Наверх

«Каждый руководитель работает в тех условиях, которые ему определены»

Интервью с Павлом Коньковым

14.03.2017
Алексей Машкевич
Фото: Варвара Гертье

Конец прошлого и начало нынешнего года были богаты на разнообразные события, и большинство из них так или иначе были связаны с губернатором Павлом Коньковым. События абсолютно разные: и по масштабу, и по важности. Наверное, из-за того, что было их так много, и традиционное интервью губернатора нашему журналу отодвинулось на март. Но, надеюсь, стало от этого только интереснее  

IMG_6347.jpg
- Павел Алексеевич, в коридорах областного правительства чиновники только и говорят о том, что положительное решение по комбинату синтетического волокна – ваша путёвка на второй губернаторский срок. В то же время в начале февраля вас попытались зачислить в разряд «хромых уток». Как вы оцениваете свои сегодняшние позиции?
- Я бы аккуратно сказал: не ощущаю угроз. Мне сегодня трудно что-то сказать о происхождении этой публикации, на официальных уровнях такая же реакция. Действительно, на тот момент вопросы имели место, ведь основная часть того списка – это губернаторы, у которых в этом году истекает срок полномочий. Мои полномочия истекают в 2019 году, и я, повторю, на официальном уровне угроз не чувствую.

- Мне кажется, что весь ваш губернаторский срок ведётся целенаправленная PR-кампания по очернению вас и вашего окружения. Вы ощущаете её?
- В постоянном режиме – нет. А общаясь со своими коллегами-губернаторами, могу сказать: в той или иной форме мы это видим практически в каждом регионе. Цель подобных действий непонятна, потому что если уйти с должности губернатору ещё как-то можно поспособствовать, то назначение будущего главы региона в голове только у одного человека – у Владимира Владимировича Путина. И я не вижу сил, которые в Ивановской области на этот процесс могут реально повлиять.

- …с помощью PR-кампании?
- Тем более с помощью PR-кампании… Ещё раз говорю: можно как-то поспособствовать одному губернатору уйти, но совершенно невозможно гарантировать другому кандидату, что он будет следующим. Ну и нельзя забывать, что приближается главное политическое событие ближайших лет – выборы президента России. Думаю, именно их подготовка и успешное проведение будут поставлены перед главами регионов как основная государственная задача. Вполне допускаю, что именно по результатам кампании будут справедливо оцениваться и сами губернаторы, и их карьерные перспективы.
Вообще, достаточно трезво смотрю на ситуацию: в рамках одного губернаторского срока маловероятно достичь таких экономических успехов, чтобы они сразу сказались на регионе. Экономика – предмет консервативный. Но если руководитель не будет этими вопросами заниматься, он не будет перебрасывать мостки в будущее
- Постоянный антипиар вам, наверное, усложнит решение этой задачи?
- Алексей, снова повторю, что постоянного антипиара не наблюдаю. Что касается последнего выпада (пока я по-другому не могу его назвать), очевидных ответов нет, случаен он или кто-то пытается поддерживать интригу. В администрации президента, в полпредстве сегодня со мной идёт спокойный, нормальный деловой разговор как с действующим губернатором – никак иначе.

- Я слышал, что есть такой негласный маркер отношения президента к губернатору – поздравит или нет личным звонком с днём рождения. Вас Путин поздравлял с днём рождения?
- Поздравлял. Кстати, если мы уж на эту тему заговорили, Владимир Владимирович к нашей области в целом внимателен. К примеру, когда случилась чрезвычайная ситуация со взрывом газа на улице Минской, он мне лично звонил в 10 утра: я был непосредственно на месте трагедии. Спросил, как обстановка, предложил помощь; я доложил том, как организованы спасательные работы.

- Окружение, люди, которые давно и близко вас знают, называют вас технократом. Объясните мне, что значит «губернатор-технократ»?
- Надо спросить у тех, кто так называет. Не знаю. Наверное, это не совсем правильное определение, потому что губернатор не может не быть политиком: если говорить о требованиях федерального центра к губернатору, то они обозначены и со стороны правительства России, и поступают из политического блока. Вопросы взаимодействия с гражданским обществом, стабильная ситуация в регионе при этом – это первое требование. Вопросы, поступающие из правительства и отдельных министерств, – это, наверное, второе. Другое дело, что можно ко всему прагматически подходить. В моём представлении губернатор и политической работой, и, как вы говорите, технократической занимается одинаково активно. Именно политический блок обеспечивает стабильную ситуацию в регионе для социально-экономического развития. Ведь если идти по линии постоянных противостояний, очень трудно будет реализовывать то, что сегодня определяет будущее Ивановской области.
Вообще, достаточно трезво смотрю на ситуацию: в рамках одного губернаторского срока маловероятно достичь таких экономических успехов, чтобы они сразу сказались на регионе. Экономика – предмет консервативный. Поэтому, наверное, серьёзно говорить, что это результат работы того или иного губернатора, невозможно. Но если руководитель не будет этими вопросами заниматься, он не будет перебрасывать мостки в будущее.

IMG_6170.jpg
- С другой стороны, есть ведь и какие-то мосты от предыдущего губернатора?
- Конечно.

- В частности, вы сейчас расхлёбываете те проблемы с переселением из ветхого жилья, которые были созданы задолго до вас…
- В своей практике слово «расхлёбывать» не употребляю. И никого из предшественников не собираюсь оценивать, потому что их действия можно анализировать только в рамках конкретной ситуации. Как ивановец (не как губернатор) я Михаилу Меню благодарен, он много хорошего привнёс в нашу работу, в жизнь Ивановской области. Привнёс того, чего губернии до него явно не хватало. И по ряду вопросов мы сейчас движемся по тем направлениям, которые были заданы при нём. Во всяком случае, многие сегодня приезжают в Иваново и хвалят наш областной центр. Ведь это же при Мене серьёзные перемены произошли. Сегодня эти достижения надо поддерживать и развивать.

- Я и не ждал, что вы будете Михаила Меня ругать. Говорят, вы принципиально не уволите своего подчинённого в тот момент, когда СМИ или общественность этого активно требует – как с Олегом Пташкиным или с Виталием Ильюшкиным. Это соответствует действительности?
- Нет. Никак не соотношу кадровые вопросы с выступлениями СМИ или с какими-то другими информационными атаками. Любые кадровые изменения должны созревать, и критика СМИ – это одна из составляющих этого процесса. Другое дело, что опыт научил меня не торопиться с кадровыми решениями. Надо понимать, будет ли человек, которого ты назначишь на место, лучше или хуже справляться с задачами. Учитывая, что мне приходится делать назначения на высокие посты и, как правило, это люди, которые не имели опыта работы на данной должности, это всегда риск.
Поэтому в кадровых решениях не спешу. А к тому, что моего подчиненного атакуют средства массовой информации, отношусь достаточно спокойно: анализирую ситуацию, степень его вины в этой атаке. Хотя в кадровых решениях политическая сторона дела порой может играть существенную роль.
Никак не соотношу кадровые вопросы с выступлениями СМИ или с какими-то другими информационными атаками. Любые кадровые изменения должны созревать, и критика СМИ – это одна из составляющих этого процесса. Другое дело, что опыт научил меня не торопиться с кадровыми решениями
- Я назвал фамилии «Пташкин» и «Ильюшкин», потому что у ивановского бомонда было чёткое ощущение, что к моменту их отставки ситуация уже перезрела, сок уже брызгал из ситуации...
- Учитывая, что должности этих коллег именуются «заместитель председателя правительства», а не главный редактор какого-то издания, то, наверное, мне как председателю правительства было всё-таки виднее, брызжет ли сок. Если говорить об Ильюшкине – я считаю его одним из грамотнейших политологов с колоссальным опытом. Не буду здесь и сейчас давать нравственных или ещё каких-то оценок, но до последнего дня работы в правительстве Ильюшкин был полезен. И решение об увольнении из правительства принял он сам – я его не подталкивал. Он сам оценил обстановку и принял для себя решение уйти. Я, оценивая обстановку, с ним согласился. Это было наше общее решение.

- Но ведь заместитель по внутренней политике – это та должность, на существовании которой настаивает администрация президента. Кого вы сейчас на неё присматриваете?
- Решение пока не принято. Не думаю, что мы останемся без заместителя по внутренней политике. Другое дело, что зам по внутренней политике – это должность особая с точки зрения вопросов доверия и исключительной политической порядочности. Зам по внутренней политике – это единственный из заместителей, контролировать которого в большом объёме губернатору совершенно нерационально. Это всё равно что делать за него его работу. Поэтому здесь стоит вопрос доверия с одной стороны, а с другой – политическая ориентация, умение работать с различными политическими силами, со средствами массовой информации.

- Ходят слухи, что политологическое сообщество периодически предлагает вам какого-то варяга на эту должность.
- Не было такого.

- Не было?
- Ни разу.

IMG_6359.jpg
- Команда правительства за последние два года сильно изменилась: многие из тех, с кем вы пришли во власть, правительство уже покинули. Вам лично сильно навредили истории с арестами Андрея Кабанова и Дмитрия Куликова?
- Вы знаете, они как раны, в общем-то, зарубцевались. Имею в виду политическое пространство. По-человечески я, конечно, обо всём этом искренне сожалею. Оценок давать не буду, хотя, безусловно, личная позиция есть. Но учитывая, что я высшее должностное лицо, что идут следственные действия, считаю не вправе сегодня эти оценки давать. А так, конечно, мне не хватает верных помощников, которые активно на меня работают. Наверное, как и любому руководителю.

- Вы не хотите давать оценок, но тогда скажите, верна ли моя оценка. Кабанов написал заявление практически сразу, а табличка Куликова, хоть он и отстранён следствием от должности, висит на двери его кабинета. Это можно считать вашим личным индикатором в вопросе виновности?
- Наверное, нет, потому что, когда сложилась ситуация с Кабановым, было необходимо общее политическое решение, и Андрей, человек очень ответственный, это понял. А табличка Куликова до сих пор висит потому, что Дмитрий Анатольевич продолжает оставаться первым заместителем председателя правительства, хотя бы формально.

- Как вы думаете, после всех этих задержаний и посадок чиновников, которые случились в последние годы, остаётся ли чиновничья работа такой же престижной, как, скажем, пять лет назад.
- Пройдёт ещё года три-четыре, и с вашей, уважаемые представители СМИ, помощью, мы кадры будем с большим трудом находить. При этом дело не только и не столько в задержаниях: сегодня очень жёсткие ограничения, связанные с госслужбой, декларационные требования. Не скрою, за период своего губернаторства с тремя кандидатами разговаривал о возможности прихода на работу из бизнеса. Но после того как каждый из них проанализировал ситуацию, они ко мне приходили и говорили: к сожалению, мы вынуждены отказаться.
Сегодня очень жёсткие ограничения, связанные с госслужбой, декларационные требования. И мы обречены на то, что только выросшие внутри системы чиновники смогут занимать руководящие посты, потому что они в рамках государственной службы безболезненно переходят с должности на должность. Для меня это тревожно
- Я слышал об этом.
- Это опасное явление: прекрасно помню ситуацию, когда в СССР шла постоянная ротация партийных и хозяйственных руководителей. Директор завода становился секретарём обкома, заведующий отделом обкома направлялся на завод. Сегодня же мы обречены на то, что только выросшие внутри системы чиновники смогут занимать руководящие посты, потому что они в рамках государственной службы безболезненно переходят с должности на должность. Для меня это тревожно. Но, с другой стороны, каждый руководитель работает в тех условиях, которые ему определены.

- Как бы вы с высоты сегодняшнего дня прокомментировали то, что произошло в августе прошедшего года с директором «Барса» Сергеем Кустовым в исполкоме «Единой России»?
- Так же, как и по Кабанову, и Куликову: я должностное лицо, идут следственные действия, оценок давать не буду.

- Многие эксперты считают, что главную скрипку в управлении в стране и в регионах всё чаще играют не руководители исполнительной и законодательной власти, а руководители силовых ведомств. Как вы это прокомментируете?
- По инициативе президента в стране серьёзным образом активизирована борьба с коррупцией, контроль над целевым расходованием денег бюджета, и это предопределило роль силовых структур. Есть ещё один принципиальный момент: эта работа ведётся без оглядки на занимаемые должности. Возможно, губернатор или любой другой руководитель высокого уровня когда-то мог себя чувствовать неприкосновенным, если он выполнял определённые политические требования – сегодня это не так. Поэтому роль правоохранительных органов, на мой взгляд, возрастает. И я сегодня, безусловно, работаю в тесном контакте со всеми правоохранительными структурами. Даже самую неприятную оперативную информацию получаю первым из гражданских лиц в регионе.

IMG_6166.jpg
- Нет ли у вас опасения, что в какой-то момент силовики перестанут видеть границы и начнут диктовать свои условия?
- Я доверяю президенту.

- До последнего времени областному центру как-то не везло с руководителями. Сначала велась затяжная война с Кузьмичёвым, потом неудачи с Куликовым, затем пришёл Алексей Хохлов, которого пришлось увольнять путём избрания в Госдуму.
- Это ваша оценка.

- Это моя оценка. Как вы думаете, новому главе, Владимиру Шарыпову, удастся переломить негативную тенденцию в управлении городом?
- Во-первых, не было никакой затяжной войны с Кузьмичёвым. Было принято решение о замене Кузьмичёва – он был заменен. Дмитрий Анатольевич Куликов в силу его личных обстоятельств тогда не сумел принять управление городом. Что касается Хохлова, никаких объективных оценок – удачно он управлял городом или неудачно – не было. В основном все оценки эмоциональные, ведь чтобы, например, определить, хорошо или плохо убирается город от снега, надо посмотреть толщину снежного покрова, сколько техники работает, сколько времени она работает…

- Не соглашусь. Я каждый день встаю в 5:15 и иду гулять с собакой. И в прошлом году я переходил нечищеный проспект Ленина, а сегодня он вычищен идеально.
- Я ещё раз говорю: это всё равно субъективное мнение. Алексей Алексеевич на самом деле неплохой руководитель; другое дело, что основная часть его управленческой карьеры была всё-таки хозяйственная, и ему, наверное, требовалось больше времени для адаптации.
Что касается Владимира Николаевича Шарыпова, то я уделяю много внимания его работе: до этого он никогда не работал главой города и каких-то гарантий дать нельзя. Очень надеюсь, что он будет хорошим руководителем.

- Почему, когда шла подготовка к конкурсу на пост главы, вы так долго держали паузу: не высказывали своего мнения и практически устроили выборную кампанию между Чебыкиным, Фоминым и Шарыповым?
- Выборную кампанию, господа, устроили вы.
Зам по внутренней политике – это единственный из заместителей, контролировать которого в большом объёме губернатору совершенно нерационально. Это всё равно, что делать за него его работу. Поэтому здесь стоит вопрос доверия с одной стороны, а с другой – политическая ориентация, умение работать с различными политическими силами, со средствами массовой информации
- С вашей подачи.
- Нет.

- Да. Мы, глядя на ваше молчание, устроили выборную кампанию.
- Когда я принял решение по Хохлову, мне высказывали: вот, единолично принял решение, продавил через депутатов и даже не позволил нам подумать. Ведь мнения по этому поводу могут быть разные.

- Получается, и в шапке дурак, и без шапки дурак?
- Примерно так.

- В продолжение этой темы: после того как Александр Фомин безоглядно пошёл против системы, у него есть будущее в областной политике?
- Александр Фомин против системы не пошёл.

- Перефразирую. После того как он решил принять участие в конкурсе и сделал…
- Нет, ещё раз говорю: Александр Германович против системы не пошёл. Он сегодня председатель комитета, депутат областной думы, член президиума политсовета партии «Единая Россия»… Не очень понимаю в связи с этими фактами вопрос. Будет ли он губернатором? Это вопрос не ко мне.

1
- Мне казалось (и это опять моё оценочное суждение), что в начале губернаторского срока у вас складывались достаточно прохладные отношения со спикером областного парламента Виктором Смирновым. Потом было видно, как эти отношения меняются, и в итоге он стал лидером местного отделения «Единой России»…
- Удел любого политика – отношения выстраивать. До того момента, как я стал исполнять обязанности губернатора, у меня были отношения с Виктором Владимировичем как первого заместителя областного правительства с вице-губернатором. Это немножко другая политика в отношениях. Ещё аспект: на определённом этапе партия «Единая Россия» посчитала неправильным, чтобы главы коллегиальных органов замещали и должности секретарей политсовета. Сегодня жёсткость этой парадигмы сменилась. И, на мой взгляд, справедливо…

- Потому что нет одинаковых случаев?
- Дело даже не в этом. Что плохого, если секретарь политсовета возглавляет партию, ведь эта партия побеждает на выборах и занимает командные посты в законодательном собрании? Почему не он должен возглавить думу?

- Риторический вопрос.
- Поэтому, когда пошла перевыборная кампания, мы провели консультации в Москве, в партийных органах и приняли решение. Считаю, в этой ситуации избрание Смирнова закономерно. Более того, Виктор Владимирович за это время зарекомендовал себя как сильный руководитель законодательного органа. У меня как у губернатора к организации работы областной думы сегодня вопросов нет: она работает спокойно, чётко, без внутренних скандалов. Там идёт разумное и аргументированное обсуждение вопросов, принимаются решения. Принимаются быстро, своевременно и обоснованно.
Ситуация с бюджетом сегодня непростая, и почему вы считаете, что только областной бюджет должен крутиться и вертеться в этих обстоятельствах? Ведь у нас социальные обязательства, которые мы должны исполнять, общие перед гражданами. Поэтому мы действуем в пределах своих возможностей: немножко загрузили бюджеты муниципалитетов
- Он системный человек, юрист, он выстроил работу законодательного органа как часы, но ведь партия – это другое. Это люди, контакты, коммуникации. Это, в конце концов, те самые президентские выборы, с которых мы начали.
- На самом деле в работе председателя областной думы и политсовета есть много общего. Возьмите партийный актив муниципалитета – это в большинстве своём депутаты местных органов, с которыми областная дума должна взаимодействовать. Поэтому с точки зрения персоналий эти множества серьёзным образом пересекаются. Это та же самая организационная работа. Выборы – то же самое. В восемнадцатом году грядут выборы в областную думу, и с этой точки зрения избрание Смирнова руководителем политсовета является своевременным.

- То есть это было осознанное решение, а не то, что кончились люди на скамейке запасных?
- Нет, это продуманное, взвешенное решение.

- Сайт «Слухи и факты» недавно опубликовал информацию о том, как областное правительство перекладывает на бюджет областного центра свои финансовые обязательства – оказалось, что как раз в размере дефицита городского бюджета. В неофициальных разговорах со мной многие главы говорят, что у них происходит то же самое. Зачем областное правительство рушит муниципальные бюджеты?
- Мы не рушим местные бюджеты. Готов отдельно на эту тему поговорить.

- Я тогда попрошу заняться этой темой Анну Семёнову, она в этом вопросе намного больший специалист.
- На что хотел бы обратить внимание? Пусть сайт «Слухи и факты» проанализирует состояние бюджетов муниципалитетов в других регионах. Когда Светлана Орлова только пришла во Владимирскую область, муниципалитеты были закредитованы более чем на 3 миллиарда рублей, в то время как у региона долгов не было.

2
- Тот же вид, только в профиль?
- Ситуация с бюджетом сегодня непростая, и почему вы считаете, что только областной бюджет должен крутиться и вертеться в этих обстоятельствах? Ведь у нас социальные обязательства, которые мы должны исполнять, общие перед гражданами. Поэтому мы действуем в пределах своих возможностей: немножко загрузили бюджеты муниципалитетов. Но мы при этом чётко понимаем, когда ситуация становится критической. Если Приволжский район не сумел вернуть бюджетный кредит региону, мы же не предприняли штрафных мер. Мы же никого не бросаем, когда возникает реальная проблема сбалансированности бюджета или выполнения муниципальных обязательств. Поэтому не вижу здесь крамолы.
Дополнительный аспект: мы обязаны все дотации на выравнивание бюджетной обеспеченности предоставлять по расчётной методике, а она имеет определённые издержки и не учитывает многих факторов. Нам приходится компенсировать эту ситуацию. Сегодня стали более активно в муниципалитетах работать: на каждом выездном совещании заслушиваются отчёты Любови Яковлевой (директор департамента финансов) о состоянии бюджетов муниципалитетов. Мы внимательно смотрим, где бюджет работает напряжённо, а в каких случаях у него есть резервы. И надо понимать глав муниципалитетов – они всегда будут говорить, что денег не хватает…

- Жалуются...
- И я тоже порой киваю на федеральный центр, что можно бы и побольше средств. У вас же вон сколько!

- Тем не менее в этом году вам удалось заменить часть коммерческих кредитов бюджетными и снизить долговую нагрузку. Это был разовый проект или эта работа будет продолжаться?
- Мы сейчас делаем ещё одну заявку на бюджетный кредит, ведь у области всё равно остаётся много коммерческих кредитов. Пожалуй, более сложной была работа по увеличению дотаций на выравнивание бюджетной обеспеченности. Она принесла больший эффект нашему бюджету. Здесь я благодарен правительству Российской Федерации: на федеральном уровне в прошлом году впервые провели системную оценку выполнения расходных обязательств бюджетами регионов. В соответствии с этим анализом и вместе с нашей работой с Минфином бюджет Ивановской области получил серьёзную прибавку – те самые 3 миллиарда, которые у нас в своё время забрали. Напомню, что мы с 2015 года начали получать дотацию на 2 миллиарда меньше. Плюс в полном объёме вступил в действие закон по ФОМС, и облбюджет в фонд стал платить на миллиард больше. То есть фактически бюджет области тогда потерял 3 миллиарда рублей. В прошлом году мы 2,7 миллиарда получили, фактически вернулись к старым показателям. Конечно, это не позволило серьёзно увеличить расходы бюджета, но нам существенным образом удалось улучшить сбалансированность нашего бюджета: при тех же расходах мы составили бездефицитный бюджет, остановили рост долговой нагрузки. До этого каждый год бюджет принимался с дефицитом, и мы обязаны были брать новые займы для того, чтобы этот дефицит профинансировать. А вот сейчас остановили. Вместе с полученным кредитом это существенным образом облегчило обслуживание долгов. Естественно, мы эти деньги сможем потратить на развитие региона.
Виктор Владимирович за это время зарекомендовал себя как сильный руководитель законодательного органа. У меня как у губернатора к организации работы областной думы сегодня вопросов нет: она работает спокойно, чётко, без внутренних скандалов
- На ваш взгляд, экономическая ситуация в области достигла дна?
- Безусловно. Мы потихоньку начали двигаться вверх.

- Это реальная ситуация или надежды на те инвестиции, которые пойдут в комбинат синтетического волокна?
- Надежды на инвестиции в комбинат пока не сказались на экономике области.

- У меня есть ощущение, что и жители, и предприниматели как-то вздохнули, ситуация начала выправляться.
- У меня такое же ощущение, и объективные данные свидетельствуют об этом. Мы дали плюс в объёмах производства, прежде всего в текстильной промышленности. Если комбинат (очень на это надеюсь) начнёт строиться летом, то мы начнём собирать экономические плоды уже в конце текущего года. Там только строителей будет человек семьсот работать. Плюс привлечённая рабочая сила. На одном НДФЛ существенный плюс будет, и он скажется на нашем бюджете.

- Раз зашёл разговор о комбинате: не кажется ли вам несправедливой ситуация, когда все лавры от его запуска пожинает экономический блок областного правительства, а реального героя, Василия Евгеньевича Гущина, все как-то одномоментно забыли. Ведь именно он много лет тянул этот комбинат, этот проект – и структурно, и интеллектуально, и, что уж греха таить, финансово…
- В моём представлении строительство комбината – это истинный пример государственно-частного партнёрства. Здесь было очень важно участие всех сторон. Естественно, если бы правительство Ивановской области не обеспечивало политическое сопровождение, проекта бы не было. С другой стороны, если бы Василий Гущин не провёл глубочайшую подготовку с точки зрения проработки поставок, сбыта, оборудования, проектов…

IMG_6334.jpg
- И сам проект частный, как ни крути.
- Проект стал частным – это планировалось с самого начала. Дело не в этом. Моё кредо: государство плохой собственник и управленец. А насчёт лавров вообще рано говорить. Со своей стороны считаю, что Гущин много сделал для реализации проекта, поэтому, когда будем подводить итоги и раздавать награды, не думаю, что Василий Евгеньевич останется забытым.

- Как мы уже говорили, строительством комбината будет заниматься частный инвестор, и это ваша принципиальная позиция. А какое будущее ждёт индустриальный парк в Вичуге? Ведь вы сами же говорите, что государство плохой управленец, и мы понимаем, что без частной инициативы ничего не получится. Придёт туда инвестор?
- Думаю, что придёт. Сегодня, когда ВЭБ принял решение профинансировать проект комбината, уже появились и новые интересанты на участие в самом проекте, и потребители будущей продукции. Продуктовая линейка полиэфира велика, преимущества малого бизнеса очевидны, а мы стараемся сделать так, чтобы были задействованы все государственные механизмы в поддержку индустриальных парков.
Нам существенным образом удалось улучшить сбалансированность нашего бюджета: при тех же расходах мы составили бездефицитный бюджет, остановили рост долговой нагрузки. До этого каждый год бюджет принимался с дефицитом, и мы обязаны были брать новые займы для того, чтобы этот дефицит профинансировать. А вот сейчас остановили
- Как в Родниках?
- Не только, будут и дополнительные: по линии Фонда развития моногородов планируется финансирование, и оно будет работать на индустриальный парк, на инфраструктуру. Поэтому, в моем представлении, будущее там большое.

- Вопрос-то в другом. У комбината было два движка: частная инициатива в лице Гущина и политическая поддержка в лице правительства. Смогут ли чиновники в одиночку справиться с ситуацией?
- Там будет управляющая компания, как в Родниках.

- Частная?
- Конечно.
Войти на сайт или авторизоваться через соц сети


Вернуться к списку новостей