Наверх

С 4 мая – в рассылке свежий номер журнала «1000 экз.». Читайте в номере

30.04.2010
В связи с Первомаем свежий номер журнала «1000 экз.» выйдет в рассылку во вторник. Напоминаем, что теперь его можно не только получить в конверте (если вы в списке), но и приобрести в магазине «Пресс-маркет» на пр. Ленина, 6.

Тему номера главный редактор журнала Алексей Машкевич обозначил в статье «Про ментов и журналюг» :
«Затевая номер «про силовиков», я сразу давал себе отчет, что на все вопросы не ответишь. Их, вопросы, все, что надо бы, даже не задашь. Главный из незаданных – почему мы все так не любим друг друга? Я сейчас не про то, почему менты журналюг терпеть не могут, это мне более-менее понятно. Мы ж все друг друга не любим: торгаш, шоферюга, журналюга, вояка, ментяра… А это – замкнутый круг и весьма разрушительная эмоция…
Никто ведь, я думаю, не сомневается в важности работы милиции и ее необходимости. Так же, как и в том, что честная журналистика – это один из столпов истинно гражданского общества. Лично я одинаково плохо отношусь как к сонму фирсовых и блекловых, вымогающих взятки у бизнеса, так и ко всем сметаниным, под пиво рассовывающим по карманам деньги за публикацию заведомого бреда».

«Симптоматично (но не удивительно), что разговор этот не хочет поддерживать бизнес. Сами знаете, почему. Знаете ведь. Вот потому-то у нас все так и есть, как есть. Не менты с журналюгами виноваты, а все мы. Мы все думаем, что нам есть что терять (не считая потерю совести при этом чем-то страшным), и все чего-то боимся (в первую очередь – назвать вещи своими именами). А может, попробовать?»

Поводом для серьезного разговора стала в том числе объявленная реформа МВД. Свои мнения по этому поводу, про милицию и все, что касается взаимоотношений силовиков с властью, СМИ и обществом высказали замгубернатора Игорь Гладков , заместитель начальника УВД по Ивановской области Александр Римский , руководитель управления ГИБДД Александр Брусочкин , а также экс-губернатор Владислав Тихомиров , бизнесмен Андрей Серов и журналист Владимир Рахманьков . Естественно, особое внимание было уделено актуальнейшей проблеме – борьбе с коррупцией.

Игорь Гладков:
«Мало задержать, даже с поличным – надо суметь доказать. С этим у нас большие проблемы. Прошли те времена, когда к чиновникам приходят с портфелем денег, сейчас выстроены более сложные системы получения взяток и так называемых откатов. Соответственно, правоохранительным органам нужно учиться в этих непростых условиях тщательнее относиться к получению и закреплению доказательств».

Александр Римский:
«К примеру, сегодня обществу активно насаждается, что «все менты - козлы» (да простят меня за это непарламентское выражение, не я его придумал). СМИ очень любят эту тему, и альтернативная точка зрения о том, что «менты далеко не козлы», или «далеко не все менты - козлы» - никак не представлена. А ведь в милиции есть и настоящие герои, и реальные трудяги. Где же объективная картина? В СМИ ее не протолкнуть, сейчас на это нет спроса, это не модно. Создается информационный вакуум, который по закону природы заполняется дерьмом».
«Все только делают вид, что заинтересованы в борьбе с коррупцией. Власти не исключение. На разных уровнях собираются совещания, советы, комиссии. На один день иногда назначается несколько подобных мероприятий. Но это все словоблудие, а есть реальность. Со времени вступления в законную силу закона о коррупции прошло два года. Чиновник по закону обязан сообщать обо всех, ставших ему известными фактах коррупции, как в отношении себя, так и своих коллег. И что? Ни одного факта. Мы, может, боремся с коррупцией плохо, может, в отношении не тех, но мы хоть что-то делаем. Все 269 коррупционных дел были возбуждены по нашей личной информации, которую мы собираем буквально по крупицам. И вы хотите сказать, что общество беспокоит проблема коррупции?!.»
«Давление оказывается с каждым серьезным делом. Не только по коррупционным, и не только властью. Не давят, только если ничего не делаешь. Чем выше ранг жулика и серьезнее ущерб, тем больше давление. Однако справедливости ради стоит заметить, что в последнее время на нас по коррупционным делам особо не прессуют, но, учитывая ход и результаты их расследования и рассмотрения в судах, могу предположить, что давление оказывается на другие структуры».

Александр Брусочкин:
«Российские Правила дорожного движения отвечают мировой конвенции, которая была заключена между государствами. Раз закон написан, мы все должны его исполнять. В последнее же время водители не только нарушают его, зачастую создавая аварийные ситуации, чреватые человеческими жертвами, но и активно жалуются на действия сотрудников ГИБДД, даже если сами не правы. Почему почти каждый задержанный за управление автомобилем в нетрезвом виде, идет в суд и говорит, что инспектор не прав?»
«Мы всегда находили понимание и с законодательной, и с исполнительной властью. Все наши программы, как правило, и принимаются, и финансируются. Межличностные отношения – вопрос другой, дело не должно страдать ни в коем случае…»

Владислав Тихомиров:
«Это странная реформа: преступность увеличивается, а количество сотрудников милиции почему-то сокращается. Насколько я знаю, будет уменьшаться численность всех подразделений, в том числе тех, которые борются с коррупцией. А как же тогда указание Президента РФ Дмитрия Медведева, которое было озвучено в послании – о том, что надо усилить борьбу с коррупцией? Оно так и останется невыполненным?
Я старый партийный и советский чиновник, пережил не одно подобное сокращение. Помнится, мы между собой шутили: сократили – словно стукнули палкой по березе. Галки сначала поднялись, а потом уселись на место. Мое сугубо эмоциональное и личное мнение: в данный период сокращать численность органов внутренних дел не следует, ужиматься надо в другом».

«Коррупция начинается не в Иванове, а в Москве. Я бы мог много рассказать на эту тему. В советское время мы, кроме конфет «птичье молоко» и Палехских книжек и брошек в столицу ничего не возили, а вот к концу моего губернаторского срока уже в открытую требовали только денег, причем исключительно «зеленью». Не так давно Путин на встрече с банкирами перед телекамерами озвучил, что из тех огромных сумм, которые были выделены российским банкам для поддержки экономики, до предприятий не дошло ни рубля. Вдумайтесь: премьер-министр, у которого власти больше, чем у царя, возмущается тем, что его «кинули»! Как так можно управлять государством? А нам шепотом говорили, сколько надо заплатить, чтобы банк был включен в список тех, кто может рассчитывать на государственную помощь. Так что система должна меняться сверху».

Андрей Серов:
«С тех пор, как я был с этой системой, как говорится, «в тесном контакте», прошло уже 9 лет. Казалось, они тогда откровенно беспредельничали. Смотрю сегодня и вижу, что это были еще цветочки. Сейчас надо ходить и бояться, чтобы тебя не схватили за руку на углу и не посадили за решетку по абсолютно надуманному поводу, действуя по принципу сталинских времен «был бы человек, а статья найдется».

Владимир Рахманьков:
«Современная российская милиция еще держится на трех мифах. Как и киты, на которых держалась Земля до Иоганна Кеплера, эти мифы не имеют под собой никакой почвы, — сплошная пучина невежества и самомнения.
Миф 1. Все ругают милицию, а случись чего — все равно бегут в милицию.
Миф 2. В милиции служат порядочные люди, а те негодяи, которые там иногда встречаются, — исключение из правила. И они мгновенно вычищаются из рядов поганой метлой.
Миф 3. После необходимых и достаточных реформ российская милиция очень скоро станет почти идеальной».

Не секрет, что любой протест сегодня власть пытается свести к проявлениям экстремизма и делает это не без помощи силовых органов. Этот аспект проблемы рассматривает лидер движения «Авангард красной молодежи» (АКМ) Сергей Удальцов . Цитаты:
«Закон «О противодействии экстремистской деятельности» изначально был написан так, чтобы под понятие «экстремизм» можно было подвести действия любого гражданина с активной гражданской позицией – политического оппонента, социального активиста, просто неравнодушного человека. Поэтому вопрос надо ставить коренным образом – о пересмотре закона и четкой конкретизации понятия «экстремизм». Сейчас этот закон – карательный инструмент в руках действующей власти, и федеральной, и региональной».
«Силовые структуры – сегодня основная опора действующей власти как на федеральном уровне, так и в регионах. Опереться ей больше не на кого. Поэтому правоохранительные органы занимаются не только своими прямыми обязанностями – борьбой с преступностью, с криминалом, а втягиваются в борьбу с инакомыслящими. Тем более что это практика не сегодняшнего дня: мы знаем немало подобных примеров из истории нашей страны и других стран. Решать вопросы цивилизованно, в режиме диалога власти или не хотят, или не умеют».

Еще одна тема номера приурочена к празднику Великой Победы. Мы не престаем открывать все новые страницы и извлекать уроки из этой войны. Об этом рассуждает Максим Тверской после прочтения «Истории Второй мировой войны» премьер-министра Великобритании сэра Уинстона Черчилля.
Несколько цитат:
«Я понял, что знал только советскую каноническую версию истории войны, очередной по счету «краткий курс». Осознал, что это была действительно Мировая война, и мы воевали на одном из ее театров. Да, на сухопутном европейском театре военных действий советские войска действительно играли решающую роль. С этим не спорит даже такой ярый антисоветчик, как Черчилль (о том, каким боком повернулся сам Черчилль, – разговор особый). Тому, что это была мировая война демократий против тоталитаризма, нас не учили. Тем более нас не учили тому, что по стечению огромного количества обстоятельств коммунистический режим совершенно нелогично оказался на стороне Объединенных Наций всего мира и совершенно логично победил вместе с ними. <…>.
Тоталитарный режим накормил нас своей версией всего, что происходило, и к Великой Отечественной войне это относится тоже. Сегодня я задаю себе вопрос: почему ничего не меняется, почему мы до сих пор не знаем, как все было на самом деле?»

«Знаете, когда я испытал еще одно сильное информационное потрясение от чтения мемуаров? Из «краткого курса» всем известно, что СССР объявил войну Японии и как-то быстро там ее разгромил. Оказывается, война закончилась уже через неделю после нашего вступления в войну, и совсем не из-за того, что мы вступили в нее, а после того – когда американцы сбросили свои атомные бомбы. <…> Трумэн, приняв решение об атомных бомбардировках Хиросимы и Нагасаки, спас сотни тысяч жизней советских солдат. У меня есть основания не верить «краткому курсу», но нет оснований не верить Черчиллю».

«Меня могут спросить: и что теперь делать тем ветеранам, которые воевали «за Родину, за Сталина»? Мой ответ многих удивит: «Уже ничего». «Правда Черчилля» с их правдой не пересекается. У них была своя война, и они ее выиграли, героически выполнив свой долг...
Они выиграли войну, но проиграли битву за мирную жизнь. Ветераны в Европе и Америке живут на двадцать лет дольше наших, и никому там даже в голову не приходит в известный месяц каждый год под фанфары вручать им – то машины «ВАЗ» или «Ока», то квартиры похожего типа. Просто потому, что у них все это давным-давно есть. Просто потому, что демократия эффективнее тоталитаризма, а капитализм эффективнее коммунизма.
Это и есть главный урок войны и мира, который стоит усвоить нашему поколению».


В продолжение Разговора о Боге с позиций естествознания (его ведет Андрей Тихонов) - Часть 4. Разум.

Несколько цитат:
«Во Вселенной реализуются лишь оптимальные состояния и процессы (под оптимальным или равновесным понимается такое состояние системы, которое практически не изменяется или изменяется минимально возможным образом при различных вариациях внутренней структуры). Народная мудрость оформила данный принцип в пословицу: что ни делается – все к лучшему. Из принципа оптимальности могут быть выведены практически все законы, по которым строится мир. В частности, из вариационных принципов следуют законы сохранения энергии, импульса и момента импульса, известные нам со школы».
«Иерархия жизни подчинена правилу: каждое существо, являясь элементом каких-то социумов, само является социумом, построенным из более примитивных существ. Так человек – это социум одноклеточных существ и, одновременно, часть человечества. Каждое одноклеточное существо – этот социум, состоящий из живых молекул. Социум существует устойчиво лишь при наличии информационных связей между его элементами. Так, клетки моего организма находятся в постоянном общении, по сравнению с которым человеческая речь выглядит лишь бледным упрощением. Информационная структура социума обладает целостностью и определенной самостоятельностью. Именно эта целостность реализует в своем поведении принцип оптимальности, проявляя себя в форме личностного фактора биосистемы. В человеке этот фактор рождает феномен «Я».





Войти на сайт или авторизоваться через соц сети


Вернуться к списку новостей