Наверх

«Волк и ягненок»: последнее слово Сергея Морозова

11.01.2017

Фото: Варвара Гертье (архив)

10 января в Ленинском районном суде города Иваново экс-зампред Ивгордумы Сергей Морозов, обвиняемый в коррупции, зачитал свое последнее слово. Судебное разбирательство длится уже 10 месяцев. Ему предшествовали 9 месяцев заточения в СИЗО, откуда Морозов присылал письма, своим пафосом не уступающие посланиям декабристов. Впрочем, подсудимый, человек глубоко верующий и начитанный (19 лет проработал преподавателем на юрфаке, как-никак), а еще бывший адвокат, и в последнем слове не растерял свою патетичность. Он цитировал Цицерона, отца Александра Флоренского, Фрэнсиса Бэкона и Дюма, а свое дело сравнил с одной из басен Крылова: «Все мое уголовное дело похоже на басню «Волк и ягненок»:
У сильного всегда бессильный виноват:
Тому в истории мы тьму примеров слышим.
И в конце басни диалог ягненка с волком завершается следующими словами. Ягненок: «Ах, чем я виноват?». Волк: «Молчи! Устал я слушать! Досуг мне разбирать вины твоей, щенок! Ты виноват лишь тем, что хочется мне кушать!», - сказал и в темный лес ягненка поволок». Эти строки отражают сегодняшние юридические реалии: кто сильнее, тот и прав. На самом деле, что может доказать ягненок голодному волку? Так же думает и сторона обвинения: что может доказать депутат местного уровня голодному до взяточников прокурорско-следственному зубастому волку? Он перемолотит своими мощными челюстями очередную жертву и даже не подавится».
Затем Морозов рассказал судье Павлу Курносову о своем тяжелом детстве: вырос в холодном Норильске, в простой семье, где было трое детей, всего добивался сам. Приехав в Иваново, с первого раза поступил на юрфак, после учебы остался там работать. Трижды избирался депутатом Ивгордумы («и избрался бы четвертый раз, если бы не эти обстоятельства»).

От патетики к доводам защиты
Сергей Морозов еще раз попытался донести до суда, что его уголовное дело на скорую руку сляпано следственными органами и прокуратурой, и для силовиков он являлся лишь наживкой, которая позволила бы поймать более крупную рыбу. И хотя бывший депутат отказался называть имена двух представителей власти, на которых его убеждали дать показания, эти два человека сейчас ждут суда. Речь, видимо, идет о бывшем главе города Иваново Вячеславе Сверчкове и первом заместителе губернатора Дмитрии Куликове, дело которого напоминает сплошное белое пятно.
Однако, вернемся к Морозову: он еще раз привел доводы защиты, которые кажутся ему и его адвокату Олегу Бибику вескими. Во-первых, бизнес-леди Светлана Морковкина была распознана Морозовым как провокатор, поэтому он отказался от общения с ней: уж слишком настойчиво женщина хотела передать сначала 15, а потом уже 12 млн рублей за протекцию Морозова в выделении нужных ей земельных участков. Во-вторых, его помощник Купчишин решил все обстряпать сам, потому что задолжал денег, а семью на что-то содержать надо. Поэтому Купчишин, которого по всем канонам жанра задерживали бойцы ОМОН, а он падал лицом в лужу, через 9 дней пребывания в карцере СИЗО-1 написал чистосердечное, где признавался, что выступал посредником в передаче взятки от Морковкиной Морозову. За этим признанием последовали еще два, по которым в деле бывшего депутата появились, соответственно, еще два эпизода. Купчишина выпустили под домашний арест и быстренько вынесли ему приговор – он отделался штрафом. А Морозов, в свою очередь, все 10 месяцев пытался доказать следствию, что он не получал никаких взяток от предпринимателя Гогохии и представителей строительной компании «Квартал» Липатова и Медведникова. Да и они в своих показаниях отмечали, что не собирались давать Морозову никаких взяток. Получается, что предмета преступления (взятки) нет, как нет и взяткодателей.
«Купчишина задержали, и в городской администрации и думе начались обыски. Они как будто накрыли сходку воров в законе. Все это подавалось в СМИ как проведение крупномасштабной операции силовыми структурами. Но здесь надо отдать должное сотрудникам ФСБ России по Ивановской области: они остались честны и с самого начала не участвовали в этой вакханалии».
Сергей Морозов насчитал по крайней мере 7 преступлений, совершенных в отношении него стороной обвинения. Это и психологическое воздействие, и пытки (а иначе перевозку в «стакане», где даже нельзя сесть, не назовешь), и нарушения условий содержания в СИЗО. Подсудимый юрист сравнил современные методы силовиков со сталинскими репрессиями и апеллировал к справедливости и гуманизму суда, прося судью Павла Курносова поставить себя на его место.
«Надежда – это последнее, что умирает в человеке, – процитировал он Александра Дюма напоследок. – Оправдав невиновного, вы не только восстановите справедливость в отношении меня, но и вернете надежду на справедливый суд другим заключенным. Ведь тюрьма – это сильнейшее землетрясение души. Кто-то находит в себе силы подняться, отряхнуться, а кто-то принимает эту катастрофу как неизбежность и опускает руки. Вы поможете им восстановить веру в справедливость и надежду на то, что в нашей стране осталось еще немало судей, у которых есть совесть. Как бы не измывались над законом карьеристы всех мастей, я хочу напомнить, что помимо земного суда есть еще суд высший, который не позволяет ломать человеческие жизни. Все мое естество разрывается в неистовом крике: «Я не виновен!». Моя душа – словно раскаленная магма вулкана кипит, клокочет от негодования от гнусного правового беспредела ивановских псевдоблюстителей закона. Я не могу навязать вам своего убеждения, но я уверен, что приговор ваш будет глубоко продуман и в высшей степени справедлив».

Елена Шакуто
Войти на сайт или авторизоваться через соц сети


  • <Без имени> 11.01.2017 16:53
    Не знаю, виноват  он или нет в данном конкретном случае. Но каждый единоросс виновен в становлении полицейской системы,  когда человека могут лишить свободы за неправильно сказанное слово,  перепост  безобидного материала, одиночный пикет, оскорбление каких-то особых чувств верующих. Как будто атеисты бесчувственные.  Шутливое выражение –«больше трех не собираться»  стало отражать действительность. Правозащитникам  впору требовать от властей постройки  специальных тюрем для политзаключенных, чтобы не калечить нормальных людей в зонах для урок. Вовремя нужно  взывать  к справедливости, а не когда коснулось тебя лично.  И не только взывать , но и противодействовать  ограничению прав и свобод личности, особенно избранным депутатам.  Если ваши убеждения вошли в противоречие с линией партии, но партия их не собирается учитывать,  – выйдите из нее достойно, а не делайте карьеру в рядах агрессивно-послушного большинства.

Вернуться к списку новостей