Наверх

Генерал Никитин: «Я как лев в клетке»

14.06.2016

Фото: Варвара Гертье

Судья Николай Вергазов оглашал приговор по делу экс-начальника УМВД по Ивановской области Александра Никитина, которого обвиняют в злоупотреблении служебными полномочиями при строительстве нового здания областной полиции в Иванове, два дня: 9 и 10 июня. Прокурор просил для Никитина 4 года реального срока и лишения звания генерал-майора МВД, а также лишения медали «Ордена за заслуги перед Отечеством» II степени, которым полицейский был награжден в 2012 году.
Поддержать генерала в суде пришли его жена Анна Шахова, бывшая начальница следственной части УМВД по региону Вера Фролова и также бывший начальник отдела собственной безопасности регионального управления полиции Виталий Герасимов. Ныне действующие ивановские полицейские, собиравшие подписи в поддержку арестованного начальника, в суде появиться не рискнули. Когда подсудимого привели и заперли в клетке, а фотокоры и операторы наставили на него свои объективы, генерал нервно бросил:
«Чувствуешь себя как в зоопарке. Как лев в клетке – все ходят, смотрят».
Что приговор – обвинительный, стало ясно с самого начала. Судья (кстати, бывший следователь в прокуратуре Октябрьского района, затем зампрокурора Фрунзенского района) монотонно читал 200 листов документа, оглашение растянулось на два дня. Резолютивную часть приговора огласили с утра в пятницу, 10 июня. И она была до банальности ожидаемой: с Никитина сорвали погоны, лишив звания генерал-майора, отобрали медаль и приговорили к 3 годам лишения свободы в колонии общего режима. Пока приговор не вступит в силу, бывший полицейский останется в ивановском СИЗО-1. Алексея Шеенкова, бывшего начальника ОКС УМВД по региону, приговорили к 3,5 годам условно.

Верю - не верю
Пересказывать текст приговора, наверное, бессмысленно. Если коротко, то генерала признали виновным в том, что он совершил преступление, превысив должностные полномочия, в целях повышения своего авторитета. Кроме того, судья также счел, что преступление было совершено группой лиц, что является отягчающим обстоятельством. Однако, без предварительного сговора. Доказательствами вины Никитина, по мнению суда, являются показания допрошенных свидетелей (главный из них, конечно, Шеенков), которые говорили, что Никитин много раз вмешивался в ход строительства, постоянно высказывал свои пожелания, собственноручно утверждал все техзадания по внесению изменений в проект (а их в деле насчитывается 54), а также пресловутую визуализацию (или дизайн-проект), сделанную дизайнером Татьяной Мироновой.
Суд постановил, что генерал перебросил деньги, предназначавшиеся для работ по защите системы информации, на следующие дополнительные работы (в своих показаниях Алексей Шеенков называл их «хотелками» Никитина):
11 млн 507 тысяч – на кабинет начальника; 14 млн 837 тысяч – на 4 кабинета его заместителей; 37 929 тысяч рублей – на отделку парадного входа; 20 млн 916 тысяч – на входные группы; 1 млн 367 тысяч – на мебель; 1 млн 807 тысяч – облицовка здания керамогранитом; 1 млн 796 тысяч – за устройство отбойной доски на здании; 2 млн 584 тысячи – за подсветку фасада и 7 тысяч 740 рублей – за часы «Биг Бэн» во дворе здания. Итого - более 91 млн рублей. Те же цифры , что и в обвинительном заключении, за исключением только 27 миллионов 919 тысяч рублей на мебель и оборудование барной стойки. Те самые диваны и мебель с «излишними потребительскими свойствами», как ее называли в суде, пошли из обвинительного заключения лесом - суд признал, что Никитин не принял мебель из-за того, что цены на нее были завышены.
Ближе к середине первого дня подсудимый уже махнул рукой на судью, оглашающего приговор: мол, все понятно. Его жена уже не скрывала презрительного отношения к тому, что происходило в зале суда. На лицах всех, кто пришел поддержать генерала в судный день, читалось что-то вроде: «Это абсурд, такого не может быть!». Правозащитники, общавшиеся с генералом в СИЗО, говорят, что еще пару месяцев Никитин был уверен: во всем разберутся и оправдают. Не может же быть, что такое абсурдное, по мнению Никитина и его защитников (не только адвокатов), дело могло обернуться обвинительным приговором? Еще как может. И тут виноваты не адвокаты, которые старались, наверное, изо всех сил, и не гособвинители, которые, как Путин, всех переиграли. Да не переиграли. Победила служба – та самая. Как в песне,только уже не про нашу доблестную (или не очень) полицию: «наша служба и опасна…».

Показательная посадка
По словам адвоката Сергея Одинцова, он вместе со своим подзащитным продумывали разные варианты исхода суда, и случился самый жесткий из них. Одинцов порекомендовал генералу подать апелляцию. И он ее подаст – потому что до сих пор верит, что честь своего мундира можно спасти, и можно повернуть время вспять. Только вот кажется, что история с Никитиным – это яркий образчик того, как система полицейского государства пожирает своего же функционера. Понятно, что суд был показательным – этого не скрывал и прокурор Сергей Расторгуев, который в приподнятом настроении рассказал журналистам, что звания и медали Никитина лишили, чтобы в том числе и другим неповадно было.
Можно сколько угодно говорить о заговоре силовиков, клясть Шеенкова, который пришел к чекистам и сдал, потому что якобы Никитин угрожал, что посадит его, а сам выйдет сухим из воды. Правосудие в России неумолимо, если речь идет о «неправильных» людях. И в этой системе незаменимых нет – ее винтики работают слаженно: не умеешь – научим, не хочешь – заставим.

Елена Шакуто

Вернуться к списку новостей