Наверх

Вышел свежий, июньский номер журнала «1000 экз.». Читайте в номере

07.06.2010
С понедельника в рассылке свежий, июньский номер журнала «1000 экз.». А также в продаже в магазине «Пресс-маркет» на пр. Ленина, 6.

Номер открывает статья «Пожар, которого «не было», или Огонь, вода и медные трубы» . Почему, когда в начале мая горели леса в Южском районе, власти Ивановской области твердили, что «в Багдаде все спокойно»? Кто останется виноватым в причиненном ущербе (кроме формального виновника – председателя областного комитета по лесному хозяйству Людмилы Королевой)? Вопросов, как всегда больше, чем ответов. По нашей информации, данная проблема будет обсуждаться на заседании регионального правительства 8 июня. Только вот в том ли ключе, в котором хотелось бы?
Цитата:
«Начиная с 13 мая, на Лесном форуме Гринпис России разгорелось обсуждение возможных причин пожара и вопроса о том, кто должен нести основную ответственность за произошедшее. Было высказано несколько основных версий возникновения пожара:
- умышленный поджог в отместку за непредоставление лесного участка в аренду, или для создания формального повода для назначения санитарных рубок;
- поджог по неосторожности, в результате оставления непотушенного костра, окурка, спички или какого-либо еще несоблюдения требований пожарной безопасности в лесах;
- переход в лес пала сухой травы.
Следует особо отметить, что согласно приказу Федерального агентства лесного хозяйства № 31 от 29 января 2010 года на территории Ивановской области предписывалось провести контролируемые выжигания сухой травы на площади в 300 гектаров. Где именно были проведены эти выжигания, неизвестно, но нельзя исключить вероятность того, что именно они послужили причиной крупного пожара в Южском районе. Несмотря на то, что эти выжигания формально являются "контролируемыми", в условиях сухой и ветреной погоды удержать пал под контролем практически невозможно».


Милицейскую тематику продолжает интервью заместителя начальника криминальной милиции УВД по Ивановской области Александра Бережного.
Несколько цитат:
«Я сталкивался с разным отношением к себе, в том числе и негативным, но более снисходительного – никогда не чувствовал. Напротив, я убежден, что сотрудники правоохранительных органов всегда находятся в определенном тонусе, потому что знают: если сделают что-то не так, к ним отнесутся строже, чем к обычному гражданину, нарушившему Закон. Я бы даже сказал, что у нас, в отличие от остальных в какой-то степени, существует презумпция виновности».

«Мало на каждом углу кричать, что власть прогнила и насквозь коррумпирована: чтобы бороться со взяточничеством, нужна конкретика и личное участие. А к нам в лучшем случае приходят, когда со взяточниками уже расплатились, а те им уже все, что надо было, сделали или обманули. Может, от нас ждут каких-то самостоятельных действий потому, что милиция почему-то воспринимается как лицо заинтересованное. Но это не так – мы должны действовать в интересах того, кого вынуждают давать взятки. Только что-то они к нам не торопятся».

На «ментовскую» тему Григорий Ревзин написал отличную колонку для журнала GQ. С разрешения редакции мы ее перепечатали:
«В 1990-е бандиты съели КПСС. Съели в смысле управления простой жизнью – как работают заводы, магазины, откуда берутся деньги, на что идет излишек, чем стоит заниматься, чем нет, – это больше решалось не на партсобраниях, а бандитами.
Ну вот, а в 2000-е годы бандитов съели менты. Они не очень сильно отличались от бандитов, тоже убивали, пытали, грабили, и каждый конкретный человек, попавший к ним на правеж, не ощущал большой разницы между ними и бандитами, но в среднестатистическом смысле менты делали это несколько помягче, чем бандиты, и обладали более высокой формой социальной организации. И уже менты определяли то, что раньше решали бандиты, управление простой жизнью стало ментовским. Ну отчасти и фээсбэшным, и то это только в столицах да с общечеловеческой точки зрения фээсбэшники и менты не отличаются. Историческая роль Владимира Путина с его тронным призывом «мочить в сортире» была в том, чтобы стать ментовским царем, на смену «лихим девяностым» пришли «ментовские двухтысячные».
А вот теперь у нас страшно интересный вопрос – кто съест ментов? То, что они уже науправлялись, что это как-то неудобно, что им пора уходить – это ясно, но вот вопрос – кто их съест, остается затуманенным».


Продолжение темы – про милицию, гражданское общество и наши реалии – в статье Алексея Машкевича «Жаль, что мы не в Яндексе» .
Цитата:
«Знаете, что меня больше всего поразило, что у меня в голове в сухом остатке после всех интервью и просто разговоров с правоохранителями осталось? А то, что в один голос все они говорили: придите к нам, скажите, напишите хоть анонимно, кто вас обижает, кто денег вымогает, кто угрожает, а то без сигнала мы не можем, потому что закон соблюдаем. И вот не могу я до сих пор понять логику эту властно-правоохранительную: с «Иваново-Прессом» они могут по собственной инициативе, без заявлений, а с вороватым чиновником - не могут. Яблоковой бабло под запись предлагать и Сметанину под пиво еврики отсчитывать – это оперативная разработка, тут они и предпринимателями прикинутся, и на заведомый подлог пойдут.… А в присутственном месте что, другой закон? Там, где чиновники - только по заяве? Не понимаю.
А ведь еще совсем недавно, десяти лет не прошло, ивановская прокуратура на материалы СМИ реагировала, источниками интересовалась, факты проверяла, дела возбуждала (не против журналистов). И это правильно. Врет СМИ – пусть накажут журналиста (издание), нет – пусть разберутся с «героями» статей. Сами. Без заявлений и анонимок. Возбудитесь. Так вроде это на жаргоне правоохранительном звучит?»

Свое мнение насчет гражданского общества высказывает и депутат Ивановской областной думы, пока еще председатель комитета по взаимодействию с институтами гражданского общества Наталья Ковалева:
«Недавно прочитала определение гражданского общества и полностью с ним согласна: «Зрелое гражданское общество – это общество, сумевшее подчинить себе государство и поставить на службу своим интересам государственные органы всех ветвей и всех уровней власти в стране». Сказано четко и емко».

Также читайте эксклюзивное интервью нового ивановского сенатора Юрия Яблокова и мнение депутата-коммуниста Анатолия Гордиенко , голосовавшего против его назначения.

Юрий Яблоков:
«Уникальность моей ситуации состоит в том, что интересы корпорации «Нордтекс» никоим образом не противоречат государственным. Корпорация заинтересована в том, чтобы ее свободные производственные площади использовались и приносили доход. А Ивановская область заинтересована в появлении новых производств. Я даже думаю, что польза от появления новых производств в Родниковском районе для Ивановской области на порядок больше, чем для «Нордтекса». Мы сдадим площади в аренду в любом случае, а для региона это возможность привлечь новых инвесторов».
«Мой срок ограничен только мнением губернатора. Но он меня не очень беспокоит: на данный момент мне интересно то, чем я занимаюсь. Вы, может, не поверите, но я абсолютно не амбициозный человек и назначение сенатором рассматриваю как некий ресурс, как инструмент, с помощью которого можно решать конкретные задачи на более высоком уровне. Я бы все равно этим занимался, но «снизу», должность сенатора позволяет действовать эффективнее».

Анатолий Гордиенко:
«Первое – губернатор мог бы предположить, что не все депутаты Ивановской областной думы знают Юрия Яблокова, и дать подробную информацию о нем, провести соответствующую работу во фракциях и в комитетах. Этого сделано не было. Второй момент – в областной думе уже становится дурным тоном, когда проекты законов и постановлений вносятся непосредственно перед началом пленарного заседания. Их даже прочитать не успеваешь».

Интервью иеромонаха Макария трудно назвать чисто церковным взглядом на жизнь. Судите сами:
«Чувство ущербности должен ощущать каждый, вплоть до Патриарха. Это значит осознавать собственное несовершенство и иметь мотив к совершенствованию. А вот те, кто пытается найти оправдание своей нецерковности, им бы надо задуматься о том, как они живут».

«Прожив 15 лет в США и побывав в разных странах, я не нахожу в действиях нынешней российской власти не только ничего напоминающего советские неприятности, но и чего-то, что могло вызвать хоть какое-то неодобрение».

«Гражданское общество – хороший термин. Мы правильно делаем, что его употребляем, но такого объединения у нас еще не сложилось, потому что самого общества еще нет. 20 лет как мы освободились из пучины очень тяжелых и печальных обстоятельств. Упускается из виду и другой факт. Да, 1917 год был ужасной катастрофой, через 70 лет мы вздохнули свободно. Но опереться-то нам не на что! Это касается и Церкви, и государства. Мы не можем вернуться к тому, что было до революции: монархия ликвидирована. Кроме нее есть что восстанавливать, но лежит это далеко не на поверхности. Святую Русь надо вынести на поверхность – социальную, экономическую, политическую».

В продолжение Разговора о Боге с позиций естествознания (его ведет Андрей Тихонов) - Часть 5. Душа.
Несколько цитат:
«Один из наиболее авторитетных в России специалистов в области нейрофизиологии Наталья Бехтерева, считала, что наше Я хранится в биополе, а мозг является лишь средством управления телом. И в качестве доводов она приводила многочисленные примеры обширных поражений коры головного мозга, которые не сопровождались потерей способности человека мыслить и осознавать себя. И она далеко не одинока. Так, нобелевский лауреат по медицине профессор Джон Экклз считал, что мозг человека лишь воспринимает мысли откуда-то извне, а вовсе не формирует их, как, например, телевизор является лишь передатчиком телепрограмм, а вовсе не их создателем».

«Как всякое живое существо, планета имеет, по-видимому, свое Я, сверхсознание. Она вмешивается в жизнь населяющих ее подсистем, регулирует и направляет их особым образом. Люди умеют, в принципе, слышать голос Земли, но перестали ему доверять, так как не могут найти ему логического объяснения. Он прорывается в наше сознание в виде голоса совести, но еще больше он присутствует во многих наших неосознанных интуитивных порывах. Именно в регулирующем воздействии планеты на нашу жизнь состоит природа морали и нравственности, хотя есть в этих нормах и доля произвольных соглашений, заключенных между собой людьми для оптимизации совместного существования».

И – «юридический десерт»: Сергей Сорокин рассказывает о том, как изменилось законодательство о банкротстве в части оспаривания сделок должника:
«Оспариваться могут не только договоры, заключенные должником (аренда, купля-продажа, заем и др.). Можно также оспорить действия, направленные на исполнение обязательств и обязанностей, возникающих в соответствии с гражданским, трудовым, семейным законодательством, законодательством о налогах и сборах, таможенным законодательством. Также могут оспариваться действия, совершенные во исполнение судебных актов или правовых актов иных органов государственной власти. Фактически, оспариваться могут любые действия должника и третьих лиц, совершенные за счет имущества должника».

«Во-первых, надо внимательнее относиться к сделкам с зависимыми лицами. Следует всегда помнить, что круг зависимых лиц очень широк и предполагается, что наличие зависимости свидетельствует о заинтересованности в сделке и о наличии информации о реальном состоянии контрагента и его целей.
Во-вторых, проверять по официальным источникам – не подано ли заявление о несостоятельности (банкротстве) контрагента? Нет ли значительного количества исков к нему? Повышение активности кредиторов часто свидетельствует о невозможности рассчитаться по долгам, невозможности мирно договориться и является предвестником заявления о банкротстве.
В-третьих, избегать нерыночных условий сделок, если они предлагаются контрагентом. Иначе, то, что показалось выгодным, станет доказательством причинения убытков другим кредиторам и повлечет за собой оспаривание сделки».
Войти на сайт или авторизоваться через соц сети


Вернуться к списку новостей