Наверх

С сегодняшнего дня в рассылке свежий номер журнала «1000 экз.»

06.07.2015
Итак, июльский номер, в выходе которого наш коллега Михаил Мокрецов, помнится, сомневался вышел.

Несомненный «гвоздь» номера - это интервью нового первого заместителя администрации города Иваново «Андрей Мельников: «Городская среда – это состояние души каждого жителя»:
«К сожалению, в ситуации с точечными застройками сегодняшняя администрация является заложником: до нас было выдано очень много разрешений на строительство в рамках точечной застройки. И мы каждый день находим всё новые и новые… Они всплывают, как подснежники – то в одном месте, то в другом.

Уверен, наши предприниматели – здравые люди. Мы, конечно, пытаемся найти с ними общий язык, предложить землю на замену, застройка которой не будет уничтожать наши клумбы и скудные парковые зоны, тем более в центре города. Я надеюсь, что мы и дальше будем находить консенсус.

Мы будем отслеживать ситуацию и, конечно, мы заинтересованы, чтобы на площадки аукционов приходили наши предприниматели, которые работают в Иванове, а не посредники. И второе: мы заинтересованы в том, чтобы они приходили с честными намерениями. Мы сейчас предпринимаем шаги, которые позволяет законодательство и которые сделают переуступки невозможными без согласования с администрацией.

Должна быть сформирована и реализовываться политика градостроительства. Пока нам до этого очень и очень далеко. Для начала будем формировать новый градостроительный совет. Попытаемся, чтоб туда вошли и профессионалы, и опытные люди, и обязательно молодёжь. Потому что у молодежи вообще другой взгляд на то, каким должен быть город, и к её мнению надо прислушиваться в обязательном порядке».

Основа номера, как всегда, материалы о том, чем жил регион в прошедший месяц.
Материал Алексея Машкевича про недостаток пиара власти «Всё не так».
Цитаты:
«Закрытое акционерное общество «Международный кинофестиваль им. А. А. Тарковского «Зеркало» было когда-то давно учреждено господином по имени Игорь Пшеничкин, который согласно выписке до сих пор является генеральным директором этого предприятия, единственным активом которого являются права на торговую марку и название.

А пиара, повторюсь, стало меньше. Нет, стало настолько мало, что иногда его даже не хватает: на месте ушедших в небытие пиар-кампаний бывшей властной команды образовалась какая-то звенящая пустота, а пустота, как известно, сразу стремится чем-то заполниться и в большинстве случаев заполняется банальным дерьмом – и буквально, и фигурально.
Официальной информации о том, кто начал работать на фабрике «Красная Заря», нет. Из неофициальных источников нам стало известно, что переговоры между новым собственником и ОАО «Россельхозбанк» велись в центральном офисе в Москве».


Следующий материал, про избыток непорядочности, называется «Команда»:
«Никто же не считает хоть каким-то показателем выигрыш на прошлогодних выборах Павла Конькова? Ведь главной задачей тех выборов был подбор спойлеров от «оппозиции», которые должны были продержаться на кампании до конца, до дня голосования, тем самым обеспечив её абсолютную легитимность

Ильюшкин для них (для ушедших демиургов) всегда был преданно смотрящим в рот мальчиком из свиты – исполнительным, инициативным только в рамках обозначенной цели, благодарно клюющим с руки и абсолютно всеми карьерными и материальными благами им обязанным».

А ещё автор вспомнил о покойном Анатолии Рясине и попытался разобраться, кому отошёл его медиабизнес:
«Сегодня доли в ООО «ИРК» распределены так: Филатову Александру Алексеевичу отошло 23,1%, а остальным владеет… Кто бы вы думали? Правильно, Ильюшкин Виталий Владимирович – так же, как владеет он долями и в других организациях, входящих в сколоченный из полученных разными способами медийных активов холдинг ProMediaGroup (ООО «Промедиа», зарегистрирована 1.12.2014 года и принадлежит Филатову на 25%, Ильюшкину – на 75%)».


Власти в муниципалитетах посвящён текст Алексея Машкевича «Король умер»:
«Для меня символом того, что такое власть в муниципиях, или как минимум показателем того, что ей движет, стал рассказ человека, приближённого к новой ивановской управленческой команде, как предыдущая команда на финише выдала разрешение на застройку площади Революции между храмом и торговым центром «Каскад» – прямо на месте круглой клумбы.

Сегодня за пассажирскими перевозками в Иванове стоят вполне понятные очень организованные силы предпринимателей и целый клан поддерживающих их чиновников разного уровня. Новые управленцы либо просто испугались и отступили, приняв сложившиеся правила игры, либо у них сегодня нет сил противостоять этой хорошо организованной группе и они просто взяли паузу до 2016 года, когда будут перезаключаться договоры.

Мне вообще давно кажется, что Павел Алексеевич Коньков как-то очень трепетно относится к людям, которые в своё время с огромным удовольствием вытирали об него ноги. И делает всё, чтобы никто не смог упрекнуть его в том, что он сводит счёты (в отличие от него Андрей Юрьевич Кабанов не стесняется и охотно раздаёт всем сестрам по серьгам).

В Шуе, где формально произошла смена власти, всё остаётся так же, как было до «революции»: Наталья Владимировна заезжает в администрацию, заходит в кабинет Егорова, который до сих пор считает своим, и говорит Владимиру Дмитриевичу, что подписывать, какие резолюции накладывать, кого увольнять, кого нет… А Егоров, как завороженный, подписывает, накладывает, увольняет или не увольняет».


Ну, и конечно, грядущие выборы – им посвящён материал «Все на выборы!»:
«В стане партии власти откровенно скучно, и все телодвижения совершаются по привычке, без огонька и без фантазии – как секс давних партнёров: все имеют друг друга строго по расписанию В этом году.

ЛДПР решила поменять свой подход к формированию списков партийных кандидатов: в них не будет коммерсантов, а значит, и проданных мест. Для областного центра это означает одно: ни Илья Рыбаков, ни Елена Рясина депутатами Ивгордумы следующего созыва от ЛДПР не станут (и, видимо, депутатами следующего созыва вообще), а их места займут настоящие соколы Жириновского.

Вся коммунистическая молодёжь из ивановского отделения разбежалась, и создаётся такое ощущение, что оно просто доживает своё. А молодые левые или ушли из политики вообще, или строят карьеру в других политических структурах.

Ещё радужнее перспективы у КПРФ в Шуе. Там на фоне вялотекущего бардака в местной «Единой России», с сильным и харизматичным местным лидером-коммунистом Алексеем Чесноковым, с боевым и многочисленным молодёжным крылом у шуйских коммунистов есть все шансы взять в думе мест больше, чем в уходящем созыве.

Выборы в городе на Тезе обещают быть абсолютно честными – все УИКи сформированы ещё отставленной от власти Натальей Корягиной, и «почудить» там «Единой России» в этот раз вряд ли удастся. Так что, как говорится, с коммунистическим приветом!

Всё абсолютно ясно, мне кажется, на этих выборах будет только у одной партии – у «Яблока». Его ивановский лидер Данила Бедяев, похоже, не смог привлечь в свои ряды никого даже под обещание бесплатного проходного билета на выборы».


Анна Семёнова сделала в номере свой традиционный бизнес-обзор, который назвала «Стабильность – признак мастерства». Что она имела в виду? Читайте в журнале и на сайте.
Вот цитаты:
«Первыми сделали ход врачи из НИИ материнства и детства: у них гиря дошла до полу, когда они увидели декларации руководства своего института. 2-3 миллиона в год у замов и главбуха, больше миллиона в год у замдиректора по АХЧ и по ГО и ЧС – и около 19 тысяч рублей в месяц у врача анестезиолога-реаниматолога. Страшно представить, сколько получают медсестры.

Лицензирование дало толчок к отказу от домов. Если раньше надо было ждать, когда закончится срок договора, или долго судиться с жителями, то теперь было достаточно просто не внести нерентабельные дома в соответствующий реестр – и всё, право на управление этими домами автоматически прекращается. В результате только в Иванове без управления осталось более тысячи многоквартирных домов (всего их в областном центре около 3,5 тысячи, так что масштаб бедствия довольно впечатляющий).

Вроде и по всяким рейтингам у нас удовлетворённость предпринимателей дорогами-налогами-проверками вполне себе ничего, в национальном рейтинге состояния инвестиционного климата, составленном недавно Агентством стратегических инициатив, мы находимся в середине. Но если проанализировать, насколько власти региона готовы предоставлять предпринимателям не иллюзорные, а реальные льготы и послабления, то получается, что никак не готовы».


Ивановский учёный и публицист Михаил Тимофеев считает, что «Симулякры и симуляции возвращаются» и вот что он имеет в виду:
«Кому пришло в голову нагородить 37 этажей до небес? Может быть, это станет модным трендом, и во Владимире соорудят 33-этажный небоскрёб, в Костроме 44-этажный, в Нижнем – 52, в Ярославле – 76, а во Владикавказе построят пятиэтажку?..

Предположить, что всё это веселье – плод трудов уважаемых остепенённых учёных мужей, – значит подвергнуть сомнению, если не их профессиональные навыки, то серьёзность отношения к делу. Впрочем, вполне возможно, что кураторы этого проекта исходили из того, что халтурка пройдёт незамеченной.

Если я вижу в тексте фразу «бренд – это один из наиболее творческих элементов, формирующих генотип развития места», то мне сразу становится ясно, что передо мной бред, а не бренд.

Что же хотят сказать авторы слоганов «Иваново – город русского конструктивизма» и «Иваново социально авангардный город», мне совсем непонятно. Почему русского, а не советского? А Екатеринбург/Свердловск с количеством памятников этого стиля в два раза большим, чем в Иванове, – это город какого конструктивизма? А словосочетание «социально авангардный город» – это вообще о чём?

В разделе о нематериальных ресурсах нет ни концепта, объединяющего всё многообразие города, ни системы, приводящей разнообразные элементы в порядок. Где уж я только ни писал, что многое из предлагаемого неоригинально, вторично или может работать только при условии грамотного синтеза разрозненных компонентов, которые (на всякий случай в 448-й раз повторюсь) БРЕНДАМИ НЕ ЯВЛЯЮТСЯ.

Неужели в городе, где около десятка вузов, я единственный независимый эксперт, способный дать оценку всего лишь шести страницам «Стратегии развития городского округа Иваново до 2020 года»? Где экономисты, социологи?

Отдавая себе отчёт в существовании внешних факторов, существовании патрон-клиентских отношений внутри местных элит и обслуживающих их интеллектуалов, я бы не стал забывать, что научность определяется приближённостью к истине. Исполнители же, возможно, исходя из интеллектуального уровня заказчиков, полагали, что и так «прокатит».


А Николай Голубев написал о последнем фестивале «Зеркало», который оставил у него очень странное впечатление. «О зрителях. Против гусарских жестов». Почему? Читайте и делайте свои выводы.
«Общество перестало интересоваться самим собой. Мы не всматриваемся в зеркала – то ли боимся их, то ли настолько тошно смотреть на себя. Речь об отражениях, которое даёт искусство: кинематограф, книги, живопись. Возможно, поэтому мы так мало смотрим и читаем современное – не хотим видеть отражение, не соглашаемся с ним.

Кино не может быть изобретательнее жизни, оно – просто отражение действительности. Потому красивый жест (уйти из кинозала) – в определенной степени лицемерие: из темноты синематографа вы выходите в ту самую реальность, от которой пытаетесь отвернуться

Конкурсная программа «Зеркала» (эстетические и стилистические поиски режиссеров) показала, как сильно отстает кинематограф от литературы и живописи, переживших зрительские «демарши» и схожие обвинения больше века назад.

На церемонии закрытия Павел Коньков озадачился вопросом: нужен ли кинофестиваль Ивановской области? И сам без раздумий ответил: конечно, нужен. Аргумент, если не ошибаюсь, был приведен только один: на нашей земле родился Тарковский. Этот довод, согласитесь, больше подходит для того, чтобы переименовать какую-нибудь улицу или открыть памятник. А для фестиваля (и вообще для кино) нужен зритель. И это главная проблема ивановского фестиваля.

На этот раз в залах не было ни студентов (у которых сессия), ни пенсионеров (у которых огороды), ни вузовской интеллигенции (которая в нашем регионе на удивление аморфна). Вообще незаполненные маленькие залы вызывали невеселые раздумья о «качественном составе» ивановской публики».


Уголовная романтика всегда немного бодрит и манит. Елена Шакуто в номере рассказала про заключённую, которую отправили умирать. Раймунда Бешеная: «Я сидела не зря».
«Воровка Раиса Кожевникова провела в тюрьме 40 лет. Первая её ходка была в колонии для несовершеннолетних в Иркутской области, вторая – на лесоповале в Красноярском крае. Потом сидела в Мариинске, Костроме, Куйбышеве. В апреле 2015 года Раймунда Бешеная (так ее прозвали на зоне) освободилась из женской колонии в Иванове, где отсидела шесть лет. Много приговоров женщина выслушала в своей жизни, но самый страшный ей пришлось услышать год назад от врача-онколога. Он звучал так: последняя стадия рака печени и левого легкого, начальная стадия рака правого легкого, метастазы в мозг, органическое расстройство личности в связи со смешанным заболеванием головного мозга. Из колонии Раису Леонидовну списали – с такими заболеваниями, по закону, отбывание срока прекращается: всё равно не жилец, а лишний труп в тюрьме не нужен».


Искусствовед Мария Миловзорова написала статью об ивановском художнике Евгении Куваеве «Вечный андерграунд».
«Модернизм для Куваева был личной «философией духа», неколебимой верой в то, что созерцание формы, освобожденной от любых намеков на нарратив, способно дать не только истинное эстетическое наслаждение, но и совершить переворот в мировоззрении зрителя, погрязшего в суетной «фигуративной» реальности.

Наверное, в 1990-е годы с наибольшей полнотой раскрылась оригинальность творческой манеры и уникальность художественных идей Евгения Куваева. Среди наиболее известных работ и памятные всем «огурцы», и не повторяющиеся в своих вариациях «рыбы», и «маски», к которым примыкают «портреты», и, конечно, ангелы.

«Удивительное чувство цвета» Куваева, о котором не раз говорили, – конечно, немаловажное качество его картин, позволяющее любоваться ими, даже не задумываясь о смысле изображения. Но дело не только в цвете, и вообще не только в свойствах формы, а в том единственном соединении формы и смысла.

Работы последних лет (их более пятидесяти) – это своеобразные партитуры. Для того чтобы их прочитать, нужно сосредоточиться, но результат потрясает – из хаотичного, на первый взгляд, смешения цветных линий и пятен (усовершенствованный Куваевым dripping Поллока), без всякого фигуративного насилия, складываются образы, мысли и сюжет».


А ещё в этом номере философ Андрей Тихонов продолжает ловить синюю птицу. И делает это в материале «Информационное поле». Мысли Андрея Ильича, как всегда» интересны и небесспорны:
«Главная проблема современной науки состоит именно в том, что она не признает факта объективного существования фантазий. Несмотря на то что каждый человек знает о существовании фантазий, они не являются предметом науки, как будто их не существует вовсе. В то же время любой, кто пытался исследовать свои фантазии, особенно тот, кто знаком с феноменом осознанных сновидений, скажет, что, как и объекты физической реальности, фантазии подчинены определенным законам, ограничивающим их свободу.

По сути дела, в каждом акте моего поведения находит воплощение весь комплекс идей, которые населяют мой внутренний мир. Не только лицо является зеркалом человеческой души, но целиком и полностью всё мое тело и даже следы, которые я оставляю в этом мире, несут информацию о моей душе. Считывая эту информацию, окружающие меня люди становятся обладателями тех идей, которые я «излучаю». В этом смысле мой внутренний мир абсолютно открыт, и невозможно ничего утаить от людей.

Мы настолько привыкли к чётко выраженным словесным конструкциям, что практически перестали воспринимать несловесную (невербальную) информацию. Точнее мы до сих пор превосходно воспринимаем её, но, как правило, неосознанно. То есть невербальная информация, минуя осознанность, сразу же уходит в область подсознания. При этом она теряет четкость и однозначность. Добраться до неё можно только при помощи чувственности.

Посредством знаковых конструкций люди обмениваются идеями, после чего каждый человек становится обладателем относительно полной копии всего комплекса идей данной социальной группы. Более того, так как люди разных социальных групп общаются друг с другом, то рано или поздно информация о любом событии в жизни всего человечества в том или ином, чаще всего в неосознанном виде обязательно доходит до всех людей планеты.

Ёмкость человеческой памяти поистине безгранична. По сути дела, человек не умеет забывать – мы помним исключительно всё (известные проблемы слабости нашей памяти вызываются вовсе не нашей способностью что-то забывать, а трудоемкостью вытаскивания конкретных воспоминаний на уровень осознанности). Поэтому мы непрерывно «излучаем» в окружающий нас мир практически весь свой жизненный опыт.

Теория информационного поля пока ещё окончательно не оформилась. Слишком болезненной для науки оказывается тема формализации (моделирования) души. Слишком непривычной с научной точки зрения является попытка математического описания таких объектов, как фантазия, образ, идея. Слишком близко мы подходим к тем вещам, которые долгое время критиковались наукой, будучи отнесёнными в разряд дремучей мистики».

Вернуться к списку новостей