Наверх

Андрей Мельников: «Городская среда – это состояние души каждого жителя»

08.07.2015
Алексей Машкевич

Фигура первого заместителя главы администрации города Иваново вызывает много вопросов, слухов и домыслов. Тем более, что курирует он самую «опасную» последнее время, городскую сферу – строительство. Именно о нём мы и поговорили с Андреем Владиславовичем. 

- Один из самых болезненных для областного центра вопросов – это вопрос выделения земельных участков под застройку, особенно под так называемую точечную застройку. Как сегодня вы оцениваете ситуацию в этом вопросе? 
- Как критическую. К сожалению, точечная застройка фактически лишила горожан мест, где они могут проводить свободное время, ведь уничтожались зелёные и парковые зоны. Более того, мы с вами за эти годы потеряли даже парк – парк 1905-го года. 

- А ещё мы потеряли площадь Пушкина… 
- Как горожанин могу сказать – это безобразие. Иначе это назвать невозможно. К сожалению, в ситуации с точечными застройками сегодняшняя администрация является заложником: до нас было выдано очень много разрешений на строительство в рамках точечной застройки. И мы каждый день находим всё новые и новые… Они всплывают, как подснежники – то в одном месте, то в другом. 
Позиция, которую мы сегодня заняли, – довольно жесткая. Прежде всего мы препятствуем началу строительства административных зданий в рамках плотной жилой застройки: во дворах, где есть детские или спортивные площадки, отсутствует парковка, что тоже является проблемой городского устройства. И мы поставлены в сложное положение, поскольку каких-то законных способов изъять эти участки у нас на сегодняшний день нет – только административное воздействие и переговоры с предпринимателями. Несколько таких переговоров удачно завершены. И я бы не сказал, что Иванове совсем нет земли для застройки – это не так. 

- Да, частный сектор огромный. Подтвердите или опровергните такой слух: говорят, что одно из разрешений было выдано на застройку клумбы на площади Революции, между церковью и «Каскадом», а потом вы лично разговаривали с предпринимателем, и последним доводом было то, что «если ты тут построишь, то это будет последнее, что ты сделаешь в Иванове»? 
- Таких фраз не было, сразу могу сказать – мы подобными пугалками не занимаемся. Но, к сожалению, факты таких разрешений в городе действительно есть. 

- Реально клумбу хотели застроить? 
- Реально клумбу хотели застроить. И не только эту клумбу, а и зеленый парк около церкви на площади Пушкина. Но мы ввели правовой режим: там рекреационная зона, и построить практически ничего не возможно. Мы просто ожидаем завершения срочного договора, и думаю, что ни каких строений там не будет. Уверен, наши предприниматели – здравые люди. Мы, конечно, пытаемся найти с ними общий язык, предложить землю на замену, застройка которой не будет уничтожать наши клумбы и скудные парковые зоны, тем более в центре города. Я надеюсь, что мы и дальше будем находить консенсус. 

- Смотрите, какая вырисовывается тенденция: конец срока – Фомина - в городе выдают кучу разрешений на точечную застройку; конец правления Кузмичева и Сверчкова – опять куча разрешений. Это тенденция? 
- Я не отслеживал такой тенденции. Знаю, что выдача разрешений и предварительных согласований была связана с изменениями земельного законодательства, которые вступили в силу с 1 марта. Теперь без публичного аукциона выделение земли практически невозможно, за исключением благоустройства: парковки, общественные участки. Поэтому я думаю, что, конечно, тогда спешили, пока законодательство позволяло выделять земельные участки по предварительному согласованию. На наш взгляд, выделялись они не совсем разумно, и уж, наверное, не в интересах города. 

- Вы считаете, что когда будут проходить аукционы на землю, это все упорядочится? 
- Во-первых, всё будет публично. Мы же с вами раньше не видели, какие участки шли на согласование: выдавался акт выбора, он проходил через инстанции, потом потихоньку выдавалось постановление… И никто об этом ничего не знал. Мы до сих пор обнаруживаем то ещё одно постановление, то ещё один акт выбора. Сейчас же, когда это будет аукцион, всё будет публично. О выделении участка объявляется на сайте, объявляется в газете. Мы даже предприняли попытку создать Совет по инвестициям – как раз под эту задачу: чтобы вытянуть на поверхность эту ситуацию, чтобы показать и обсудить с жителями. Ведь мы рассматриваем на Совете и долгострой, и продление разрешений на строительство, и вопросы по расширению предельных нормативов застройки до красных линий. Мы не скрываем этого, мы хотим, чтобы жители всё знали. И если мы видим реакцию, то это даёт повод более серьёзно отнестись к тому или иному вопросу. 

- Но при этом сохранилась практика, когда слушания проходят в рабочее время, и город оповещается лишь маленьким объявлением в «Рабочем крае». Вы будете это менять? 
- Да, будем. Я согласен, что корректнее проводить слушания, когда люди не на работе. Думаю, что со временем это произойдёт. 

- Ещё вопрос про аукционы. Когда вводилась предыдущая норма выделения земельных участков, было много разговоров о том, что практика аукционов приводит к сильной криминализации процесса. И сейчас я слышу разговоры, когда не очень честные на руку предприниматели говорят: мы посадим своих людей и отрегулируем этот процесс. Вы не боитесь этого? 
- Понимаете, у меня не такое место, где надо бояться. Тут надо или работать, или…  

- Не опасаетесь?.. 
- Опасения, конечно, есть. Но есть много русских поговорок на этот счёт… Мы будем отслеживать ситуацию и, конечно, мы заинтересованы, чтобы на площадки аукционов приходили наши предприниматели, которые работают в Иванове, а не посредники. И второе: мы заинтересованы в том, чтобы они приходили с честными намерениями. Мы сейчас предпринимаем шаги, которые позволяет законодательство и которые сделают переуступки невозможными без согласования с администрацией. И, конечно, более жёстко будем подходить к срокам строительства. Есть понятие нормативного срока строительства – и мы будем учитывать его при составлении тех или иных договоров. 

- У вас есть понимание того, нужно ли в ближайшее время вносить изменения в генплан, в план землепользования, в план застройки? 
- Обязательно. Более того, мы с вами говорим о точечной застройке, а надо вести речь о комплексной застройке. Да и законодатели на сегодняшний день при выдаче разрешений требуют иметь в наличии планировку территории. А что такое планировка территории? Это когда делается проект не на одно здание, а на целый микрорайон, где учтены все вопросы: и дороги, и коммуникации, и детские сады, и школы. При таком подходе строительство будет развиваться в нужном направлении, а застройщикам станет проще, потому что они будут знать правила игры. 

- Но ведь застройщики, например, «Квартал» говорят, что мы всё делаем, но сады – это не наше дело. Это же не Москва. 
- Конечно, Иваново не Москва, но у нас действуют программы поддержки, в том числе строительства детских садов. 
Самое главное, мы должны заинтересовать в комплексной застройке, должны выработать экономические механизмы. Какие? Например, на время строительства освобождать от уплаты аренды (как вариант). Будем настаивать на том, чтобы при комплексной застройке тарифы на присоединение были значительно меньше, чем при точечной. Хочешь осуществлять точечную застройку – плати в десять раз больше. Комплексную застройку нужно поощрять. 
И второе направление – это развитее застроенной территории. Раньше я думал, что только «Квартал» застроенной территорией занимается, но, когда изучил ситуацию, понял, что застроенную территорию развивают ещё три фирмы, сами выкупают что-то. Может, не совсем правильно это делают, но тем не менее интерес у них есть. 
Ещё у нас есть серьёзная проблема – это центр, который застроен неправильно. Это не дает развивать транспорт: он встаёт на Лежневской, Постышева и со всех сторон стоит. Это не позволяет преобразить город. Ведь у нас сохранился старый центр, историческая застройка, и надо выполнять требования законодательства, охраняющего памятники культуры и истории. Но при этом создавать условия для развития и областного центра, и строительного бизнеса. 

- С этим связано ваше выступление, которое муссируется в СМИ – о 37-миэтажном доме с ЗАГСом и с серпом и молотом на крыше? 
- Нет. Про серп и молот – это кто-то преувеличил. Я рад, что интерес к этому объекту уже проявили несколько фирм. Потому что на самом деле у нас может возникнуть свой Даунтаун. Это единственный способ, чтобы экономика сыграла, чтоб к нам шли с ресурсом. Наверняка все понимают, что бюджет не может участвовать в этом проекте. Мы рассчитываем, что придет частный инвестор, и в центре города произойдут серьёзные изменения. 
Также в администрации города принято политическое решение (и губернатор его поддержал) о строительстве третьего моста через Уводь в центре города. Это будет пролёт с улицы Бубнова: там появится третий мост с выходом на Рыбинскую и далее. Сегодня уже формируется техзадание, мы посмотрели и поняли, что вполне можем сделать это совместными усилиями. Сам мост обойдётся примерно в 200-250 миллионов рублей, и это вполне подъёмная сумма. Главная проблема – это, конечно, расселение, выкуп для расчистки трассы (на это понадобится ещё около 200 миллионов). Но, в принципе, за 3-4 года мост можно построить. 

- Когда мы с вами говорили о комплексной застройке, то обошли вниманием зелёные зоны. Строятся каменные башни, зелени нет, а город умирает без воздуха. Эта проблема будет решаться? 
- Будет. Думаю, надо идти по пути, по которому сегодня развиваются многие города. Кстати, Москва по этому пути идёт. Наряду с тем, что у нас есть парки, необходимо создавать небольшие оазисы в районах. Рядом с домами, где мамочка может с коляской выйти, старики могут посидеть на лавочках, кто-то выйти на пробежку. Сегодня в генплане таких зон нет. Мы будем это менять, будем делать рекреационные и парковые зоны: небольшими пятачками, но всё-таки «всаживать» в районы, без этого нельзя. Представьте: жить в хорошем жилье – и в пустыне. Это не совсем правильно для формирования городской среды. И мы намерены подготовить свои предложения разработчикам Генплана и прочих градостроительных документов. 

- Никто сегодня не может понять, в чём заключается роль главного архитектора в городе? Здания красят в какие-то дикие цвета, город переживает бум бестолковой точечной застройки, отсутствует долгосрочное планирование. Вы собираетесь пересматривать его роль? 
- Да. Мы считаем, что архитектор сегодня действительно занимается текучкой, которая к нему никакого отношения не имеет. 

- Это ж не только документооборот, в конце концов… 
- Да, конечно. Должна быть сформирована и реализовываться политика градостроительства. Пока нам до этого очень и очень далеко. Для начала будем формировать новый градостроительный совет. Попытаемся, чтоб туда вошли и профессионалы, и опытные люди, и обязательно молодёжь. Потому что у молодежи вообще другой взгляд на то, каким должен быть город, и к её мнению надо прислушиваться в обязательном порядке. 
Сегодня и роль архитектора, и роль управления архитектурой, к сожалению, сведена к выделению участков под точечную застройку, а я считаю это самым последним делом для архитектуры. Архитектура – это должен быть полёт, это должно быть развитие на будущее, ведь городская среда – это состояние души каждого жителя. И если мы не будем устремлены в будущее, мы здесь молодежь не удержим и не создадим условия, удобные для проживания в городе.

Вернуться к списку новостей