Наверх

Анна Семенова: Но вы держитесь там

07.01.2017
Казалось бы, что может быть проще, чем подведение итогов года, традиционное для конца декабря? Было трудно, но ничего, мы крепчаем, и это пройдет, нам бы ещё ночь простоять да день продержаться – эти мотивы актуальны, о какой бы сфере ни шла речь. Пожалуй, зря все снисходительно-скептически относятся к премьер-министру Дмитрию Медведеву: ведь именно он в этом году подарил нам историческую фразу, ставшую крылатой и уместную на любом новогоднем застолье.
Дмитрий Анатольевич, как оказалось, вообще фигура знаковая и крайне необходимая нам всем: над кем бы мы ещё так смеялись, зная, что по большому счёту ничего смешного не происходит? А теперь легко и непринужденно привычное раздражение от перекрытых улиц в Иванове снимается одной фразой: мол, наша уточка в свой домик полетела. А про то, как все там держатся, и про хорошее настроение, похоже, в ближайшие недели мы будем слышать со всех сторон. Потому что этот премьерский афоризм слишком точно описывает нынешнюю ситуацию хоть в стране, хоть в отдельно взятом регионе, хоть в конкретной компании и даже семье. И степень цинизма, заключенная в ней, настолько высока, что уже не воспринимается как цинизм, а вызывает здоровый смех, который, как известно, продлевает жизнь.
Вот с этой оптимистической ноты, пожалуй, и начнём подводить предварительные (потому что конкретика в виде цифр, как обычно, появится ближе к весне) итоги в сфере экономики. Вернее, на этот раз речь пойдёт не столько об итогах, сколько о чётко обозначившихся тенденциях, которые так или иначе определят нашу жизнь в следующем году.


Фото: Варвара Гертье

На грани
Одна из таких тенденций – это новые методы, которые налоговики стали использовать в работе с налогоплательщиками. То, о чём писал заместитель директора ЮБ «Константа» Евгений Саврасов в ноябрьском номере, – попытки любой ценой заставить налогоплательщика либо вообще отказаться от получения вычета по НДС, либо серьёзно снизить сумму, представленную к вычету, – становится серьёзной проблемой и вызывает ряд вопросов как к налоговой инспекции, так и к налогоплательщикам. Как оказалось, вызовы на комиссии с участием представителей правоохранительных органов, использование участковых уполномоченных для общения с руководителями юридических лиц – это далеко не полный арсенал, который пущен в ход для того, чтобы минимизировать расходы бюджета.
Да-да, не будем лукавить: перед фискальными органами, гласно или негласно, стоят две задачи. С одной стороны, взыскать налоги по максимуму (говорят, есть план по доначислению, причём у каждого конкретного налогового инспектора, но, понятное дело, никто никогда не подтвердит эту информацию), а с другой – свести к минимуму расходы бюджета, в первую очередь суммы к возмещению по НДС. Опять же, по слухам, налоговикам дали отмашку использовать при этом любые методы, лишь бы без шуму и пыли и лишь бы не слишком выходить за рамки законодательства. И в бизнес-среде уже пошли разговоры о том, как представители налоговой и полиции приходят домой к руководителям юрлиц поздними вечерами (после 10 часов вечера) и заставляют их, в том числе угрожая различными последствиями, подписывать документы об отказе от получения возмещения по НДС. Страшные истории о том, как «к одному директору налоговики с полицией проникли в дом, выбив окно», как «пришли к девушке, а она одна дома с маленьким ребёнком, довели её до истерики» и прочее в том же духе, если честно, очень похожи на правду. С одной лишь маленькой оговоркой: а как так получается, что директором компании, претендующей на сумму возврата, исчисляющуюся миллионами рублей, оказывается человек, даже не догадывающийся о том, что никакой полиции он не обязан открывать дверь, если у полиции нет на руках решения суда. Неприкосновенность жилища ещё никто не отменял, закон о полиции тоже.
Вызовы на комиссии с участием представителей правоохранительных органов, использование участковых уполномоченных для общения с руководителями юридических лиц – это далеко не полный арсенал, который пущен в ход для того, чтобы минимизировать расходы бюджета
И вот на этом месте надо всё-таки сказать неприятную для многих правду. БОльшая часть директоров, к которым приходят по ночам, – это номинальные директора фирм, через которые в том числе происходит обналичивание денег. Официально никто это не подтвердит, но неофициально у Ивановской области давно сложилась репутация всероссийской прачечной. Поговаривают даже, что по объёму обналиченных денег наш регион стоит на втором месте в России – после одной из республик Северного Кавказа. Да, в последние пару лет налоговые органы получили достаточно мощные инструменты для борьбы с фирмами-однодневками, через которые идет обнал, но масштабы бедствия таковы, что налоговики начинают потихоньку прибегать к неконвенционным приёмам. Домой-то действительно приходят к тем, кто плохо ориентируется в законодательстве, а среди документов, которые предлагают подписать (опять же, по слухам), есть заявление о том, что я, имярек, являюсь номинальным руководителем, а фактическое руководство компанией осуществляет такой-то такойтович.
Понятно, почему обналичка стала одной из основных отраслей «серой» зоны экономики Ивановской области: а чем здесь ещё деньги зарабатывать? Производства постепенно закрываются, поляна торговли плотно занята, кроме того, рентабельность официального бизнеса намного ниже. Куда ж бедному ивановцу податься?
Понятно, что вместе с однодневками под каток налоговой попадают и вполне реальные организации, которым просто не посчастливилось в отчётный период взаимодействовать с контрагентом, у которого был контрагент, который работал с подозрительным контрагентом. В этом случае обличительный пафос со стороны бизнеса вполне обоснован. Впрочем, те, кто занимается обналичиванием, уже оправились от первого шока и адекватно отреагировали на повышение рисков – повышением процента за эту востребованную услугу.
Понятно, что местные налоговики сейчас сами попали в двусмысленное положение: надо выполнять задачи, поставленные сверху, а имеющиеся инструменты и методы недостаточно действенны. Вот в ход и идут средства и подходы, которые, конечно, за рамки законодательства пока особо не выходят (а если даже предположить, что выходят, то только в тех случаях, когда точно знают: у «подопытного» рыльце в пушку, и он никуда не побежит жаловаться), но балансируют на тонкой грани.
Вот такая у нас получается загогулина. До какой степени может повыситься градус той гонки вооружений и прочей эскалации – посмотрим в следующем году.

Перепроизводство и уход
Отдельный разговор при подведении итогов года должен идти об отрасли, традиционно именуемой локомотивом экономики, – о строительстве. Строителям 2016 год принёс столько «сюрпризов», что впору проводить отдельное исследование. С одной стороны, государство наконец-то сообразило, что система СРО, введённая с 2010 года, работает очень криво и за прошедшие шесть лет не стала гарантией добросовестности подрядчиков. А значит, надо закрутить гайки – тем более что в этой системе в масштабах страны крутятся даже не миллионы, а миллиарды рублей. С другой стороны, резкое снижение покупательского спроса, ужесточение условий кредитования и падение доверия к долевому строительству привело к большим проблемам для застройщиков, специализирующихся на жилищном строительстве. С третьей стороны, государственные и муниципальные органы власти стали менее лояльны к мелким и крупным нарушениям, допускаемым застройщиками, особенно на фоне скандалов и уголовных дел, связанных с реализацией программы расселения аварийного жилья.
В итоге вот что мы имеем с гуся.
Изменения в Градостроительный кодекс, касающиеся саморегулирования в строительстве, на сегодняшний день привели к тому, что даже пресловутые «пустые» строительные фирмы (стол, стул, компьютер, директор и бухгалтер), которые в последние годы спокойно покупали допуск в коммерческих СРО, вынуждены искать персонал и трудоустраивать его, чтобы получить допуск на генподряд. В изменениях в законодательстве есть одна ловушка: тем, кто не претендует на роль генподрядчика, вроде бы и допуск с 1 июля 2017 года будет без надобности – всю ответственность за субчиков будет нести именно генподрядчик. Но если фирма собирается участвовать в конкурсах на размещение муниципального или государственного заказа, то допуск ей нужен по определению. Таким образом, даже небольшие компании, которые чинили крыши в школах и детских садах, будут вынуждены получать допуск на генподряд и нести соответствующие расходы. Есть и другой вариант: сменить регион регистрации и остаться в той СРО, в которой состоял раньше. Но здесь, во-первых, есть риск, что эта СРО потеряет свой статус (если большинство её членов были иногородними и теперь перейдут в СРО своего региона), во-вторых, не факт, что СРО по-прежнему будут формально подходить к проверкам. На сегодняшний день, кстати, нет никакой информации, сколько строительных организаций предпочтут сменить регистрацию – это станет ясно только в середине следующего года. И только к концу 2017 года выяснится, был ли прав зампред правительства Максим Громов, утверждая, что бюджет области ничего не потеряет, даже если юридический адрес сменят не пять, не десять, а, скажем, сотня строительных организаций – мол, всё равно налоговые платежи строителей близки к нулю, потому что они стараются не показывать прибыль.
Зато с уверенностью можно сказать, что роль единственной региональной СРО – Ивановского объединения строителей – серьёзно усилилась. И значение её руководителя, соответственно, тоже. Увеличатся, похоже, и суммы, накапливаемые в компенсационных фондах. Так что, скорее всего, в ближайшее время мы будем наблюдать борьбу за это место.
БОльшая часть директоров, к которым приходят по ночам, – это номинальные директора фирм, через которые в том числе происходит обналичивание денег. Официально никто это не подтвердит, но неофициально у Ивановской области давно сложилась репутация всероссийской прачечной. Поговаривают даже, что по объёму обналиченных денег наш регион стоит на втором месте в России – после одной из республик Северного Кавказа
Ещё один момент: о кризисе перепроизводства на рынке жилищного строительства уже заговорили сами строители. Игорь Грингауз, один из видных ивановских застройщиков, заявил на встрече главы г. Иваново Владимира Шарыпова с бизнес-сообществом буквально следующее: «У нас перепроизводство строительства многоквартирных домов. Власть – хочется нам того или нет – должна управлять этим процессом. Каким образом – к сожалению, не могу дать совет. Потому что я занимаюсь бизнесом. Власть должна придумать, каким образом регулировать этот процесс. В противном случае ситуация с СУ-155 будет самым лучшим вариантом из того, что может произойти. Потому что там мог вмешаться федеральный центр. Мелких застройщиков, которые в Иванове уже начали банкротиться и будут продолжать банкротиться, они спасать не будут».
О том, что новостройки плохо продаются, риелторы стали говорить ещё в прошлом году, особенно после митингов обманутых дольщиков Ивановской ДСК. За год ситуация изменилась только в худшую сторону. Более того: появление «местных» обманутых дольщиков (то есть тех, кто купил квартиры у небольших региональных компаний) заставило немногочисленных потенциальных покупателей квартир всё чаще делать выбор в пользу вторичного рынка. Усугубляет ситуацию то, что в последние годы многие небольшие строительные компании предпочитали работать по следующей схеме: создали юрлицо, получили в аренду земельный участок, построили дом, продали квартиры, параллельно накопили долгов (отдельные талантливые товарищи умудряются по этому показателю, например по долгам по арендной плате за землю, обогнать даже пресловутую Ивановскую ДСК), обанкротились – и вуаля! – не надо ни исполнять гарантийные обязательства перед покупателями квартир, ни долги платить. А в это время на другом краю города берёт в аренду участок под застройку компания с другим названием, но теми же учредителями – и цикл повторяется. Очень удобная схема, но кризис вносит в неё свои коррективы: становится всё меньше желающих отдать свои деньги за квартиры в новостройках. Так что банкротство может случиться ещё до ввода дома в эксплуатацию. И мы имеем шансы получить немало недостроев именно жилых домов на участках, когда-то полученных всеми правдами и неправдами вот такими мелкими конторами.
Можно ли что-то требовать в этих условиях от властей? Очевидно, что каких-то субсидий строители не дождутся – не та отрасль, да и проблемы с бюджетами таковы, что никакие камлания про высокую социальную значимость не приведут к желаемому результату. В лучшем случае власти могут изобрести какую-нибудь программу субсидирования процентных ставок по ипотечным кредитам. Но подобные программы в Иванове (не говоря уже про районы) работают через пень-колоду, и ежегодно в областной бюджет муниципалитет возвращает невостребованные по этим программам миллионы рублей.
Если фирма собирается участвовать в конкурсах на размещение муниципального или государственного заказа, то допуск ей нужен по определению. Таким образом, даже небольшие компании, которые чинили крыши в школах и детских садах, будут вынуждены получать допуск на генподряд и нести соответствующие расходы
Более того – изменения, внесённые в этом году в правила землепользования и застройки г. Иваново, а также принятие муниципальных нормативов градостроительного проектирования заметно усложнили жизнь застройщикам. Теперь надо очень постараться, чтобы воткнуть дом без придомовой территории достаточной площади, без детской площадки и парковки – а ведь этим в последние лет 15 грешили очень многие ивановские застройщики, включая крупные (по нашим меркам) и солидные компании.
Снизилась весомость ещё одного аргумента, с помощью которого застройщики обеспечивали себе лояльность властей: план по вводу жилья в эксплуатацию, который является одним из критериев эффективности работы в том числе губернатора региона, теперь можно легко скорректировать в течение года. Что, кстати, и было сделано в 2016-м: в начале года планировалось, что в регионе будет введено в эксплуатацию 275 тысяч кв. метров жилья, однако уже в сентябре стало понятно, что этого сделать не удастся. И тогда было принято решение снизить плановые показатели до 175 тысяч кв. метров.
В общем, дело пахнет если не керосином, то по крайней мере какой-то близкой к нему субстанцией. С другой стороны, а может, Иванову и не нужно столько мелких застройщиков? Может, действительно, кризис просто выметет с рынка тех, кто не слишком добросовестно ведёт себя на этом рынке? Другой вопрос, что если падение спроса продолжится такими же темпами и в следующем году, то в 2018-м властям придётся предпринимать какие-то реанимационные меры.

Близость к бюджету как условие выживания
Каждый раз, когда я пишу о том, что единственным плюс-минус стабильным источником финансирования в Ивановской области остаются бюджеты разных уровней, кажется, что вот он, предел, и дальше эту ситуацию развивать некуда. Ан нет: каждый раз оказывается, что есть куда. Конкретно сейчас это «есть куда» выражается в том, что деньги заканчиваются и в этом единственном источнике. Ну не то чтобы совсем заканчиваются, просто их становится меньше. Во всяком случае в этом нас уверяют все представители власти – начиная от губернатора и заканчивая любым клерком, с которым доводится поговорить на эту тему.
Справедливости ради надо отметить, что всякое санаторно-курортное лечение за бюджетный счёт, как и в прошлом году, подприкрыли, и индексации зарплат чиновники (во всяком случае областные) в этом году не дождутся. Зато посещение выставок и форумов у нас по-прежнему планируется за бюджетный счёт, да и покупка новых машин для районных администраций по-прежнему не считается чем-то зазорным.
Ресурсоснабжающие предприятия уже стали жаловаться на то, что бюджетные организации накопили значительную задолженность за поставленные свет, тепло и прочие коммунальные радости
Очевидно, что конкуренция за бюджетные деньги будет всё больше обостряться, особенно в сфере дорожного строительства (2 миллиарда – это вам не баран чихал, есть за что биться). Но вот что интересно: ресурсоснабжающие предприятия уже стали жаловаться на то, что бюджетные организации накопили значительную задолженность за поставленные свет, тепло и прочие коммунальные радости. Если учесть, что слухи о ценных указаниях директорам школ, главврачам больниц и прочим должностным лицам бюджетных учреждений, что за коммуналку надо не платить до тех пор, пока вас не придут отключать, стали появляться ещё летом этого года, можно предположить, что в следующем году вытянуть деньги из бюджетов будет ещё сложнее, несмотря на заключённые контракты. Кстати, уже в этом году в арбитражный суд было подано немало исков о понуждении администраций и структурных подразделений правительства выполнить свои обязательства по оплате оказанных услуг, осуществленных работ и поставленных товаров. А сколько исков не подано, потому что подрядчики не хотят портить отношения с чиновниками, как в случае с перевозчиками, не получающими компенсацию за проезд льготников? В ряде муниципалитетов, по слухам (которые категорически опровергают в правительстве), сложилась критическая ситуация с обеспечением топливом (углём) муниципальных котельных: там поставщикам не заплатили ещё за поставки прошлого отопительного сезона, и теперь они не хотят работать в долг, так что периодически угля в котельных остаётся на 2-3 дня работы и проблему приходится разруливать областным властям в ручном режиме.
То есть даже близость к бюджетным деньгам сегодня не является необходимым и достаточным условием безоблачного существования бизнеса. Есть, конечно, надежда на то, что федеральные трансферты кардинально изменят положение, но она довольно призрачна. Так что спасение утопающих останется делом рук самих утопающих.

О приятном
Ну и, наконец, о приятном. Приятное в данном случае – это продолжение диалога власти и бизнес-сообщества, а в результате – сохранение тех льгот, которые предоставлялись ранее, и неповышение налоговых ставок, которые регулируются на уровне области и муниципалитетов (в случае с муниципальными ставками речь идёт о том, что происходит в Иванове, поскольку получить внятную информацию из районов, к сожалению, не представляется возможным). Областные законы по льготным ставкам по УСН и патентной системе (там, правда, сам чёрт ногу сломит, плюс проекты законов пока не приняты думой, и, по доброй традиции областного парламента, всё может измениться в последний момент, о чём большинство депутатов даже не узнает, а просто автоматически проголосует «за»), нераспространение исчисления налога на имущество исходя из кадастровой стоимости на объекты площадью менее 5 тысяч кв. метров, в Иванове – сохранение размера коэффициента К2 по ЕНВД и повышение арендной платы лишь на официальный процент инфляции… По большому счёту многое, что можно было сделать в рамках разумного, областные и ивановские власти сделали.
Насколько это поможет выжить бизнесу – покажет только время. Вполне может оказаться, что это мертвому припарки, и большинству субъектов предпринимательства окажется выгоднее уйти в тень (не все, правда, смогут это сделать). Ну, или договориться о работе на особых условиях – если это получится под бдительным оком заинтересованных лиц. Особых надежд на прорывы в следующем году нет ни у кого, так что такие подходы властей для многих сейчас за радость.
И всё равно предновогодье – это самое волшебное время в году, когда запарки с отчётами и завершением проектов перемешаны с такими же запарками по поискам подарков и организацией приятных сюрпризов для своих сотрудников, партнёров и семьи. И пусть бОльшая часть надежд, которые мы лелеяли год назад, не сбылась, – мы всё равно надеемся на то, что после звона курантов жизнь станет лучше, жизнь станет веселее. Dum spiro spero* – похоже, это будет нашим общим кредо в следующем году. Хоть так, без para bellum…

* Пока дышу, надеюсь (лат.)
Войти на сайт или авторизоваться через соц сети


Вернуться к списку новостей