административной и дисциплинарной ответственности, имел только поощрения и награды. Поэтому с моральной стороны для меня все это уголовное дело стало очень тяжелым ударом».

Записала Елена Шакуто
Войти на сайт или авторизоваться через соц сети


  • "...Старался работать честно и бескорыстно...". Старался, пыхтел, но никак не получалось... Не держится нимб!

Вернуться к списку новостей