Наверх

Праймериз и оптимизация

03.01.2017
Анна Семенова

Март в 2016 году выдался вполне мартовским – со снегопадами и оттепелями, вызвавшими еще больше претензий у жителей Иванова к властям, которые, похоже, вообще забыли о том, что улицы города надо иногда убирать. Никаких иллюзий относительно способности Алексея Хохлова управлять областным центром, к этому времени ни у кого не осталось. Зато появился вопрос: что теперь делать с этим счастьем? И решение было найдено (губернатором) гениальное – сплавить в Госдуму.
Сейчас, 10 месяцев спустя, понятно, что это решение было оптимальным. Так что спасибо, Пал-Лексеич, за наше счастливое детство.

Партийное шоу
Праймериз, которые «Единая Россия» проводит уже несколько лет перед каждыми выборами, давно всеми воспринимались как скучная обязаловка. Но в 2016 году они неожиданно превратились в искрометное шоу, гораздо более интересное, чем сами выборы в Госдуму. Причина этого рылась в самом наборе претендентов, заявившихся на праймериз, и в том, что некоторые из них решили всерьез пободаться за право стать кандидатом в депутаты федерального парламента.
Если на Кинешемском округе всё было спокойно, как в Багдаде, поскольку экс-сенатора, а на тот момент председателя Общественной палаты Ивановской области Юрия Смирнова никто не мог переплюнуть, то на Ивановском округе собрались сразу несколько политических тяжеловесов. Депутат областной думы Владимир Гришин, которому, видимо, надоело жать на кнопки в областном парламенте и захотелось заняться этим же, но в Москве, его коллега по ИОД и видный ивановский бизнесмен Роман Ефремов, ну и глава города Иванова Алексей Хохлов (остальные претенденты были техническими и их можно не считать). Хохлова двигал губернатор, которому надо было что-то делать с мэром областного центра, который явно не тянул и умудрился довести горожан до белого каления проблемами с нечищеными дорогами и регулярным отсутствием отопления в домах. А поскольку каждый из трех претендентов обладал определенными ресурсами, как финансовыми, так и административными, то праймериз из заунывной формальности превратились в полноценную предвыборную кампанию, позволив ивановцам от души повеселиться, а некоторым товарищам – неплохо подзаработать.
Кандидатом в депутаты стал в итоге тот, кто нужно, то есть Хохлов. Но это в данном случае не так уж и важно.

Аппаратная игра с руководителем аппарата
В середине марта правительство Ивановской области покинул человек, которого долгое время считали одним из «приближенных к телу» - замгубернатора и руководитель аппарата Владимир Калинкин. Скоропостижный уход сопровождался различными слухами: мол, на самом деле у губернатора после ареста Алексея Крупина возникли проблемы с тем, кого посадить руководить вторым после областного центра городом. Коньков, по слухам, предложил именно Калинину поработать на земле. Но тот, оценив ситуацию и собственные навыки (а вернее, их отсутствие, поскольку Владимир Калинкин – чистой воды аппаратчик), отказался. За что и был вынужден написать заявление по собственному желанию.
Калинкин, конечно, долго без работы не оставался и через некоторое время нарисовался там же, где и с десяток других выходцев из правительственных структур региона – в Министерстве строительства и ЖКХ. Теперь он является там директором департамента разрешительной деятельности и контроля. В правительстве Ивановской области его должность была формально упразднена, а полномочия распихали по другим зампредам. Впрочем, буквально через несколько недель в правительстве начались очередные пертурбации, и уход Калинкина забылся. Его вспоминают разве что те, кто попал под железную пяту нового начальника аппарата правительства – несгибаемой и непотопляемой Ольги Хасбулатовой. Но ее триумфальное возвращение во властные структуры – это отдельная песня.

Глас народа
18 марта в Иванове состоялись публичные слушания по изменениям в генплан города. Эти публичные слушания вызвали большой интерес у горожан и показали, что даже при отсутствии у них полного понимания о том, что такое генплан и с чем его едят, им далеко не все равно, что происходит в областном центре. В определенном смысле повышенное внимание ивановцев к градостроительным планам и намерениям вызвали непрекращающиеся скандалы с точечной застройкой. Отсутствие гарантий, что завтра на детской площадке под окнами не начнут возводить очередное здание административного назначения, и постепенное осознание, что комфортная городская среда сама собой не возникнет, постепенно приводит к тому, что жители начинают вникать в различные нюансы градостроительной деятельности. Это подтвердил и столь же высокий интерес ивановцев к публичным слушаниям по правилам землепользования и застройки, которые прошли через несколько месяцев.
Кстати, именно на публичных слушаниях по генплану впервые громко прозвучала тема экологического бедствия в Балино – большая группа жителей этого района высказала городским властям претензии по поводу того, что никто не обращает внимания на нарушения экологического законодательства со стороны «Ивановской полимерной компании», регулярно отравляющей воздух своими выбросами. Борьба ивановцев за право дышать чистым воздухом продолжалась до конца года, и финальная точка в ней пока не поставлена.

Детская оптимизация
Еще одна «длинная» тема, весь год регулярно появляющаяся в СМИ – это сокращение социальных расходов. В марте выяснилось, что областные власти решили перевести на адресный принцип не только предоставление бесплатного детского питания (это было сделано в декабре 2015-го), но и компенсацию части родительской платы за детские сады.
Официально это делалось для того чтобы сократить расходы областного бюджета для того чтобы получить бюджетные кредиты от федерального правительства и заместить ими кредиты коммерческие, обслуживание которых съедало и съедает внушительные суммы. Логика областных оптимизаторов была такой: значительную часть расходов областного бюджета составляют выплаты различных компенсаций и льгот для массы льготных категорий населения. Если предоставлять эти льготы только малоимущим, то можно будет сэкономить немалые деньги. Начать решили с различных «детских» выплат и компенсаций. Ну и начали, разумеется, несмотря на возражения части депутатов и общественности.
Самое забавное, что эта «экономия» привела к обратному эффекту. Да, кто-то из родителей, чьи дети ходят в детский сад, не стали заморачиваться с документами и лишились этой компенсации. Но сотни тех, для кого эта компенсация была заметной в семейном бюджете, пошли в органы соцзащиты для получения статуса малоимущих – благо, на тот момент для этого надо было, чтобы ежемесячный доход семьи из двух взрослых и двух детей составлял не более 37 тысяч рублей в месяц. А таких семей с учетом отнюдь не белой зарплаты у большинства ивановских работников оказалось очень и очень много.
Статус малоимущей семьи дает право на получение не только компенсации части платы за детский сад, но и многих других льгот и компенсаций, например, за коммунальные услуги . В итоге к концу года областные власти были вынуждены признать, что количество льготополучателей за несколько месяцев резко выросло – настолько, что правительство было вынуждено пересмотреть периодичность выплат компенсаций отдельным категориям льготников (не раз в месяц, а раз в квартал). Руководитель социального комплекса правительства Ивановской области Ирина Эрмиш открытым текстом признала: из-за увеличения числа льготников в областном бюджете не хватает денег на выплаты всех положенных льгот и компенсаций.
Впрочем, отыгрывать назад по компенсации родительской платы за детский сад никто не собирался, и курс на оптимизацию социальных выплат в регионе сохранился. Правительству области осталось сделать еще один шаг: приравнять прожиточный минимум (исходя из него определяется «малоимущность» семьи) к минимальному размеру оплаты труда, чтобы поменьше жителей области могли получить заветный статус и прилагающиеся к нему льготы. Судя по тенденции, этого мы дождемся уже в 2017 году.
Войти на сайт или авторизоваться через соц сети


Вернуться к списку новостей