Наверх

В СИЗО появятся жалобные книги

21.12.2010
Правила содержания в СИЗО изменятся: теперь руководство изолятора обязано регистрировать все жалобы арестованных, в том числе и устные, и оперативно на них реагировать. При помещении в изолятор становится обязательным медицинское обследование. Но гарантий от издевательств сотрудников и давления следователей на обвиняемых в приказе нет, говорят критики разработанного Минюстом документа.
Проект изменений приказа № 189 «Об утверждении Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы» опубликован в понедельник на сайте Минюста. Поправки призваны «установить дополнительные гарантии обеспечения прав подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», говорится в документе. К правилам прилагается примерный распорядок дня арестованного, расписанный по часам. Так, документ гарантирует обвиняемым восьмичасовой сон, а также завтрак, обед и ужин продолжительностью по часу. Авторы проекта напоминают, что арестанты имеют право на ежедневную часовую прогулку. Несовершеннолетние могут гулять два часа, беременные женщины и матери, арестованные вместе с детьми до трех лет, — без ограничения по времени.
Главное новшество, которое появится в приказе, — обязательная регистрация всех жалоб заключенных, в том числе устных, с подписью самого арестанта. Для реагирования на эти жалобы установлен предельный срок не больше 10 дней.
О том, что сотрудники СИЗО не фиксируют в специальном журнале полученные от обвиняемых жалобы и, соответственно, никак на них не реагируют, заговорили после смерти в «Матросской Тишине» в ноябре 2009 года юриста инвестиционного фонда Hermitage Capital Management Сергея Магнитского. До перевода в «Матросскую Тишину» обвиняемый в содействии уклонению от уплаты налогов Магнитский 11 месяцев провел в СИЗО «Бутырка», где, как выяснили его адвокаты, до октября 2009 года вообще не было журнала обращений граждан, а жалобы юриста на плохое самочувствие не фиксировались. Это стало одним из факторов, не позволивших определить, кто виновен в смерти обвиняемого: достаточных доказательств того, что он сообщал руководству СИЗО о своем плохом самочувствии, а ему не помогали, следователям собрать не удалось.
Теперь в правилах распорядка не только говорится о необходимости ведения журнала, но и указано, каким именно он должен быть. Помимо даты обращения и фамилии арестованного рядом с каждой жалобой должна стоять подпись обратившегося. После рассмотрения арестант еще раз расписывается, но уже в другой графе — о результатах рассмотрения заявления. На устные жалобы, данные о которых будут содержаться в этом же журнале, руководство СИЗО обязано реагировать в течение суток, в случае проведения дополнительной проверки — в течение пяти суток с момента обращения. Максимальный срок ответа на письменное заявление арестованного — десять дней.
Еще одна гарантия, появившаяся в правилах, касается прогулок и душа. Бытовые проблемы арестантов, не решенные на бумаге, становятся предметом торга или способом давления, говорят адвокаты: так, если обвиняемый каждый день участвует в следственных действиях или судебных заседаниях, он может неделями и месяцами пропускать положенное для прогулок время. Теперь, руководство СИЗО обязано компенсировать ему каждый потерянный прогулочный час — например, предоставив дополнительное время в выходные. То же с посещением душевой: арестанту, пропустившему эту процедуру из-за суда или выезда к следователю, должны предоставить возможность помыться в тот же день или на следующий.
Медицинское обследование после заключения в СИЗО или переводе из одного изолятора в другой становится обязательным.
В действующей редакции приказа в п. 17 идет речь только о санитарной обработке и выдаче постельного белья с одеждой для изолятора (в СИЗО можно ходить и в собственной одежде, обязательно переодеваются только сотрудники правоохранительных органов, задержанные в форме). Новые правила предусматривают первичный медицинский осмотр, а потом помещение в камеры карантинного отделения, где арестованные должны будут пройти медицинское обследование. Сколько камер должно быть выделено для карантинного отделения и откуда руководство заполненных арестантами СИЗО возьмет дополнительные помещения, в документе не говорится.
Критики поправок считают, что многие указанные в документе предписания не будут выполняться — как из-за недостатка ресурсов, так и по причине отсутствия действенных инструментов контроля над руководством СИЗО.
«Очередная отписка, чтобы доложить Медведеву, что все меры в связи с Магнитским выполнены, — охарактеризовал измененный приказ адвокат Сергей Антонов, представляющий интересы экс-сенатора от Башкирии Игоря Изместьева (последний находится в СИЗО уже три года и 11 месяцев). — Например, матерям с детьми до трех лет и беременным гарантируются прогулки без ограничения продолжительности. А как это исполнить в жизни? Кто будет это обеспечивать?»
Защитник также обратил внимание на то, что в приказе гарантируется исполнение решения Верховного суда, принятого еще 31 октября 2007 года. Тогда ВС постановил, что запрет для адвокатов на использование технических средств (диктофонов, фото- и видеоаппаратуры и т. п.) во время свиданий с клиентами в СИЗО является незаконным, однако соответствующие изменения в ведомственный приказ Минюста до сих пор внесены не были.
Теперь адвокатам гарантируется право проносить с собой на свидания технику. Запрет действует только для родственников «и иных лиц», которые в юридической защите арестованного не участвуют.
«Сейчас это правило действует избирательно, где-то разрешают (в Москве в 6-м изоляторе), но в основном продолжают запрещать проносить и отбирают на входе. Не хочешь сдавать — не пропустят, говорят: иди жалуйся, нас все равно начальство покрывает, — рассказывает адвокат Антонов. — Полагаю, что в специзоляторах вроде «Лефортово» и 5-го этажа «Матроской Тишины» начальники крестом лягут, но не позволят проносить аппаратуру. Ведь сейчас есть приложения даже для мобильных телефонов, позволяющие глушить микрофоны и видеокамеры, а там главная цель — прослушивать разговоры заключенных с адвокатами, по-другому наши следователи работать так и не научились». Напомним, согласно законодательству (эта норма закреплена как в действующем приказе, так в измененном), свидания с защитником «могут проводиться в условиях, позволяющих сотруднику СИЗО видеть подозреваемого или обвиняемого и защитника, но не слышать».
По мнению юриста, в приказе, который предстоит подписать министру юстиции, «нет гарантий для попавшего в заключение человека от избиений и издевательств со стороны персонала изоляторов и колоний, нет гарантий от давления оперативников и следователей». Антонов отметил, что в документе и законодательных актах, касающихся содержания в СИЗО, не прописан механизм общественного контроля за уголовно-исправительной системой, а также принцип постоянной сменяемости руководство изоляторов и отбора кадров.
Войти на сайт или авторизоваться через соц сети


Вернуться к списку новостей