Наверх

Б***ство

20.12.2010
Указ Президента РФ Дмитрия Медведева «Об обеспечении жильем ветеранов ВОВ 1941-1945 годов» обнадежил большую когорту фронтовиков, дав им надежду дожить свой век в благоустроенном жилье.
Для сельчан-ветеранов войны услышанное с экрана телевизоров «жилье фронтовикам», вообще прозвучало, как последняя надежда пожить в благоустроенной квартире, не топить печь, не ходить, извините, в туалет на улице, не делать ежегодный ремонт в доме, в котором разваливается печь, ходуном ходит пол, перегородки отстают от потолка, а весной полное подполье воды. Ветераны ВОВ приняли этот закон буквально и размечтались… Оказалось все не так просто. Первый указ предназначался только ветеранам, которые успели встать на учет до 1 марта 2005 года. Остальные от президентской программы оказались отодвинуты – не взирая на то, в каких условиях они жили. Осенью прошлого года с высокой трибуны еще раз объявили: время постановки на учет роли играть не должно. Указ с необходимыми поправками президент подписал в середине января 2010 года. Фронтовики оживились, с помощью родственников начали собирать необходимые документы, мечтая о благоустроенных квартирах. После сбора документов многих ожидал удар: благоустроенное жилье им не положено. Решение о том, нуждается ветеран в жилье или нет, принимают местные власти. По критериям и нормам, которые утверждены на уровне региона. Основные «камни преткновения» - лишние квадратные метры в квартире или доме, где живет ветеран, и процент износа жилья.
Самая серьезная проблема – у ветеранов, живущих в частных домах в черте города или в сельской местности. В силу возраста пожилые люди не в состоянии поддерживать в порядке свои обветшавшие домишки. С "метражом"в этих домах, чаще всего, все в порядке. А вот удобства - во дворе, вода - на улице в колонке или в колодце. В нормативных актах такие "национальные особенности"не учтены, как будто ветераны у нас живут только в городских квартирах. А может, про них специально «не вспомнили», уж больно много в России такого жилья понастроено.
Скажите, почему все на войне были одинаковы, а при улучшении жилья стали разные?
В Заволжском районе ветераны войны, или их вдовы, наследующие право на получение жилья, в таких неблагоустроенных домах тоже живут. Максимум, на что они могут рассчитывать – на небольшую денежную компенсацию ремонта дома. Например, житель с. Воздвиженье, участник войны, инвалид 2 группы Новиков Алексей Прокофьевич, не имея возможности встать в очередь на получение благоустроенного жилья из-за незначительного процента износа своего частного дома, получил 25 тысяч на ремонт. Но многих такой вариант не устраивает, и они чувствуют себя обиженными и обделенными, понимая, что доживать отмеренный им век придется не в покое и тепле, с водичкой из-под крана, а в ежедневных трудах, которые с возрастом становятся практически непосильными.
- Я - ветеран ВОВ. Живу в деревне в доме с печным отоплением, без воды, без канализации. Уже плохо хожу, часто болею. Иногда нет сил принести охапку дров. Ношу по одному полешку, - говорит один из ветеранов. - А сейчас морозы! Стены мерзнут! В благоустроенной квартире мне отказали, сказали, что мой дом еще крепкий, и жилплощадь позволяет. А то, что отапливать и содержать я его уже не могу – никто в расчет не принимает. Кому же выделяют федеральные деньги на улучшение жилищных условий? Тем, кто в конуре собачьей живет? Это просто издевка над людьми, которые защищали свою Родину. Почему мы, фронтовики, живущие в сельской местности, не заслужили достойного окончания жизни? Почему чиновники находят причины, чтобы отказать ветеранам в получении жилья, живущим в «крепких» полуразвалившихся домах без каких либо удобств? Для кого тогда указ президента "об обеспечении жильем и улучшении жилищных условий ветеранов"? Я говорю это не для того, чтобы меня пожалели, знаю, что этого не будет. Единственное, что для меня может сделать государство – ускорить мою кончину за мою пенсию в каком-нибудь доме престарелых. Просто обидно за защитников Родины, на которых всем наплевать.
- Не стоит винить ни чиновников, ни соцработников. Мы всего лишь соблюдаем закон. – говорит начальник СЗН Заволжского муниципального района Николай Иванович Скворцов. - Нужно внимательно читать жилищный кодекс, в котором четко прописаны все основания для признания граждан нуждающимися. Все проходит в рамках закона. Граждане, проживающие в доме без удобств, признаются нуждающимися в улучшении жилищных условий только при условии признания их дома непригодным для проживания. Признание жилого помещения непригодным для проживания осуществляется межведомственной комиссией, создаваемой органом местного самоуправления. В нашем районе на первое сентября 2010 года числилось 108 ветеранов ВОВ. Заволжск, в свое время, за счет 10% от вводимого жилья обеспечивал очередь ветеранов, и многие из них уже давно живут в благоустроенных квартирах. На сегодняшний день 24 ветерана уже получили жилье или денежную компенсацию, которая складывается из стоимости 1 квадратного метра жилья и нормы квадратных метров на человека и составляет 855 тысяч рублей. Сегодня на очереди 27 человек. В селе ситуация иная, чем в городе. Там люди, в основном, живут в частных домах с частичным благоустройством. А в соответствии с жилищным законодательством, недостаточная степень благоустройства не является основанием для постановки на учет на получение жилья. Но у сельских ветеранов такие же права на получение жилья, как и у городских. В Междуреченском поселении получили право на жилье или компенсацию 11 человек. Каждый месяц сельские поселения продолжают предоставлять документы на очередных претендентов.
- Вопрос с получением компенсации решается в нашем районе очень быстро. - говорит председатель совета ветеранов Вера Викторовна Скобелева. - Если все документы в порядке, прошли проверку, деньги можно получить буквально в течение недели. Среди тех, кто собрал все документы и получил право на получение жилья, большинство взяли денежную компенсацию.
В основном, собирают все необходимые документы родственники ветеранов войны. Случаи бывают разные. Например, дом на ул. Зои Космодемьянской, где проживает вдова ветерана войны, признали только на 65% износа, а по закону право на жилье имеют те, у кого процент износа жилья составляет более 65%. Родственники с таким процентом не согласились, наняли независимую экспертизу, которая определила процент износа уже на 67%. Теперь их поставят в очередь на получение жилья. Другой случай. Ветеран с улицы Суворова в г. Заволжске жил в хорошем доме, но в свое время он этот дом подписал сыну, поэтому считался «бездомным». Сейчас ему уже приобретена благоустроенная однокомнатная квартира. Таких примеров много. Поэтому родственники пожилых людей, действительно живущих в очень плохих жилищных условиях, но не сумевших доказать свое право на их улучшение, пылают нехорошими чувствами к тем, «кому и так было не плохо, а повезло еще больше». Человеческая зависть, несовершенство закона, нищета населения, когда квартира от государства для ветерана становится хоть каким-то решением жилищного вопроса для трех поколений одной семьи, приводит к циничному выводу о том, что закон об обеспечении жильем ветеранов ВОВ опоздал лет на десять, и должен теперь называться «Обеспечение достойным жильем родственников ветеранов ВОВ».
Войти на сайт или авторизоваться через соц сети


Вернуться к списку новостей